Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Прорыв оборонительной полосы при помощи танков.





Танк явился результатом стремления приблизить к пехоте огневую поддержку, дав движущийся рядом с нею артиллерийский и пулеметный огонь, а также средство для быстрого уничтожения {337} проволочных заграждений, пулеметных гнезд, убежищ, окопов силою давления.

Предполагалось несколькими десятками танков быстро разорвать фронт обороны и ввести в него пехоту, избегнув длительной артиллерийской подготовки, за несколько часов предупреждающей противника о предстоящем штурме и дающей время на переброску тыловых эшелонов к месту удара.

К этому прибавилось сильное моральное впечатление, которое танк производит на бойцов противника одним своим появлением.

Однако, на ряду с этим, танк встретил сильного врага в артиллерийском огне обороны; трудным оказалось самое сосредоточение танков к месту удара и развитие успеха вследствие небольшого собственного радиуса действий и необходимости, значит, применить транспортные средства для перевозки. Далее, местность не везде допустила работу танков, а при самом действии на поле сражения танку оказалось очень трудно ориентироваться вследствие ограниченного кругозора из узких щелей бойниц.

Поэтому танк не стал универсальным средством, безапелляционно решающим вопрос победы, однако он сыграл крупную роль в окончании войны 1914—1918 гг., дав импульс французской пехоте и сильно уменьшив ее потери. Так, 19 августа 1917 г. атака 48 пехотной французской дивизии у Сен-Жульен и захват ею трех укрепленных пунктов стоил потери всего 15 человек, благодаря 11 участвовавшим танкам, которые загоняли людей противника в убежища или заставляли уходить.

20 ноября 1917 г. у Камбре при атаке укрепленной позиции батальон, продвинувшийся на 3 км в глубину, потерял всего 4 убитых и 5 раненых.1



Отсюда, в тех случаях, когда можно использовать танки, они способны при соответствующей организации давать исключительные результаты.

Приэтом опыт мировой войны показал, что действия танков имеют смысл, лишь когда они тесно связаны с работой пехоты, ибо сами по себе танки не способны ни удерживать местность, ни вести самостоятельный бой. Далее их действия успешны, только когда они внезапны для противника, иначе подготовленный артиллерийский и пехотный огонь, а также инженерное усиление местности могут свести к нулю все их стремления.

Между тем, доставка танков, их выгрузка, сосредоточение, подготовка к бою и введение в бой берет много времени и маскируется с большим трудом. Так, при лучшей организации этой работы потребовалось три ночи, чтобы подвезти и развернуть 375 танков перед французской атакой 18 июля 1918 г. у леса Виллер-Коттере.

Итак, нужна достаточная стабилизация фронта, а, во-вторых, серьезная, продуманная подготовка, чтобы ввести в бой танки массами; ввод же небольшого их количества, как показывает опыт, не играет существенного значения, ибо на них будет сосредоточен весь артиллерийский огонь, а убыль от него и от порчи механизмов нечем будет заменять, причем сопровождающая пехота при небольшом фронте атаки может быть остановлена перекрестным огнем с соседних участков. {338}

Выбор участка атаки.

Выбор участка танковой атаки принадлежит, конечно, только армейскому командованию, причем естественно, что на это окажут влияние и оперативная важность участка, и подходящая местность, и возможность беспрепятственной доставки танков к данному месту, а также возможность сохранения внезапности атаки.

Особенно важное значение имела всегда местность, а в условиях театров Красной армии будут иметь и пути сообщения. Вязкий грунт выводит танки из строя еще на пути к пункту атаки. Так, при первом применении этого оружия 15 сентября 1916 г. на р. Сомме из 49 танков пришло к исходному месту только 32, прочие завязли или испортились; в дальнейшем бою у 9 испортились механизмы, а 5 увязли; 25 сентября 1916 г. 11 танков из 13 застряли в воронках от снарядов.

Болота, глубокие воды, густой лес, кручи, местность, сильно изрытая снарядами тяжелой артиллерии, препятствуют работе танков.

Поэтому при подготовке танковой атаки нужна самая тщательная разведка.

Разведка.

Сначала таковая должна дать данные о том, где вообще возможна танковая атака, как основание для решения армейского командования. Когда атака решена, разведка в связи с целью действий и задачей должна выяснить: 1) когда и где выгружать и размещать танки, дабы скрыть их от глаза противника; 2) как провести танки к сборному месту, находящемуся обычно в 2—3 км за первой линией развертывающейся для атаки пехоты; 3) как отсюда выйти на исходный рубеж для атаки; 4) какова местность, где будет происходить движение в атаку, и 5) наконец, на основании тщательного изучения карты определить, в каких направлениях и до какого рубежа возможно движение танков внутри оборонительной полосы противника.

Только на основании общей цели действий и этой разведки может быть окончательно выбран фронт танковой атаки; этот выбор проверяется и дополняется разведкой танковых командиров, окончательно помогающих разрешить все перечисленные вопросы и установить рубежи, которые последовательно предполагается захватывать танками.

В зависимости от цели действий и обстановки производится расчет пехоты, артиллерии и прочих родов войск, участвующих в атаке, расчет транспортных и иных средств для обеспечения доставки танков и работы их в бою.

Расчет танков и других родов войск для ата- ки.

Боев. уст. пех. считает достаточным иметь на батальон один танковый взвод (3 танка), а на стрелковый полк — одну танковую роту (10 танков). За границей принимается на батальон 5 танков. Фактически, конечно, расчет приходится делать как раз наоборот, т. е. при определении количества пехоты для атаки исходить из числа имеющихся танков и фронта возможной их атаки, принимая, что взвод танков при интервалах в 50—100 метров между машинами способен атаковать фронт около 200 м. Сообразно числу взводов, введенных в дело, рассчитывается и количество батальонов первого эшелона атаки, а соответственно этому и следующие эшелоны, при которых должны быть танки. Кроме того, в резерве командования должны быть танки для замены убыли. При атаке сильно укрепленной позиции участвуют танки прорыва и сопровождения: первые прокладывают путь вторым, сметая {339} проволочные заграждения и сравнивая окопы. Количество артиллерии должно быть достаточно, чтобы с началом танковой атаки нейтрализовать огонь батарей противника, могущих бить по танкам, и в то же время веять под огонь орудия, которые будут обнаруживаться в пехотном расположении для стрельбы по танкам прямой наводкой. Инженерные силы и средства, играющие крупную роль в этой атаке, надо рассчитать как для маскировки танков, так и для устранения препятствий на их пути и одновременно сбережения путей подвоза других родов войск от разрушения их танками при движении последних.

Прибытие тан- ков в районы сосредоточе- ния.

Усовершенствование системы танков уже видимо увеличивает радиус их действия до 200—250 км. и позволяет по своему усмотрению двигаться либо на гусеничном ходу, либо на колесах. Это, конечно, значительно облегчает доставку танков в районы сосредоточения войск перед атакой и маскировку их прибытия. Иначе танки подвозятся при помощи железных дорог или грузовых автомобилей по ночам; колеи от их движения должны быть тщательно выравнены, ибо они хорошо наблюдаются сверху, самые танки укрываются при помощи мер естественной и искусственной маскировки и располагаются для лучшего укрытия главным образом в населенных пунктах.

Предполагая ввести танки в дело, следует уже при самом сосредоточении расположить их за теми частями пехоты, которым они будут приданы.

С отдачей приказа для атаки танковые взводы и роты подчиняются соответствующим командирам батальонов и полков, примем в приказе точно должно быть указано, кто кому именно подчиняется; план действий вырабатывается командирами стрелковых батальонов вместе со своими ротными командирами и начальниками соответствующих танковых единиц.

Ввод танков в боевой поря- док пехоты.

Первоначально танки должны расположиться в 2—3 км за соответствующими пехотными частями, чтобы затем войти в боевой порядок пехоты только прямым движением по заблаговременно избранному и отмеченному направлению, чтобы не испортить путей подвоза других родов войск и не завязнуть самим. Для самой атаки танки подходят в расположение тех частей, которым они приданы, и располагаются на заблаговременно выбранных местах как раз против тех пунктов оборонительной полосы противника, которые они должны атаковать, окончательно договорившись с пехотными командирами о взаимодействии. При этом подходе необходимо хорошо наметить пути и даже дать проводников от пехоты, иначе возможны всякие недоразумения. Так, в бою 25 апреля 1918 г. четыре английских танка, приданных марокканской дивизии, заблудились в пути, ибо были срублены 2 дерева, служившие для ориентировки. При. движении танков к исходному положению надо маскировать шум их моторов стрельбой или полетами аэропланов или вообще каким-нибудь шумом в окопах.

Атака с тан- ками.

Время для атаки танков избирается так, чтобы возможно предохранить их от огня артиллерии противника; выгоднее всего атаковать с рассветом, закончив все передвижения за 2—3 часа до него и убедившись справкою по телефону, что все готово для действия. Можно ириэтом самое движение танков в атаку прикрыть искусно пущенной дымовой завесой. Однако, пользоваться ею надо, конечно, умело. Так, в бою 25 апреля 1918 г. дымовая завеса не облегчила, а затруднила {340} действия английских танков, приданных марокканской дивизии, тем, что была пущена к востоку, а не к западу от германских окопов.

Движение начинают танки, а за ними пехота на таком расстоянии, чтобы огонь противника, направленный по танкам, в силу естественного рассеивания не попадал по ней.

Танки будут двигаться как с первыми, так и с последующими эшелонами пехоты, дабы содействовать выполнению задач последними и возмещать убыль танков первых эшелонов.

Танки начинают атаку развернутым фронтом на интервалах в 50—75 м один от другого. Если в атаке участвуют танки прорыва и сопровождения, то первые продвигаются до намеченной линии, прорвав главнейшие линии обороны, и останавливаются, легкие танки сначала следуют за ними, а затем выходят вперед. Пехота идет сначала за танками, но как только танк останавливается, встретив сопротивление, и вступит в борьбу с неприятельским гнездом, пушкой, огневой точкой, пехота должна использовать этот момент для энергичного движения вперед и захвата окопов противника, обгоняя танки. После этого пехота может продвигаться впереди танков, пока не встретит сопротивления, которого не будет в состоянии преодолеть своими силами. Остановленная, она выжидает подхода танков, пропуская их вперед, и как только последние завяжут бой, привлекая на себя огонь противника, пользуется этим для своего маневрирования.

По донесениям французской пехоты, танки оказывали ей могущественное содействие в то время, когда, по заявлению самих танков, они никакого огня не вели.

Причина этого несоответствия донесений кроется как в силе морального впечатления, производимого танками, так и в том, что танки навлекали на себя огонь противника, облегчая этим положение пехоты.

Имея в виду разницу в скорости танков и пехоты, необходимо ход тех и других урегулировать, указав рубежи, на которых танки должны во всяком случае останавливаться и входить в связь с пехотой, если они не были принуждены остановиться раньше. Впрочем, в боевой обстановке трудно рассчитывать, что танки, набравшись много храбрости, далеко уйдут вперед от пехоты — это обычно бывает только на учениях. Следует опасаться другого, что пехота слишком станет соразмерять свои движения с танками и начнет останавливаться, когда остановятся танки. Поэтому необходимо решительно требовать от пехоты движения вперед, обгоняя танки и беря во фланг и тыл те части противника, которые еще оказывают сопротивление. Если танки остановились, пехота должна продолжать энергичное наступление, не обращая внимания даже на их отход. Необходимо помнить, что танк это только помощь пехоте, а прокладывать себе дорогу в сделанном танками прорыве она должна уметь и сама.

Вместе с тем, огонь пехоты, особенно батальонной артиллерии, должен обрушиваться на все, что угрожает танкам, особенно на орудия, стреляющие прямой наводкой; командиры танковых соединений должны иметь запас танков в тылу для высылки таковых взамен выбывших из строя.

За каждым танком достаточно вести не более стрелкового взвода, имея прочие уступами справа и слева или в одну сторону, смотря по обстановке. Наиболее затруднительной частью действий будет организация {341} связи танков с пехотою во время боя, ибо при лучшей договоренности бой представляет ряд неожиданностей, которые вперед предусмотреть никак нельзя.

Связь с тан- ками.

Трудность ее заключается в том, что танк в бою плохо ориентируется и мало видит; сам он может держать связь с пехотою сигналами, но не видит сигналов пехоты, которая поэтому должна посылать к нему посыльных, легко выбывающих из строя, ибо танк идет в самом огне противника. Поэтому нужна исключительно полная договоренность перед началом действия между пехотою и танками. Связь командиров танковых частей со старшими начальниками может держаться при помощи радио.

Развитие успе- ха и выход из боя.

Развитие успеха лежит главным образом на пехоте, ибо танки, с трудом ориентируясь, мало способны к сложному маневрированию.

Выходят они из боя, как только пехота переходит к обороне, становясь с этого момента лишь мишенью для неприятельской артиллерии.

 

 


  {343}  

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.

Расположение на месте.

Общие положения.

Характер, це- ли и условия соблюдаемое при располо- жении на месте.

На войне приходится располагаться на месте как вследствие состояния своих войск, нуждающихся в отдыхе и в повышении или хотя бы восстановлении боеспособности, так и вследствие требований боевой обстановки, вынуждающей делать перерывы в действиях для подготовки новых операций, для устройства тыла, для выжидания удобного времени года или суток и т. д.

Само по себе расположение на месте в зависимости от различия цели и обстановки имеет ряд самых разнообразных оттенков, начиная от короткой остановки в соприкосновении с противником в боевом порядке перед переходом в наступление и до расположения в глубоком тылу в течение месяцев для отдыха и подготовки к предстоящим действиям.

Тем не менее расположение на месте всегда есть только перерыв боевых действий, который ежеминутно может быть нарушен каждой стороной и который поэтому надо уметь использовать для повышения боеспособности своих войск и для подготовки к предстоящим действиям, все время сохраняя при этом должную боевую готовность. Даже стоя в окопе на самый близкий выстрел от противника, нельзя думать только о боевой готовности и держать все время людей в напряжении, рискуя замотать их до полной потери боеспособности как раз к моменту неприятельского штурма. С другой стороны, даже находясь в резерве в глубоком тылу, нельэя отдаваться одним мыслям об отдыхе, совершенно забывая о боевой обстановке: ежеминутно отдыхающая часть должна быть готова к выступлению походом, по железной дороге, на автомобилях — в любом направлении, должна иметь все меры противодействия на случай налета масс самолетов или обстрела из «сверх-орудия».

Таким образом, во всяком расположении на месте сплетаются требования боевой готовности и возможно более полного отдыха, почему в каждом данном случае начальник должен уметь взвесить все обстоятельства и предоставить своим войскам наиболее полный отдых, какой только возможен при данной обстановке.

Каждое из перечисленных требований предъявляет свои особые требования к характеру расположения на месте. {343}

Забота о повышении боеспособности войск требует, чтобы им были предоставлены:

1) соответственный физический отдых,

2) достаточное время, место, возможность провести специальную работу по поднятию настроения и ряд занятий для исправления недочетов боевой подготовки.

В этих целях надо располагаться на месте:

а) своевременно, т. е. не ожидая такого физического истощения и морального разложения войск, когда восстановление боеспособности или вовсе невозможно, или потребует слишком большого времени и работы;

б) на достаточно продолжительное время, соответствующее состоянию войск, тому отдыху, который надо дать, и той работе, которую надо провести, в соответствующих условиях размещения, питания, безопасности, дабы дать отдых и физическим силам и нервам; время это меряется от остановки на одну ночь до нескольких месяцев. Так, например, сербская армия, отступившая в 1915 г. через Албанию на Адриатическое побережье, была столь истощена, что ее пришлось совершенно вывести из боевой обстановки, перевезти на остров Корфу и дать отдых в течение нескольких месяцев при особом режиме, дабы восстановить ее боеспособность;

в) в соответствующих условиях снабжения, дабы восстановить вооружение, снаряжение, одежду, обувь, всю материальную часть и дать пополнение людьми.

Боевые соображения в свою очередь требуют:

1. Располагать войска на месте, только когда допускает обстановка, на тот срок и в том районе, где она позволяет.

2. Приноравливать размещение войск не к их удобствам, а к вероятной группировке и вероятным задачам при предстоящем возобновлении действий как по нашей инициативе, так и по инициативе противника.

3. Обеспечить войска специальными мерами от разведки и нападений как сверху, так и с земли, а также от поражения в случае перехода в наступление крупных сил противника.

Нетрудно видеть, что многие из перечисленных требований часто будут находиться в самом непримиримом противоречии между собой.

Боевая обстановка сплошь да рядом вовсе не позволяет дать отдых очень утомленным войскам, требуя новых трудов, или в лучшем случае позволяет отводить для этого такой срок и место, которые совершенно не соответствуют самым скромным требованиям отдыха.

В свою очередь состояние войск подчас самым властным образом может потребовать приостановки действий и даже увода в тыл целых частей под угрозою вовсе лишиться их из-за полного морального разложения или расстройства от потерь.

Поэтому, на войне выбор времени для расположения на месте, определение района, продолжительности и характера размещения войск должны являться результатом умелой и всесторонней оценки как состояния войск, так и общей обстановки. Иногда приходится рисковать даже расстройством войск, «когда игра стоит свеч» и этим {344} путем можно добиться полного разгрома противника, иногда, наоборот, отказываться и от выгод развития успеха, лишь бы не лишиться войск доведением их до полного расстройства и разложения.

Вот, таким образом, те соображения, на основании которых устанавливается переход к расположению на месте.

Для осуществления этого перехода необходимо установить:

1. Форму, размеры по фронту и в глубину площади, подлежащей занятию, как и каким способом разместить на ней войска, дабы обеспечить им наилучшие оперативные условия в случае возобновления военных действий и наиболее успешную работу над восстановлением боеспособности.

2. Обеспечить требуемую боевую готовность войск и одновременно наилучшие возможные условия работы над поднятием их боеспособности, в частности предоставление им должного отдыха.

3. Наконец, организовать переход к расположению на месте, а из него к будущим действиям так, чтобы не нарушить боевой готовности войск и не потребовать от них лишних физических усилий.

Для разрешения всех этих вопросов необходимо в первую очередь отдать себе ясный отчет, какими способами могут располагаться войска на месте и какие свойства характеризуют каждый из этих способов, дабы применять их своевременно, парализуя в то же время невыгодные стороны соответствующими мерами.









Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.