Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







СТРАТЕГИИ АДАПТАЦИИ К РЕАЛИЯМ ХХ ВЕКА





В данной работе предполагается рассмотреть появление кинематографа в губернской столице Пермь и то влияние, которое он оказал на жизнь горожан. Первое кино жители Перми увидели в конце ХIХ века. Благодаря строящемуся Великому Сибирскому железнодорожному тракту, в городах Урала и Сибири синематограф появился в тот же год, что и в европейских столицах. Осенью 1896 г. на страницах губернской печати были напечатаны первые афиши, предлагавшие посетить киносеансы в частном доме предпринимателя С. Ковальского.

Гастроли передвижных синематографов, столичных цирков и театральных трупп с новомодным репертуаром оказались ожидаемыми событиями в культуре Перми, заполнив собой необходимую нишу в системе его развлечений и повседневной жизни. Они нашли заинтересованного зрителя среди обывателей среднего достатка и «класса» мастеровых, которых было особенно много в заводской столице. На цирковых аренах проводились чемпионаты по атлетике и борьбе, которые вызывали страстный интерес горожан, особенно если в состязаниях принимали участие местные силачи–любители, например, грузчики с пароходов и пр. Цирки привлекали дамскую публику и не только рекламными трюками «дамы бесплатно», но и демонстрацией модных танцев, романтических пантомим, конными номерами с участием элегантных наездниц. В театрах, садах и на эстрадных площадках устраивались дивертисменты, выступали гастролирующие артисты.

Кино в провинциальной Перми показывали в передвижных цирках, деревянных балаганчиках, музеях–паноптикумах. Избранная публика могла видеть синематограф в Городском театре, в Благородном и Общественном собраниях. На Рождество и Пасху там демонстрировали «Настоящего Люмьера».



Первый специальный электро–театр был построен в Перми в 1907 г. и назвался «Одеон». Возможно, это название выбрали по аналогии с американскими никель–одеонами, за просмотр в которых необходимо было платить мелкую монетку – никель. С этих пор электро–театры в Перми начали расти как грибы, называясь – «Аполло», «Иллюзион», «Аквариум». Так называлось большинство кинематографов в столицах и по всей провинциальной России.

Появление новых видов отдыха и развлечений спровоцировало радикальные перемены в структуре городского культурного пространства. Для новых зрелищ создавались специальные площадки. Открывались летние сады и фотографические ателье, строились деревянные цирки. Многие Торговые Дома обустраивали для своих магазинов здания в стиле ар нуво и использовали современные строительные конструкции. Первые респектабельные электро–театры в Перми, например, «Триумф», открывшийся в 1910 г., строились с использованием железобетонных конструкций и оформлялись в стиле модерн. Некоторые получили название «Модерн»; города украшалось витринами и афишами с характерными для этого стиля виньетками.

Между тем нужно заметить, что большинство провинциальных электро–театров, как прежде балаганных аттракционов, оборудовалось в деревянных, неблагоустроенных помещениях, со скамейками в залах, при отсутствии норм пожарной и гигиенической безопасности.

Исследование повседневности этих кинематографов позволит выявить различные условия жизни горожанина и в то же время интеграционные процессы, происходившие тогда. Как лакмусовая бумажка, новые театры проявят значимые социальные перемены и просто факты городской жизни. В проекции иллюзионов, как некогда на мигающем экране, вспыхивают картины живой действительности (с улицами, пешеходами, магазинами, извозчиками, пр.). Тем более, что хронику снимали в провинциальной Перми, также как делали местные сюжеты в других городах и местностях.

В электро–театрах шли те же фильмы, что в Париже и Мехико. И это были не только примитивные комические и пикантные сюжеты, Мордашкины и Глупышкины. Без преувеличения самым любимым зрелищем горожан начала века являлись видовые картины. Снятые в больших городах и самых экзотических уголках планеты, они были интересны детям и взрослым, мужчинам и женщинам, они знакомили городского обывателя со стремительно меняющимся окружающим миром. «Грандиозная охота на бегемотов в Верхнем Ниле», «Гонка пирог в Индо–Китае», «По железной дороге на ледяные горы». Картины расширяли кругозор, были настоящим «окном» в мир для людей начала века.

Со временем появились научные картины и актуальная хроника. Медицина, астрономия, развитие науки в целом особенно интересовали публику в те годы, но самым пристальным вниманием 1910–х пользовалась авиация или воздухоплавание, как тогда говорили. «Авиационная неделя в Петербурге, в присутствии Государя Императора» и «Московские бега 31 января 1910 года, победа знаменитого «Крепыша» чередовались на экранах с демонстрацией европейских мод.

Бурное развитие массовой культуры стало одним из явлений нового века, и открывающиеся синематографы, цирки, летние сады, кафе–шантаны превращались в средоточия городской жизни. Кинематограф в самых своих различных жанрах доносил до обывателей реалии нового столетия – от знакомства с событиями военной хроники до увлечения спортом, от новинок науки и техники до современных дамских мод, выступая, таким образом, одним из факторов формирования жизненного мира человека своего времени. Новые увлечения горожан, с одной стороны, адаптировали публику к происходящим переменам, а с другой стороны, по законам распространения массовой культуры, выполняли компенсаторные функции.

А.В. Кривоконь

Краснодар, Краснодарский ГУ культуры и искусств

ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ РОССИЙСКОЙ ГОРОЖАНКИ

РУБЕЖА XIX – XX вв.

Антропологический поворот в исторической науке, произошедший в середине XX в., актуализировал такое направление, как история повседневности, в рамках которой стала активно развиваться история потребления. В докладе делается попытка рассмотреть современное состояние и перспективы изучения потребительских практик российской горожанки на рубеже XIX – XX вв.

Изучение потребительских практик населения в отечественной историографии обычно ограничивается продовольственными товарами. На исследовании потребления промышленных товаров российскими горожанами сфокусирован ряд работ зарубежных ученых, например, статьи К. Руан[172] и С. Смита в соавторстве с К. Келли[173]. Профессор факультета истории американского университета К. Руан, специализирующаяся на истории моды в дореволюционной России, считает, что исследование проблемы российского консюмеризма долго игнорировалось западной и советской наукой. Одна из существенных сторон повседневной жизни – покупка и продажа товаров, – прошла для исследователей незамеченной. Она анализирует культурные значения, приписываемые покупке одежды, и полагает, что накануне Первой мировой войны российская культура потребления была определена тремя логически построенными противоположностями: мужчина / женщина, западный / российский и городской / сельский.

Интересны выводы К. Руан о гендерных различиях в отношении к покупке одежды. Для российских мужчин выбор одежды был прост. Большинство военных и государственных служащих носили униформу. Мужчины не на правительственной службе носили костюм, нуждались в верхней и праздничной одежде для театра и других подобных случаев. Женщины же меняли наряды несколько раз в течение дня, имея разный гардероб на каждый сезон.

Для российских модниц посещение магазина одежды было связано не только с собственно актом покупки, но и с возможностью посплетничать и похвастаться своим нарядом. Поскольку все большее число женщин принимало участие в этом «ритуале», то последний стал определяться как «женское» занятие.

Связывая появление потребительского общества в России с отменой крепостного права, историки считают местом зарождения консюмеризма города, в которые хлынула волна мигрантов из деревни. В работе дана характеристика переселенцев и их занятости в городе, описан средний тип переселенца–мужчины (21—22 года, женат, немного более образован, чем его деревенские товарищи) и переселенки–женщины (одинока, безграмотна). Мотивом миграции названа возможность поднять свой жизненный уровень и возвести потребительские модели на одну ступень с потребительскими моделями городского населения[174].

Причину роста городов С. Смит и К. Келли видят в развитии коммерции, а не крупномасштабной промышленности. Наряду с традиционной розничной уличной торговлей в конце XIX в. появляются магазины нового типа (в том числе универмаги), которые формировали идентичность растущего городского населения, его стиль и вкус. Буржуазия училась одеваться, обставлять свои дома, тратить свободное время. Представители низших слоев общества могли учиться повседневной моде, критериям вкуса, стандартам «респектабельности» и «комфорта» только в том случае, если сами работали в этих магазинах[175].

Одежда, по мнению авторов, являлась коммуникативным устройством, через которое действовала и изменялась социальная идентичность. Влияние города освободило одежду от власти традиций и обычаев деревни и подчинило ее силам рынка. Мигранты из провинции также попадали под влияние моды. Вкус женщин–рабочих находился под влиянием фасонов, выставленных в витринах универмагов и изображенных на страницах женских журналов. Те из них, кто был одинок, тратили больше денег на одежду, чем одинокие мужчины. Но и мужчины–рабочие не были равнодушны к своему внешнему виду. Несмотря на крайне ограниченную покупательскую способность среднего рабочего, мужчины старались при появлении на публике выглядеть нарядно, что было необходимо для утверждения чувства собственного достоинства и завоевания уважения[176].

Серьезной проблемой является ограниченность источниковой базы. Женские эгодокументы сохранились слабо. В художественных и публицистических произведениях актуализировалась в основном казачья тематика. Основными источниками служат периодическая печать и справочные издания. Для Кубанской области главным справочным изданием является «Кубанский календарь», который выходил ежегодно с 1898 по 1916 г. На его страницах можно найти не только списки магазинов с указанием адреса и имени владельца, но и рекламные объявления, большинство из которых посвящено именно магазинам одежды, обуви и аксессуаров. Все эти объявления относятся к местным магазинам. Главная же региональная газета «Кубанские областные ведомости» в основном содержала рекламу парфюмерно–косметической продукции, которую нужно было заказывать из Москвы или Санкт–Петербурга. Для ознакомления с товаром столичные фирмы рассылали бесплатные прейскуранты. Журналы мод также выписывалась из Санкт–Петербурга. Провинциальные модно–галантерейные, мануфактурные магазины выкладывали на прилавки в основном привозные товары, ассортимент которых был существенно меньше, чем в столицах. Рекламные объявления также могут рассказать о цене товаров, ассортименте, специализации магазинов (мужской/женский) и т.д.

О.А. Николаенко

Харьков, Харьковский национальный автомобильнодорожный университет

ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ ПОЛЬСКИХ ЖЕНЩИН В КОНЦЕ ХІХ – НАЧАЛЕ ХХ В.:

ГРАНИЦЫ И ПОГРАНИЧЬЯ

Частная жизнь – понятие многогранное, включающее в себя как эмоциональные отношения и внутренний мир личности, так и его внешние проявления в пространстве, закрытом от посторонних глаз – в семье, доме[177]. Приватная сфера, по верному замечанию Н.Л. Пушкаревой, – место перетекания внутренних интенций индивида и внешних факторов, влияющих на него установок, правил, социальных институтов и др. В центре внимания данной статьи – вопросы определения понятия частной жизни в среде поляков, проживавших в украинских губерниях Российской империи в конце ХІХ – начале ХХ в.

Польская общность занимает значительное место в истории Украины. Поляки, крупнейшая этническая группа в Правобережной Украине, до середины ХІХ ст. были привилегированным сообществом. После поражения восстания 1863—1864 гг. царизм различными способами стремился подавить влияние польских землевладельцев и дворян – административными преследованиями, экономическими притеснениями, ограничениями в сфере культуры и образования.

Важнейшим последствием такой политики стало сосредоточение общественной жизни поляков на внутренних вопросах имения, предприятия, «замкнутость» на приватной жизни[178]. Такая переориентация произошла во многом из–за репрессивной политики властей, стремившихся создать ситуацию «паноптикума», когда каждое действие могло быть видимо и контролируемо, а человек постоянно ощущал на себе взгляд[179]. В данном случае семья, дом, замкнутый круг близких знакомых становился средой, в которой протекала общественная жизнь человека.

Предназначение семьи в «сохранении польскости» приводило к потере статуса ее приватности и к изменению функций ее членов. «Предназначением» польской дворянки стало не только содержание дома, организация светских мероприятий, но и воспитание патриотизма в детях, привитие им чувств национального долга[180].

Чем же была наполнена частная жизнь полячек? В монографии И. Доманской–Кубиак описаны обычные повседневные хлопоты женщин – составление меню на день, организация учебы и воспитания детей, проведение с ними свободного времени, хлопоты по обустройству дома и подержание его чистоты, руководство работой нескольких лиц прислуги, отправка корреспонденций родственникам и знакомым[181]. За всеми этими обычными делами протекали дни, прерывавшиеся праздничными хлопотами, или же выездом семьи в город, к родственникам, или же приемом гостей у себя в имении и т.п. Несомненно, что существовала и своя временная организация времени. Так, в летнее время у женщин было больше хлопот, связанных с организацией отдыха, расширением пространства, требующего ухода – сад, цветники и т.п.[182] Во многих нарративах авторы упоминают о любимых занятиях своих матерей – игре на музыкальных инструментах, заботе о цветах или газонах, чтении книг[183]. Это означает, что духовная близость в семье, несмотря на посредническую роль в воспитании детей нянь и гувернанток, была значительной. Кроме того, такие занятия влияли на ценностные ориентации детей.

Польская исследовательница М. Вежбицкая считает, что свободное время богатые женщины зачастую не знали, как занять. Не существовало определенной культуры свободного времени, позволявшей женщинам творчески себя реализовывать[184].

Однако остается вопрос, насколько польская семья была приватным пространством, а ее жизнь и обустройство зависящим только от личных убеждений человека. Главенствующей социальной ролью женщины считалась роль матери. Матери были ответственны за национальное и религиозное воспитание[185]. Именно в семье происходила первичная социализация ребенка.

Кроме того, жизнь в имении была «на виду» и включала не только членов семьи, но и резидентов – пожилых родственников, прислугу, няней и воспитателей детей. Если взрослые четко осознавали различие статусов и ограничивали свое приватное пространство, то дети включали в свой мир местных крестьян, прислугу. В мемуарах часто описаны сцены доверительных отношений, когда слуги или няни становились близкими для детей[186].

Круг родственников и знакомых, который стал для поляков заменителем дворянских собраний и уездных комиссий, собирался на различные праздники и светские мероприятия – проведение охоты, местные балы и т.п. Женщины занимали важное место в организации совместного времяпровождения. Кроме подготовки дома, мебели, белья, меню для приезжающих, они принимали участие в составлении расписания свободного времени. Беседы, вечерние чаепития и театральные представления, так называемые «живые картинки», были для женщин возможностью проявить свою творческую энергию[187].

Одними из самых ярких воспоминаний в нарративах поляков выступают совместные встречи на Киевских контрактах – ежегодных встречах в Киеве, во время которых заключались деловые сделки, а город на месяц превращался в центр польской культурной жизни. В то время как мужчины вели деловые переговоры, женщины использовали возможность побывать у знакомых и родственников, посетить столичные магазины, заехать к модным шляпницам и швеям. Вечером осуществлялись неофициальные встречи с танцами и концертами, которые занимали важное место в общественной жизни.

Во время этих встреч молодые люди имели возможность завязать знакомства, получали покровительство богатых дальних родственников, которые влияли на их дальнейшую жизнь. Одним из существенных механизмов влияния были рекомендации. Интересно, что кроме рекомендаций профессионального характера, которые были значимы для трудоустройства, молодые люди также имели брачные рекомендации[188].

Неформальные женские встречи, носящие приватный характер, важны для осознания предпосылок зарождения женского движения. Только богатые поляки могли себе позволить ежегодно выезжать в Киев или Варшаву. Землевладельцы и предприниматели средней руки намного чаще выезжали в уездные города – Житомир, Умань, Елисаветград и т.п. З. Подгорский, оставивший свои воспоминания о детстве, проведенном в украинских губерниях, писал, что во время таких приездов отец шел в местный мужской клуб, а мать – на дружественные встречи[189]. Другая мемуаристка, А. Чаман–Павловская, приехавшая в Умань учительствовать, писала о том, что полячки в городе собирались для проведения благотворительной деятельности или же для занятий литературным творчеством[190]. Таким образом, женские встречи носили не только частный характер, а были предпосылками для включения женщин в общественную деятельность. Разграничить в данном случае приватное и общественное социальное пространство тяжело, однако их взаимовлияние несомненно.

Значение приватной сферы в жизни польского населения возрастало, что было обусловлено неблагоприятными общественно–политическими условиями. Частная жизнь польских женщин во многом зависела от общественных ценностей – религиозных, национальных, а также от традиционного гендерного уклада. Сужение общественного пространства до небольшого числа близких людей формировало «пограничную территорию» частной и публичной жизни. Именно в этом пространстве рождаются и совершаются публичные акции и общественные действия, ставшие прототипом для создания польских женских организаций в начале ХХ в.

К.В. Сак

Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова

ПО РАСЧЕТУ ИЛИ ПО ЛЮБВИ:









Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.