Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Криминалистической регистрации в России





Современная криминалистика не может дать однозначного и точного ответа на вопрос о том, когда именно появилась уголовная регистрация, где началась ее «точка отсчета». Известно лишь, что первая регистрация преступников выражалась в клеймении, татуировании, калечении. Поэтому первый способ фиксации значимой информации по розыску преступников можно считать «изобразительным»; он являлся варварским методом. Такой «учет» применялся в Древней Греции, средневековых Англии, Франции, Германии и других стран. Калечение играло двойную роль. С одной стороны, это было наказание за совершенное преступление, а с другой – выступало в последующем как способ установления у лица судимости в прошлом[1].

Первые сведения о клеймении преступников в России относятся к XIII в.: в 1270 г между Новгородом и немецким городом Готландом предусматривалось, что «вор вещи ценой свыше полугривны наказывается розгами и клеймением в щеку».

В более ранние века преступников на Руси наказывали отсечением различных членов. Первые случаи применения подобных наказаний относятся к XI в. Так, Новгородский епископ Лука Жидяти требовал отрезать холопу обе руки и нос за то, что последний якобы ложно обвинял его.

До конца XV столетия членовредительские наказания применялись не по закону, а по личному усмотрению власть имущего, то есть в порядке правового обычая. И лишь в Судебнике Ивана III в 1497 г. они впервые были официально узаконены. Отменены членовредительные наказания были в 1817 г.[2]

Во времена царствования Петра I вместо наложения клейм раскаленным железом они накладываются пластиной с приклеенными к ней иглами. При ударе по пластине, приложенной к телу человека, иглы вонзались в кожу и образовывали кровоточащие отверстия, в которые втирался порох. При этом применялись клейма в виде буквы «В» (вор), замененные в последующем клеймами в виде орла. Отсюда появилось выражение «заорление», а не заклеймение. Также применялись клейма с буквами «У» (убийца), «Л» (лжец), «КАТ» (каторжник), «СК» (ссыльнокаторжник); «СП» (ссыльнопереселенец). Клейма обычно налагались на лоб и щеки, но иногда – на руки и спину[3].



Кроме клеймения применялось и описание преступника по признакам внешности в целях его дальнейшего опознания. Публикация о розыске, относящаяся к 14 году до н. э. и появившаяся в Александрии, показывает, как уже тогда заботливо относились к описанию примет: «…молодой раб … приблизительно 18 лет от роду, среднего роста, безбородый, с прямыми ногами, с ямочкой на подбородке, с чечевицевидной бородавкой на левой стороне носа, с рубцом через левый угол рта, татуированный варварскими буквами на правом запястье. Он имел пояс с тремя минами золота в монетах, десять жемчужин, железное кольцо, на котором висели банка с мазью и скребок, а на теле хламиду и кожаный фартук…». В позднейшее время описание примет не всегда поддерживалось на должной высоте..[4].

В XIX в. большинство государств было вынуждено отказаться от клеймения. Причины этого сводились к следующему. Во - первых, вследствие неудержимого роста преступности быстро росло число лиц, подлежащих уголовной регистрации. Становилось очевидным, что путем клеймения надо было калечить и уродовать огромное количество людей. В то же время такой способ регистрации был весьма примитивен: он свидетельствовал лишь о том, что лицо в прошлом совершило преступление, и, следовательно, для идентификации разыскиваемых лиц это давало не так уж много. Во - вторых, клейма оставались на теле пожизненно. В силу чего возвращение к нормальной жизни в обществе было затруднено. Наконец, данный способ регистрации неизбежно сопровождался дикой экзекуцией, что явно противоречило декларации об уважении прав личности, провозглашавшихся во многих государствах с приходом к власти буржуазии[5].

Решать эту проблему необходимо было на научной основе. На осужденных стали заводить специальные уголовные реестры (списки). Отсюда и образовалось понятие «уголовная регистрация». Реестр лиц, подвергавшихся уголовному наказанию, впервые был введен во Франции парижской префектурой во 2-й половине XVIII в. В 1790 г. он был реорганизован в «особые бюро справок». В России после 1866 г. создаются отделы, концентрирующие в специальных реестровых книгах сведе­ния о задержанных полицией. Тогда же начали регистрировать преступников по способу совершения преступных посягательств. С 1890 г. эти книги заменяются картотеками для записей задержанных, разыскиваемых и осужденных; позже министерство юстиции стало издавать справочные книги об осужденных. В Англии в то же время издавался «Ньюгетский календарь» — справочник о заключенных Лондонской Ньюгетской тюрьмы, содержащий биографические данные заключенных и описание способов совершения преступлений[6].

С 1860 г. по предложению Стивенса, директора одной из тюрем в Лувене во Франции, на осужденных стали заводить специальные регистрационные карты, в которых, наряду с демографическими данными, указывались и антропометрические, то есть размеры отдельных частей тела. Однако Стивенс производил измерения и записи в карточках в виде опыта. Научно он свою работу не обосновал и ни системы регистрации, ни классификации регистрационных карт по результатам измерений не предложил. Но опыты Стивенса все же имели немаловажное значение: они проложили дорогу научной системе уголовной регистрации – антропометрии (человекоизмерению)[7].

С 1874 г. парижская полиция начала составлять альбомы фотографий преступников для последующего их опознания при задержании. Фотографии раскладывались по фамилиям преступников в алфавитном порядке. Это крайне затрудняло возможность отыскания фотографии вновь задержанного преступника, если он скрывал свою фамилию или личность его вызывала сомнения.

И вот в марте 1879 г. чиновник парижской полиции Альфонс Бертильон предложил распределить портреты сфотографированных в порядке величин измерений их тел. Опираясь на данные статистики и антропологии, он предложил систему, по которой надо произвести одиннадцать определенных измерений: длины тела, то же, но в сидячем положении, размах раздвинутых горизонтально рук, длины и ширины головы, правого уха, левой ступни, левого среднего пальца, левого безымянного пальца и левого предплечья. В 1885 г. антропометрия рекомендована правительству для введения, что и было сделано в 1888 г.[8].

В России антропометрия была введена в Петербурге в 1890 г. Позднее открылось еще 12 антропометрических бюро или, как их в то время называли, станций. Однако для обширной территории России этого количества было явно недостаточно. В письме начальника Петербургской сыскной полиции говорилось: «Сравнивая данные прилагаемой таблицы, выведенные по измерительным листкам провинциальных станций, с такими же данными Петербурга, замечается разница в антропометрических классификациях». Это свидетельствовало о том, что в России надлежащим образом антропометрия не использовалась[9].

Ганс Гросс писал, что «величайшее значение системы Бертильона в ее международности, в ее одинаковой приложимости в любом культурном государстве земного шара»[10]. Однако, оценивая достоинства, следует указать и на серьезные недостатки антропометрической системы, не позволившие ей сохраниться до настоящего времени:

– невозможность применения к несовершеннолетним по причине незаконченности их роста и к женщинам из - за соображений этического характера;

– разница в результатах измерений одного и того же лица;

– утверждение о том, что в 21 год рост человека прекращается, спорно;

– утверждение о том, что для идентификации личности достаточно одиннадцати измерений, необоснованно;

– громоздкость специальных инструментов, их сложность и дороговизна;

– трудность розыска прежней регистрационной карты преступника вследствие преобладания средних размеров элементов лица и частей тела;

– многочисленные обмеры, проводившиеся в течение длительного времени, доставляли определенные неудобства.

Однако антропометрия, в качестве основной системы уголовной регистрации, применялась около 15 - 20 лет, пока полностью не была вытеснена дактилоскопией[11]. «Как бы ценны и гениальны ни были измерения Бертильона, тем не менее они разделили общую судьбу всех человеческих открытий, которые с течением времени заменялись иными, более усовершенствованными»[12].

Фрэнсиса Гальтона по праву считают автором научной системы регистрации преступников по отпечаткам ногтевых фаланг пальцев рук. Ознакомившись с работой Хершела об отпечатках пальцев, он понял, что это нечто более значимое, чем бертильонаж. Гальтон установил, что по теории вероятностей шанс совпадения отпечатка какого - либо отдельного пальца одного человека с отпечатком пальца другого человека выражается отношением 1:4. Если же у одного лица отобрать отпечатки всех десяти пальцев – вероятность совпадения будет равняться 1:64 000 000 000. Приняв во внимание общую численность населения земного шара, можно считать, что совпадение отпечатков пальцев двух человек практически невозможно[13]. Также Гальтон решил проблему классификации отпечатков пальцев, выделив 4 класса: «сосочковые линии без треугольника, сосочковые линии с одним треугольником на правой или на левой стороне отпечатка, сосочковые линии с несколькими треугольниками». Данная классификация дала возможность распределить большое число листов с отпечатками в ясно очерченные группы. В 1891 г. Гальтон улучшает свой регистрационный метод при содействии Генри[14]. В 1895 г. классификация папиллярных узоров, предложенная Гальтоном, получает официальное признание. Первое время она применяется в сочетании с антропометрией, фотографированием и описанием особых примет[15].

В 1906 г. в России принято решение о введении дактилоскопической регистрации. Официальные мотивы нововведения подробно излагались в циркуляре Министерства юстиции от 30 декабря 1906 г., адресованном губернаторам. 29 декабря 1909 года департамент полиции направил на имя начальников жандармских управлений и охранных отделений циркуляр № 1 «О применении антропометрии и фотографии к регистрации преступников». В инструкции, приложенной к этому циркуляру, указывалось: «Дактилоскопия является наилучшим способом классификации карточек с приметами и применяется самостоятельно (без фотографий), или же как дополнительное средство удостоверения личности – для чего вышепомещенная антропометрическая карточка снабжена внизу шестью оттисками: указательного и большого пальцев левой руки и большого, указательного, среднего и безымянного пальцев правой руки преступника»[16].

В 1907 г. было создано Центральное регистрационное бюро Департа­мента полиции, а на местах — регистрационные отделы (бюро). Для регистрации преступников и лиц, подозреваемых в совершении преступлений, они использовали дактилоскопию, фотографию и частично антропометрические измерения. Вскоре сложилась система общероссийского циркулярного розыска. Еженедельно Центральное регистрационное бюро рассылало бюллетень «Сыскные ведомости», где имелись установочные данные на лиц, находящихся в розыске. В чрезвычайных случаях сразу после получения от губернского сыскного отделения требования по розыску какого-либо лица необходимые данные бесплатно рассылались во все полицейские органы Российской империи. Система централизованного циркулярного розыска успешно выдержала ис­пытания временем и применяется в уголовном розыске и в настоящее время[17].

Таким образом, начиная с 1907 г., криминалистическая регистрация в России в целом сформировалась. Она приобрела вполне определенное организационное строение и конкретную практическую направленность. С этого времени списки разыскиваемых лиц, систематизированные в литерном порядке, делились на самостоятельные группы.

В каждом списке фамилии и другие регистрационные данные о разыскиваемых печатались по алфавиту с обозначением порядкового номера. Каждая разыскная статья списка полностью отпечатывалась на отдельной разыскной карте. Карты служили для образования в местных органах полиции особого «розыскного алфавита». Номера циркуляров на розыскных картах не значились, так как помещаемые перед каждой фамилией порядковый номер и буква давали возможность легко отыскать необходимый циркуляр. Ус­тановочные данные разыскиваемых лиц и их приметы, а также фотографии включались как в карты, так и в разыскные списки[18].

6 марта 1908 г., с целью упорядочения розыска скры­вающихся лиц и унификации учетно-регистрационной документации по России, была введена единая форма осо­бой розыскной ведомости. В 1910 г. с целью усиления контроля за реализацией разыскного учета и регистрации Департамент полиции ввел еще одну учетно-регистрационную форму в виде специального бланка «Ведомости о прекращении розыска». С 1911 г. в системе российской криминалистиче­ской регистрации возникает и развивается специальная форма криминалистических учета и регистрации личных документов (паспортов, видов на жительство и т. д.). Перечисленные в учетно-регистрационных списках документы объявлялись утратившими силу, тем самым давался сигнал о задержании и передаче судебным властям лиц, предъявивших означенные документы как свои собственные[19].

После революции 1917 г. история криминалистической регистрации в СССР тесно связана со становлением органов милиции и уголовного розыска. В январе 1919 г. введена регистрация судимости, а в феврале того же года создано Регистрационное и дактилоскопическое бюро, которое вскоре трансформировалось в Центральное регистрационно-дактилоскопическое бюро. В 1922 г. на территории РСФСР была внедрена единая централизованн­ая система регистрации преступников – дактилоскопическая – и обязательное фотографирование их по правилам сигналетической съемки. Широко использовалась также пофамильная регистрация преступников. Впоследствии руководитель Регистрационного бюро Центрального уголовного розыска П. С. Семеновский, разрабатывает классифи­кацию пальцевых узоров, которую стали применять во всех регистрационных бюро[20].

Большой вклад в создание в стране учетно-регистрационной системы внес С. М. Потапов. В частности, его работа «Установление личности неопознанных трупов» есть не что иное, как тезисное изложение циркуляра НКВД РСФСР №571 (декабрь 1924 г.) «Об установлении центральной регистрации неопознанных трупов и бесследно пропавших лиц»[21].

Авторы первого коллективного советского учебника по криминалистике пришли к выводу, что основой классифика­ции регистрационных систем выступают элементы состава преступления: субъект, объект и преступное действие. Поэто­му они подразделили регистрационные системы на три группы. В первую группу (системы, относящиеся к личности пре­ступника) они включили дактилоскопию, словесный портрет и сигналетическую фотографию, а также «мало практикуе­мые виды регистрации»: особые приметы, отпечатки ладо­ней, пофамильный учет лиц, судимых, привлекаемых к рас­следованию, разыскиваемых, отбывающих наказание и под­вергаемых приводу, а также регистрацию кличек и прозвищ. Ко второй группе регистрационных систем (по признакам объекта преступления) были отнесены «парные» системы — предметов, добытых преступным путем, и алфавитного учета потерпевших, неопознанных трупов и лиц, пропавших без вести. В третью группу (по признакам преступного действия) вошли регистрации по роду преступлений и «категориям пре­ступности», по способам совершения преступлений и прие­мам преступного действия, по почерку. Хотя данная клас­сификация, с точки зрения строгости оснований, и не была безупречной, она способствовала упорядочению системы ре­гистрации[22].

Первые кандидатские диссертации по указанным вопросам были защищены в 1941 году А. И. Князевым («Уголовная регистрация») и Д. П. Рассейкиным («Регистрация преступников в СССР»)[23].

В 1962 г. был создан Центральный научно-исследовательский институт судебной экспертизы. С его организаци­ей связывают новый этап становления и развития системы криминалистической регистрации.

В 1971 г. при МВД СССР создается Главный научно-информационный центр управления информацией. В настоящее время это Главный информационный центр (ГИЦ) МВД России.

В 1957 г. Л. Г. Эджубов и С. А. Литинский разработали метод автоматизации дактилоскопических картотек. Они предложили оригинальный метод ручного кодирования отпечатков пальцев рук и алгоритм сравнения их кодов. Тем самым была создана принципиально новая система дактилоско­пической регистрации. Автоматизированные системы дактилоскопической регистрации стали вне­дряться: с 70-х г. — на Западе, с 90-х г. — в России. Следует отметить, что уже в 1999 г. в России с их помощью осуществлено 22 тыс. идентификаций.

Сейчас в органах внутренних дел России распространены АДИС «Папилон» и «Sonda-Fres». Так, база данных АДИС «Папилон», рассчитана на объемы крупных дактилоскопических массивов, составляющих 1 млн. и более дактилокарт. Она позволяет работать в следующих режимах: «дактилокарта - дактилокарта», «след - дактилокарта», «след - след». В последующем была выпущена седьмая версия «Папилон», которая позволила проводить поиск не только по отпечаткам пальцев рук, но и ладоней.

В развитии криминалистической регистрации наступил период перехода от разобщенных автоматизированных информационно-поисковых систем к интегрированным и автоматизированным банкам данных. Например, в информационном центре ГУВД Новосибирской области создан интегрированный банк данных «Клиент». Он позволяет накапливать в едином массиве сведения о различных объектах учета, освобождая специалиста от необходимости обращения к нескольким информационно-поисковым системам[24].

Таким образом, прослеживая историю развития и становления криминалистической регистрации, можно выделить ряд этапов в этой сфере деятельности человека по борьбе с преступностью.

Первый этап – собственно уголовная регистрация – уродование и клеймление преступников.

Второй этап – наряду с уродованием и клеймением – письменная форма регистрации – описание преступников.

Третий этап – зарождение научных основ криминалистической техники, криминалистических учетов, – антропометрия, дактилоскопия.

Четвертый этап – зарождение теории криминалистической регистрации (работы криминалистов Гальтона, Гершеля и ряда других).

Пятый этап – становление теории криминалистической регистрации, разработка ее научных основ, внедрение в практику правоохранительных органов системы криминалистических учетов.

Шестой этап – примерно с 60-х годов прошлого века — этап компьютеризации криминалистических учетов, криминалистической регистрации в целом.

Седьмой этап (сейчас мы находимся в самом его начале) — этап глобализации – формирование и функционирование всемирной системы криминалистической регистрации с использованием Интернет, других систем передачи и обмена информации, с созданием и функционированием единых международных органов по борьбе с преступностью — Интерпол, ХОНЛЕА[25].

 

Вопрос 2. Правовые основы криминалистической регистрации. (Понятие, содержание, правовые основы и система криминалистической регистрации)









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.