Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Общий ход действий при наступлении на оборонительную полосу противника в маневренной войне.





Как отмечено выше, наступательные действия можно подразделить на три периода:

A. Подход к противнику.

Б. Собственно самый наступательный бой — подготовка и проведение прорыва оборонительной полосы.

B. Развитие действий после прорыва и преследование.

Самый же наступательный бой, согласно устава1 в зависимости от введения в действие различных огневых средств, слагается из следующих периодов:

1. Сближение — движение пехоты до открытия действительного огня станковых пулеметов.

2. Наступление — движение пехоты в сфере действительного огня станковых и ручных пулеметов и ружейного огня.

3. Атака — (примерно с 200 м от пехоты противника) ряд рукопашных схваток при овладении передним краем и глубиной оборонительной полосы противника; атака завершается преследованием и закреплением.

Подход к про- тивнику.

Подход к оборонительной полосе, занятой противником, в общем совершается так же, как движение в ожидании встречного столкновения, ибо, как бы ни пострадал противник в предыдущих боях, никогда нельзя быть уверенным в невозможности его перехода в контр-наступление: современные средства сообщения дают возможность производить с невероятной быстротой самые неожиданные перегруппировки и наносить ответные удары именно там, где накануне было наибольшее расстройство и дезорганизация. Чем этот удар неожиданнее, тем успех его вероятнее, как можно видеть из поражения немцев на Марне в 1914 г. и Красной армии под Варшавой в 1920 г.

Кроме того, противник имеет возможность с большею выгодой, чем во встречном бою, организовать следующие действия:

а) атаки походных колонн самолетами при помощи бомб и пулеметного огня;

б) заражение участков местности стойкими отравляющими веществами с самолетов и разбрызгиванием при помощи приборов;



в) бой сильных разведывательных и охраняющих отрядов на выгодных рубежах;

г) обстрел походных колонн наступающего сосредоточенным огнем дальнобойной артиллерии, а при неосторожном подходе на близкую дистанцию к оборонительной полосе и массированным огнем всей артиллерии;

д) порчу мостов, гатей, переправ, дорог.

Таким образом, при организации подхода к оборонительной полосе необходимо:

1. Быть готовым принять встречный бой в наивыгоднейших для себя условиях в случае внезапного перехода противника в наступление. {322}

2. Предохранить свои части от напрасных потерь и задержки в движении из-за авиации, химии, дальнобойной артиллерии, боя разведывательных и охраняющих частей, работы инженерного искусства противника.

3. Занять выгодное положение для подготовки и атаки оборонительной полосы.

Движение в условиях возможности встречного боя разобрано выше в особой главе.

Для предохранения от авиации и химических средств необходимо принятие общих мер, именно: расчленение колонн, отказ от больших дорог, движение проселками, тропами и даже без дорог по разведанным колонным путям, обеспечение войск противосамолетными средствами, тщательная предварительная химразведка путей следования, выдвижение обоза с средствами обезараживания местности в голову движения, тщательное воздушное и химическое охранение войсковых колонн и обозов.

Расчленение колонн и движение их по укрытым подступам явится и средством обеспечения от огня дальнобойной артиллерии, а для противодействия боевым действиям разведки и охранения противника необходимо свои разведывательные и охраняющие части делать достаточно сильными, обеспечивая их придачей средств броневой и воздушной обороны, химической разведки и защиты и инженерных частей для починки дорог.

Вместе с тем необходима крайне напряженная работа своей авиации и всех средств разведки, в том числе и агентурной, для выяснения, что делает противник, какую он занимает оборонительную полосу, какие в тылу его производятся переброски и перегруппировки.

Занятие выгодного положения для атаки укрепленной полосы заключается в том, чтобы закрепиться перед всем фронтом этой полосы на таких рубежах, которые давали бы выгоды для подготовки к атаке и производства таковой, а в то же время и для отражения удара противника в случае его перехода в наступление.

Захват этих рубежей естественно должен совершаться сначала разведывательными и охраняющими отрядами при поддержке артиллерии и технических средств, а затем и прочими силами.

Итак, подход к оборонительной полосе противника будет характеризоваться большой силой разведывательных отрядов и большим расчленением походных колонн, причем вследствие вероятной порчи путей в разведывательных отрядах трудно использовать бронесилы.

В остальном порядок для движения будет близко подходить к боевому.

Пехота совершает движение мелкими походными колоннами, обычно' не свыше батальона, по укрытым дорогам, тропам и даже без дорог. Артиллерия может переходить скачками от одного укрытия к другому. При большой силе техники противника, может быть, придется подход главных сил производить только по ночам, выдвигая днем вперед лишь разведку и неподвижное охранение.

Передвижения обозов во всяком случае лучше совершать ночью. Надо иметь в виду, что чем больше расстроен отходящий противник и чем вероятнее его отказ от контр-наступления, тем шире возможна применение им стойких отравляющих веществ на наших путях наступления.

  {323}  

Наступательный бой.

Период сбли- жения.

а) Действия разведывательных и охраняющих частей при подходе к оборонительной полосе противника. Цель действий — сбить разведку и охранение противника, установив, что он делает, и если перешел к обороне, то точно выяснить: передний край оборонительной полосы, какими именно частями заняты различные участки и районы, каково моральное настроение, численность, огневые средства этих частей, какова сила укрепления полосы.

Задача эта более трудна, чем при встречном наступлении, ибо здесь придется иметь дело с организованным сопротивлением охранения противника, поддержанным огнем артиллерии с оборонительной полосы. Однако, с другой стороны, надо пользоваться тем, что части противника, прикрывающие его оборонительную полосу, не могут образовать сильного сплошного фронта, почему против них выгодно действовать маневром, вклиняясь в незащищенные промежутки. Одновременно необходима работа авиации для фотографирования занятой противником полосы и выяснения движения в тылу.

Степень упорства противника и отсюда успешность продвижения разведки и охранения будет первой данной для суждения о том, что представляют собой войска противника, а отсюда — на какие действия можно рискнуть при подходе к его оборонительной полосе.

б) Движение и действия главных сил. Ничтожная стойкость разведки и охранения противника, быстрый отход их, большое количество оставляемых пленных, пебережчиков, брошенного имущества и обоза всегда явственно свидетельствуют о вероятной небольшой силе сопротивления обороны. Если приэтом воздушная и агентурная разведки не дадут данных о значительных перегруппировках в тылу, то все это, вместе взятое, часто может натолкнуть на мысль овладеть оборонительной полосой противника с налета. Естественно, что главный удар должен намечаться в том направлении, где сильнее всего расстройство противника в где успех поставит прочие его войска в самое невыгодное положение. Сообразно с этим уже на походе, продолжая движение широким фронтом, надо соответственно выясняющейся обстановке группировать свои силы, суживать полосы движения в одних местах, расширять в других, тыловые эшелоны пехоты, артиллерии, технические средства держать на направлениях предполагаемого главного удара.

Во всяком случае, первой заботой наступающего является овладеть выгодным для атаки рубежом, развернув на нем пехоту при поддержке всей имеющейся артиллерии, дабы под прикрытием огня последней повести наступление на оборонительную полосу. При достаточной слабости противника и плохой подготовке его к обороне это развертывание удастся иногда произвести днем непосредственно с похода, чаще, однако, сближение и наступление пехоты, а также развертывание артиллерии придется произвести ночью, а атаку утром следующего дня.

Конечно, это откладывание атаки на другой день всегда крайне невыгодно наступающему, ибо он строит расчет успеха на моральном потрясении противника. Однако, с этим приходится обычно мириться по физической невозможности развернуть в один день пехоту и артиллерию главных сил. {324}

Даже отлично слаженное управление германцев во время мировой войны обычно не успевало в первый день боя развернуть главные силы, в частности тяжелую артиллерию, при условии, что русские делали самые невыгодные для себя крошечные отходы по 8—10 километров и были слабы техникой.

Нормально первый день ограничивался перестрелкой с охранением и разведкой германцев, которые закреплялись перед нашим фронтом; начальству посылались донесения об отбитом немецком наступлении, а на деле настоящий бой начинался утром следующего дня артиллерийской канонадой, прокладывавшей дорогу пехоте.

Итак, только при очень большом моральном расстройстве противника и его технической слабости можно атаковать с налета в первый же день подхода к оборонительной полосе. Если же противник обладает достаточной силой моральной и материальной, то лучше вовсе не рисковать неудачей в атаке с налета и перейти к «планомерному и методическому наступлению после тщательной разведки и перегруппировки, дабы безрассудным порывом вперед не подвергнуть поражению свои части, уже одержавшие успех».1

При этом возможно, что разведка и охранение наступающих колонн, сбив передовые части противника, обнаружат не передний край оборонительной полосы, а только позицию боевого охранения, овладеть которой окажется невозможным без поддержки передовых батальонов главных сил и их артиллерии.

Таким образом, вполне возможен при достаточной боеспособности противника бой на линии его охранения, который, конечно, желательно провести наименьшим числом пехоты, сохраняя ее в своих руках для атаки самой полосы. Отсюда, как выше отмечено, надо этот бой опять-таки проводить огнем артиллерии и искусным вклинением пехоты в промежутки. Сбив охранение и встретив серьезное сопротивление дальнейшему наступлению, надо закрепиться уже перед самой оборонительной полосой на дистанции атаки, дабы начать ее подготовку, выяснив одновременно этим боем силу сопротивления различных участков полосы и произведя окончательную разведку.

Конечно, учитывая, что противник, занимающий оборонительную полосу, успел уже осмотреться и подготовиться к ведению сосредоточенного огня артиллерии во всевозможных направлениях, следует сближение с противником в сфере действительного огня артиллерии и наступление в сфере пехотного огня производить особенно осторожно, не подставляя выгодных целей, не рискуя напрасными потерями и моральным потрясением людей задолго до атаки.

Для этого необходимо, овладев линией боевого охранения противника, развернуть сначала свои передовые батальоны на выгодном рубеже, с которого и перейти в наступление всем фронтом одновременно и под прикрытием огня всей своей артиллерии. Естественно, что этот рубеж желательно выбирать как можно ближе к противнику, дабы уже не менять затем места батарей для подготовки атаки на оборонительную полосу. Однако, вместе с тем рубеж должен давать возможность укрыто развернуться за ним, чтобы не подвергнуть отдельные колонны поочередно огню противника при подходе к нему. В бою 8 мая 1915 г. {325} на р. Дубиссе у Беданце такой рубеж 1 Кавк. стр. бригаде пришлось выбрать в 4 км от позиции противника вследствие открытой местности. В бою 15 мая удалось развернуться всего в 1 км от противника. Приэтом обе атаки были удачны.

Период насту- пления.

При самом выходе на указанный рубеж надо построить и боевой порядок для наступления: разбить заблаговременно пехоту на группы и эшелоны, указать им полосы наступления, организовать управление артиллерией, разделив ее на группы и подгруппы, указать задачи инженерным частям, придав их частью пехоте для разведки полосы противника и руководства закреплением, выделив другую часть для работ в тылу по маскировке и улучшению сообщений.

Вместе с тем надо наладить связь, проверить, поспевает ли тыл за продвижением войск, дать задачи бронесилам и коннице, обеспечить броневую, авиационную и химическую защиту.

После этого пехота переходит в наступление при поддержке огня артиллерии, который должен ее все время сопровождать.

Отнюдь не следует пехоте, приэтом, вести наступление сгущенным боевым порядком, неся напрасные потери. Наоборот, на это наступление следует смотреть скорее как на разведочное, заставляющее противника выявить свое расположение, поэтому, необходимо наступающие части возможно более эшелонировать в глубину, дабы располагать достаточными силами для нанесения последующих ударов противнику.

Успешность продвижения пехоты в период наступления в серьезнейшей степени зависит от той поддержки, которую ей сможет оказать своя артиллерия, на обязанности коей лежит ослабить, насколько можно, артиллерийский и пулеметный огонь противника, мешающий продвижению своей пехоты.

С этой целью пехотный начальник — в данном случае командир полка — заблаговременно должен указать артиллерии, где будет происходить продвижение пехоты и где артиллерийская поддержка явится особенно необходимой: потому ли, что здесь местность менее благоприятствует продвижению, потому ли, что огонь противника особенно силен в данном районе, потому ли, что здесь намечается главный удар и, значит, надо приложить все усилия, чтобы довести пехотные части до противника возможно скорее и с наименьшими потерями.

Руководствуясь данными указаниями, артиллерия должна зорко следить за каждым шагом своей пехоты и за тем противодействием, которое оказывается ее продвижению артиллерией, пулеметами и стрелками противника, сосредоточивая тотчас свой огонь по батареям и участкам позиций неприятеля, мешающим продвижению своих пехотных частей.

В свою очередь, пехота должна использовать каждую очередь огня артиллерии для немедленного продвижения вперед, ибо один свист снарядов, не говоря уже про их разрывы, поднимающие пыль и застилающие поле зрения противнику, мешают последнему вести прицельный огонь, ослабляя этим его действительность.

Согласно устава, «каждая пехотная часть должна твердо знать, что сосредоточенный огонь по неприятельскому участку, лежащему в полосе ее наступления, есть как бы приказ старшего начальника о немедленном и энергичном продвижении этой части вперед» (§978, П. уст.). {326}

Одновременно движение пехоты вперед заставляет противника открывать огонь и обнаруживать себя, что облегчает работу артиллерии, заставляющей замолкать то там, то сям пулеметы и орудия противника, чем опять-таки пользуется пехота для своего продвижения, заставляя защитников оборонительной полосы открывать огонь с новых мест взамен подавленных и таким образом обнаруживать всю свою систему огня.

Между огнем артиллерии и движением пехотных частей должна существовать строгая зависимость: одно сопровождает другое. В то же время пехота использует также и свои огневые средства, выдвигая вперед станковые, а затем ручные пулеметы и под их прикрытием передвигая стрелков.

Период наступления должна в полной мере использовать артиллерия не только для поддержки пехоты, но и для разведки расположения противника, выдвигая вперед своих разведчиков и наблюдательные пункты.

Под прикрытием пехоты ведут разведку и все прочие роды войск, стремясь собрать как можно больше данных, характеризующих условия прорыва в различных местах оборонительной полосы.

Дружная, искусная и добросовестная работа всех родов войск должна возможно скорее дать старшему начальнику картину положения на фронте: прежде всего силу сопротивления противника на различных участках, а затем и все прочие условия обстановки, определяющие удобство или неудобство прорыва в разных местах.

Естественно, что чем лучше подготовлены младшие войсковые начальники и летчики-наблюдатели, чем добросовестнее они работают, тем быстрее и вернее создается представление у старшего начальника о положении дел на различных участках фронта, тем яснее представляет он себе свое расположение и расположение противника, силу укреплений, характер обороны и тем скорее и правильнее может сделать выбор участка прорыва; иначе в штабе получается или самая туманная, или, еще того хуже, превратная картина положения дел, которая ведет к неправильным решениям, приводящим к поражениям войск, причем эти поражения подрывают веру в начальников у тех, кто сам иногда является их виновником. Мало того, командиры рот и взводов должны быть обеспечены хорошими картами и уметь в них разбираться, иначе их донесения ничего не дадут начальнику. Так, во время сувалкских боев 1914 г. командир II Кавказского корпуса генерал Мищенко был вынужден в конце концов разослать своих штабных офицеров, чтобы выяснить точно, какие же пункты заняты своими, а какие противником, ибо ротные командиры, не имевшие 2-верстных карт, этих данных никак дать не могли.

При помощи толковых донесений и верной карты можно составить довольно правильное представление о положении дел на фронте. При отсутствии времени в маневренной войне часто в основном приходится принимать решение только на основании данных, даваемых подчиненными. При малейшей же возможности эти данные должны быть проверены и пополнены специальной дополнительной разведкой, которая окончательно устанавливает условия производства прорыва на различных участках, давая одновременно материал как для окончательного решения, так и для установления плана организации прорыва. {327}

Степень сопротивления противника при наступлении пехоты определит ход дальнейших событий. При достаточно слабом сопротивлении противника пехота иногда, проскочив безостановочно полосу артиллерийского и пехотного огня обороны, останавливается только в 400—500 шагах от обороняющегося, делает передышку, устанавливает пулеметы, пополняет патроны, налаживает связь и бросается вперед по инициативе младших начальников. Иногда, как это бывала в гражданской войне, пехота не делает никаких остановок и прямо штурмует позицию, безостановочно двигаясь с момента развертывания. При стойком противнике, наоборот, наступающей пехоте приходится прибегать к остановкам и к огню несколько раз и атаковать только после тщательной артиллерийской подготовки. Наконец, иногда самое приближение к противнику можно произвести только в темноте, а атаку на другой и третий день. Чем больше разницы в настроении, численности и силе техники между наступающим и обороняющимся, тем проще и скорее подготовляется и следует атака. Наоборот, равенство условий создает бой, затягивающийся на недели и месяцы на одном и том же участке. Эта разница или равенство не выражаются цифрами, но ощущаются в первом же бою бойцами обеих сторон и прежде всего обуславливают тот или иной характер пехотного наступления.

Выяснив значительную силу сопротивления оборонительной полосы противника и невозможность прорвать ее продолжением начатого наступления, необходимо приступить к планомерной подготовке прорыва, приказав закрепиться наступающим частям перед всем фронтом оборонительной полосы. Выбор участков прорыва и его подготовка в зависимости от силы сопротивления противника и силы фортификационного укрепления местности могут потребовать дополнительной разведки и ряда перегруппировок, что может занять иногда большое количество времени. Вообще же, как выше было отмечено, работа эта потребует большой тщательности и должна вестись с наивысшей быстротой.

Избрав участки прорыва и установив их ширину, или иначе,-фронт пехотной, артиллерийской, химической атаки, необходимо выделить достаточные силы путем соответствующих перегруппировок: участки полков и дивизий, не участвующих в прорыве, расширяются и интенсивно укрепляются, у некоторых дивизий, возможно, даже отбирается часть артиллерии, участки полков и дивизий, наносящих удары, суживаются, они усиливаются артиллерией других дивизий, корпусной, армейской, им придаются зенитная артиллерия, бронесилы, авиация, инженерные части и т. д.

Начальник артиллерии, посвященный вполне в оперативный план командования и план пехотной атаки, оценивает все те препятствия, которые встретит или может встретить пехота на пути к поставленной цели, и сообразно с этим составляет свой план артиллерийской атаки, устанавливая цели, которые надо обстрелять, потребное число орудий и снарядов для обстрела, план обстрела и сопровождения пехоты огнем артиллерии. Как всегда, количество артиллерии бывает недостаточным, и от начальника артиллерии потребуется большая изворотливость, дабы обернуться имеющимися средствами.

В дополнение к плану пехотной и артиллерийской атаки и в полном соответствии с ними вырабатывается и план химической атаки, а также план содействия бронесил, конницы, авиации. {328}

В соответствии с намеченным планом действий необходимо быстро и скрытно произвести все требуемые перегруппировки всех родов войск так, чтобы не выдать своего плана и не задержать его выполнения. Дабы осуществить задуманные группировки с соблюдением внезапности и сберечь силы войск, необходимо хорошо продумать план всех передвижений и маскировки, а также рассчитать время смены и передвижения.

Невыгодно производить перегруппировки очень заблаговременно, ибо увеличивается риск обнаружения их противником, невыгодно производить их и перед самой атакой в большой спешке, утомляя войска усиленными маршами, да еще ночью, не давая времени им отдохнуть и осмотреться перед боем.

Выгоднее всего подвести войска не позже чем за сутки до атаки, дать им днем отдохнуть и осмотреться, а ночью занять свои места; для предварительной разведки достаточно выслать командный состав.

Конечно, все передвижения необходимо будет совершить ночью, в дождь, в туман или под прикрытием своей авиации и зенитных средств.

Приэтом надо привлечь внимание противника к другим участкам, усилив там движение, и в то же время соблюсти полную скрытность в районах намечаемого прорыва, наблюдая, чтобы днем отнюдь не увеличивалось движение по дорогам и в окопах района, избранного для прорыва.

Необходимо принять ряд мер и против других способов разведки противника, а прежде всего против захвата' пленных, ибо этим лучите всего обнаруживается всякая перегруппировка.

В феврале 1916 г. при подготовке прорыва германской позиции в районе Якобштадта предполагалось часть участка I Кавказской стрелковой дивизии, стоявшей на позиции, передать находившемуся в резерве III армейскому корпусу; прибывшие для ознакомления со своим участком разведчики 5 стрелковой дивизии вышли за окопы и были захвачены немцами, чем и был выдан план предстоящей перегруппировки.

Далее необходимо принять меры против возможности подслушивания телефонных разговоров, короче, просто воспретить все оперативные разговоры по телефону.

Наконец, самые решительные меры надо принять и против агентурной разведки, объясняя всем бойцам ее приемы и опасность для успеха дела. С этою целью устав требует, чтобы возможно дольше сохранялась в тайне конечная цель действий, а в приказах, приказаниях и других оперативных документах сообщалось о предположениях и намерениях командования только то, что безусловно необходимо для сознательной работы исполнителей, возможно шире ориентируя последних при помощи личного общения. День к час наступления не включается в оперативный приказ, а сообщается отдельными приказаниями.

При выборе времени атаки необходимо держаться следующих соображений.

На тех участках, где атака предпринимается с решительною целью, необходимо назначить для артиллерийской подготовки возможно более ранний час, дабы иметь в запасе весь день для развития успеха. {329}

Там, где целью действий ставится только захват небольшого участка и закрепление его за собою, выгодно иногда производить артиллерийскую подготовку под вечер, а атаку ночью, дабы иметь возможность закрепиться не под огнем противника. Подготовка к атаке должна быть во всяком случае закончена за несколько часов до артиллерийской подготовки, предшествующей штурму.

Пехота занимает исходное положение против намечаемых для атаки участков, эшелонируясь в глубину, избегая всякого скопления, точно зная направление будущего движения. Огневые средства пехоты должны быть распределены так, чтобы частью поддерживать ее движение в атаку огнем по окопам противника, а частью сопровождать стрелковые части и поддерживать их при развитии боя внутри полосы или при закреплении.

Артиллерия должна твердо знать план пехотной атаки, свои цели, порядок их обстрела и переподчинение с переходом пехоты в наступление.

Сообразно с планом действий располагаются и прочие роды войск.

Бой начинается огнем артиллерии, открываемым в определенный час, согласно заранее разработанного плана.

Атака пехоты производится или одновременно на всем фронте прорыва точно в назначенный час, или по инициативе младших начальников самостоятельно.

Во всяком случае, она заключается в движении вперед стрелковых групп с частью огневых средств и при поддержке огнем со стороны другой части таковых, ибо довольно с движением прекратить огонь, чтобы даже у совершенно павшего духом противника нашлось несколько смелых пулеметчиков и стрелков, которые, пользуясь силой современного оружия, нанесут большие потери атакующим и могут даже вовсе остановить их порыв.

Во всяком случае, не следует рассчитывать на успех на всем фронте прорыва: в одних точках он удается, в других может терпеть и неудачу. Эта неудача отнюдь не должна ни обезкураживать наступающего, ни выливаться в бессмысленное «взять во что бы то ни стало». Наоборот, надо тотчас напрячь свою мысль, дабы, пользуясь достигнутыми успехами, взять во фланг и тыл, а отнюдь не с фронта те места, где противник еще держится, не стесняясь нарушением разграничительных линий и движением через чужие районы.

Так, при прорыве польской позиции 7 июля 1920 г. между Борисовым и Бобруйском наступление 8 дивизии развивалось успешно, наступление же соседней 27 дивизии задерживалось сильным огнем поляков. Тогда комбриг 81 быстро перекинул через участок 8 дивизии один полк с задачей действовать во фланг противнику, упорствующему на участке 27 дивизии. Этот хороший маневр, который вообще надо горячо рекомендовать, имел свой результат — к полудню уже противник был сбит.1 При атаке 18 июля того же года польской позиции в районе северо-восточнее Барановичи 27 дивизией прорыв был произведен всего одним полком и тотчас был использован для пропуска других полков и конницы. {330}

Вообще, хотя наступательный бой начинается только на определенных участках, это еще не значит, что вся его тяжесть так и будет лежать на войсках этих участков. Наоборот, их удар только должен облегчить маневрирование прочему фронту, дав ему возможность принять участие в развитии успеха. Несомненно, что раз прорыв осуществится, то к месту его тотчас бросятся ударные группы противника для ликвидации успеха. Поэтому развивать успех в том месте, где был произведен прорыв, скоро станет затруднительным. Зато этот прорыв можно с выгодой использовать для охвата с фланга и тыла соседних участков, дабы быстро с ними покончить и расширить прорыв, выводя свои новые войска во фланг и тыл подходящим ударным группам противника.

Вообще прорыв укрепленной полосы требует умелого развития успеха, чтобы не дать уйти войскам соседних участков обороны.

В этой борьбе внутри оборонительной полосы пехота отнюдь не должна оставаться изолированной без поддержки прочих родов войск.

В первую очередь стрелковые группы поддерживаются продвижением за ними станковых пулеметов и батальонной артиллерии. Далее, наблюдатели батарей, поддерживающих данную пехоту, должны немедленно выдвинуться вперед внутри захваченного участка полосы, дабы видеть наступление своей пехоты.

Одновременно сопровождающие пехоту саперы должны:

а) проложить укрытое и свободное сообщение с тылом прорвавшихся частей, сняв проволочные заграждения, устроив переезды через окопы, воронки снарядов, местные препятствия;

б) следуя с наступающей пехотой, наметить рубежи, выгодные для закрепления;

в) в случае остановки продвижения пехоты перед новой оборонительной полосой противника произвести инженерную разведку ее сооружений.

Бронесилы в виде бронеавтомобилей и бронепоездов должны быть выдвинуты за пехотой при первой возможности, дабы поддержать ее в борьбе и развить преследование.

Штурмовая авиация может оказать значительную помощь пехоте своим вылетом; снижаясь и забрасывая противника бомбами и обстреливая пулеметным огнем, она во всяком случае производит сильное моральное впечатление и очень стесняет маневрирование тыловых эшелонов противника.

Конница появляется на поле боя всецело в зависимости от успешности продвижения пехоты: каждый, даже небольшой успех пехоты должен быть развит ею, ибо моральное впечатление конной атаки дает возможность достигать больших результатов даже такими частями, как эскадрон. Одновременно не следует забывать о возможном содействии химических средств борьбы, могущих оказать серьезную помощь в борьбе с противником: химические гранаты помогут пехоте в борьбе с гнездами обороны, огнеметы выгодны в траншейной борьбе и при закреплении.

Необходимо помнить, что желательно оборонительную полосу пройти одним духом, не задерживаясь и не давая противнику времени на организацию сопротивления. {381}

Однако, успех, такого продвижения прежде всего будет зависеть не столько от себя, сколько от степени стойкости и искусства противника, от того, насколько он нервен и легко сдает от нанесенного ему первого удара.

При стойком противнике, оказывающем упорное сопротивление на каждом шагу, особенно необходима помощь своей техники, тем более, что сохранившиеся резервы противника своими контр-атаками легко могут обратить в катастрофу самое успешное, но слишком порывистое наступление пехоты.

Опыт показывает, что очень трудной задачей современного боя является искусство наладить связь в действиях между пехотой и техникой именно внутри оборонительной полосы, результатом чего и явился в конце концов танк как осуществление ближайшей поддержки пехоты средствами техники.









Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.