Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Правовые позиции Конституционного Суда РФ и источники трудового права





 

Юридическая природа решений Конституционного Суда РФ как источников трудового права решающим образом связана с получающими отражение в соответствующих решениях правовыми позициями Конституционного Суда РФ. В конечном счете именно правовые позиции, с одной стороны, придают решениям Конституционного Суда РФ юридические (нормативно-правовые) качества источников права, а с другой – предопределяют весьма существенную специфику данного вида правовых источников, что порой – при недостаточном учете особенностей природы такого нового для нас явления правовой жизни, как правовые позиции Конституционного Суда РФ, – становится причиной сомнений в правомерности отнесения данного вида судебных документов к источникам права. Поэтому для понимания решений Конституционного Суда РФ в качестве источников трудового права анализ проблемы правовых позиций Конституционного Суда РФ имеет принципиальное значение.

Само по себе понятие «правовая позиция» применительно к Конституционному Суду РФ имеет легальное, законодательное закрепление (ст. 73 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Однако содержание этого понятия, его юридическая природа в Федеральном конституционном законе не раскрываются, хотя сама практика конституционного правосудия сложилась таким образом, что проблема правовых позиций Конституционного Суда РФ имеет весьма широкий характер и принципиальное значение и для деятельности самого Конституционного Суда РФ (с точки зрения строгого соблюдения и на этой основе обеспечения преемственности принимаемых решений Суда с ранее высказанными им правовыми позициями), и для законодателя, правоприменителей, к которым обращены решения Конституционного Суда РФ как акты, обладающие свойствами правовых источников.

В отечественной юридической науке нет четкого понимания и единства мнений о том, что из себя представляет правовая позиция Конституционного Суда РФ[84]. Ценность различных подходов к этой относительно новой проблеме юридической науки несомненна. В то же время представляется возможным исходить из понимания правовых позиций Конституционного Суда РФ как аргументированных, получающих обоснование в процедуре конституционного правосудия оценок и интерпретационных представлений по вопросам права в рамках решения Конституционного Суда РФ, принятого по итогам рассмотрения конкретного дела. В этом плане можно выделить следующие основные характеристики правовых позиций Конституционного Суда РФ как весьма своеобразных носителей нормативных начал решений Суда, благодаря чему последние приобретают качества источников трудового права.

Это, во-первых, итогово-обобщающий характер правовых позиций, которые лежат в основе решений Конституционного Суда РФ, хотя по своему объему содержание решений (постановлений, определений) заметно шире, богаче и не сводится только к сформулированным в них правовым позициям. Правовые позиции определяют внутренний смысл решений Конституционного Суда РФ, составляют юридическую квинтэссенцию принятого судебного решения в порядке конституционного контроля.

Во-вторых, оценочная, аксиологическая природа правовых позиций, в которых получает выражение отношение Конституционного Суда РФ к конкретной правовой норме, составляющей предмет запроса. Главным в этом случае является ответ на вопрос о конституционности рассматриваемой Конституционным Судом РФ нормы. Вместе с тем правовая позиция – это не только итоговый вывод, содержащийся в резолютивной части решения Конституционного Суда РФ. Мотивировочная часть решения нередко содержит не менее важные правовые позиции, усиливающие значение решений как источников трудового права. Это подтверждается и практикой Конституционного Суда РФ, который неоднократно ссылался в своих решениях на правовые позиции, содержащиеся в мотивировочной части ранее принятых постановлений и определений (например, абз. 5 п. 2 мотивировочной части Определения от 18 декабря 2003 года № 460-О[85], абз. 4 п. 2.1 мотивировочной части Определения от 3 октября 2006 года № 407-О[86] и др.). Более того, без глубокого проникновения в содержание мотивировочной части невозможно адекватное реальному значению понимание конституционно-правовых выводов, содержащихся в резолютивной части.

В-третьих, правовые позиции Конституционного Суда РФ есть результат истолкования конкретных положений трудового законодательства, итог выявления конституционного смысла рассматриваемых положений в пределах компетенции Конституционного Суда РФ. Тем самым обеспечивается своего рода «конституционная рихтовка» норм трудового законодательства, при которой они не дисквалификацируются, не признаются неконституционными, но преодолевается их конституционно-правовая неопределенность. В конечном счете это есть специфическая форма правотворческой деятельности Конституционного Суда РФ, так как с помощью конституционного истолкования: а) уточняется нормативное содержание статьи трудового закона; б) преодолевается коллизия между несколькими нормами путем поиска баланса содержащихся в них конкурирующих конституционных ценностей[87]; в) выявляются системные, иерархические связи и зависимости между отдельными нормами правовых институтов трудового права; г) придается новое, современное содержание норме «доконституционного» закона и так далее.

При этом следует учитывать, что «толкование» и «истолкование» – это нетождественные методы осуществления конституционного правосудия. В соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ дает официальное толкование Конституции РФ, что является его исключительным полномочием. В то же время Суд в рамках любого конкретного дела может использовать метод конституционного истолкования норм отраслевого законодательства, выявляя тем самым его конституционный смысл. Соответственно, правовые позиции Конституционного Суда РФ, выражающие итог официального толкования норм Конституции РФ либо результат истолкования трудового законодательства, имеют заметные различия в своих юридических, нормативных характеристиках. В иерархии правовых позиций Конституционного Суда РФ на первом месте, безусловно, стоят решения, посвященные толкованию Конституции РФ. Однако это не исключает, что для правоприменителя, включая судебные органы, одинаково обязательными являются все правовые позиции Конституционного Суда РФ, включая те, которые представляют собой результат конституционного истолкования норм отраслевого (трудового) законодательства.

В-четвертых, концептуальный, в своей основе, характер правовых позиций Конституционного Суда РФ, в рамках которых не просто дается ответ о конституционности конкретной правовой нормы (по принципу «да» – «нет»), но предлагаются конституционно-правовые решения рассматриваемых Конституционным Судом РФ проблем в области трудовых отношений.

В-пятых, общий характер правовых позиций Конституционного Суда РФ. Это свойство состоит не только в том, что выраженная в решении Суда правовая позиция распространяется на всех субъектов права по всей территории России. Это универсальная характеристика всех социальных, в том числе правовых, явлений, имеющих не индивидуализированную, адресную направленность своего воздействия, а общий характер. Наряду с данным свойством общности (или, что несколько иное, но также относится к данной характеристике – обобщенности) правовая позиция Конституционного Суда РФ носит общий характер еще и в том плане, что она распространяется не только на тот конкретный случай, который стал предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, но и на все аналогичные случаи, имеющие место в правовой практике. Внешне это действительно сближает правовую позицию Конституционного Суда РФ с судебным прецедентом. Но это лишь внешнее сходство, если иметь в виду, что под «аналогичными случаями» в конституционном правосудии имеются в виду прежде всего аналогичные правовые нормы, получившие оценку в рамках правовой позиции Конституционного Суда РФ. Так, признание неконституционными регулирующие трудовые (служебные) отношения одного субъекта Российской Федерации распространяется на аналогичные нормы регионального трудового законодательства всех других субъектов. К примеру, Постановление Конституционного Суда РФ от 15 декабря 2003 года № 19-П, в котором Суд признал неконституционным установление Законом Ивановской области «О муниципальной службе Ивановской области» в качестве основания для увольнения муниципального служащего выражение ему недоверия представительным органом местного самоуправления, поскольку такое недоверие может выражаться только тем лицам, которые получают право на осуществление соответствующих полномочий от самого представительного органа местного самоуправления, распространяется в этой части на все субъекты Российской Федерации[88]. Если возникнет сомнение, насколько соответствующую норму трудового закона можно рассматривать как аналогичную признанной неконституционной, этот вопрос может быть решен в суде общей юрисдикции. Однако суд общей юрисдикции, признав норму закона аналогичной той, которая является неконституционной, может признать ее лишь недействующей, что не влечет дисквалификацию этой нормы, она в этом случае не может применяться, но сохраняет свое «присутствие» в правовой системе; недействительной же, то есть утратившей юридическую силу, эта норма может быть признана лишь Конституционным Судом РФ. Эта правовая позиция, заключающаяся в том, что утрата законом юридической силы возможна лишь в результате признания его неконституционным (кроме решения об этом самого законодательного органа) была выражена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 года № 6-П[89].

В-шестых, юридическая обязательность правовых позиций Конституционного Суда РФ. Правовые позиции имеют такую же юридическую силу, как и сами решения Конституционного Суда РФ. В Определении от 8 октября 1998 года № 118-О, Конституционный Суд РФ сформулировал принципиальный подход в отношении обязывающего значения правовых позиций, согласно которому положения мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда РФ, сформулированные в резолютивной части этого же постановления, отражают правовую позицию Конституционного Суда РФ и также носят обязательный характер[90]. Официальный, обязательный характер является не только важным свойством правовых позиций, но наряду с предыдущей характеристикой (общий характер) эти качества, пожалуй, в наибольшей степени сближают правовые позиции Конституционного Суда РФ с правовыми нормами, хотя знак равенства между ними ставить нельзя.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ, как и его решения в целом, обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 6 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Уже в силу этого вряд ли можно согласиться с попытками деления правовых позиций Конституционного Суда РФ на юридически обязательные (например, те, которые сформулированы в решениях о толковании Конституции РФ, а также содержатся в резолютивной части иных решений Суда) и на правовые позиции, имеющие рекомендательный, ориентирующий характер. Действительно, в общем массиве правовых позиций Конституционного Суда РФ возможно выстраивание определенной иерархической системы, где приоритет принадлежит, как отмечалось, правовым позициям о толковании Конституции РФ: по юридической силе они фактически находятся на одном уровне с Конституцией РФ. Некоторые же правовые позиции могут в большей степени выступать, например, в качестве ориентира (критерия) для законодателя, но и в этом случае они не утрачивают свойство юридической обязательности. И законодатель, сохраняя право на свободу усмотрению при принятии своего решения в рамках законодательного процесса, в то же время не может преодолеть юридическую силу постановления о признании акта неконституционным повторным принятием этого же акта (ч. 2 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»).

Важно, что данное свойство (юридическая обязательность) правовых позиций распространяется и на сам Конституционный Суд РФ. Однако это не означает, что правовые позиции не могут уточняться. Статья 73 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» устанавливает, что в случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принятия решения, не соответствующего правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда РФ, дело передается на рассмотрение пленарным заседанием. Такой ситуации в работе Конституционного Суда РФ пока не возникало. Вместе с тем практика свидетельствует, что при выявлении конституционного смысла ряда положений, в том числе трудового законодательства, правовые позиции углубляются и обогащаются.

Объективности ради следует признать, что в юридической науке нет единства мнений по вопросу об общеобязательности правовых позиций Конституционного Суда РФ для законодателя и правоприменителя, и это отнюдь не способствует конституционализации отраслевого законодательства, укреплению конституционной законности. В определенной мере это связано еще с одной особенностью правовых позиций.

В-седьмых, правовые позиции Конституционного Суда РФ находятся в сложных системных взаимосвязях с корреспондирующими им правовыми позициями законодателя. В случае признания Конституционным Судом РФ оспариваемой нормы трудового законодательства конституционной, правовые позиции Суда и законодателя совпадают. Признание же нормы неконституционной означает расхождение в правовых позициях законодателя и Конституционного Суда РФ. Суд при решении этой проблемы имеет собственную правовую позицию, которую он аргументирует в мотивировочной части и выражает в виде итогового вывода в резолютивной части решения. При этом существенная особенность правовых позиций Конституционного Суда РФ по сравнению с парламентскими правовыми позициями состоит в том, что Суд решает исключительно вопросы права (ч. 2 ст. 3 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»), принимает постановления (определения) с позиций Конституции РФ, обеспечивая ее верховенство. Парламент же является законодательным и представительным органом, и в этом качестве в законотворческом процессе он призван выражать (представлять) в том числе плюрализм политических интересов, идеологическое многообразие в нашем обществе. В этих условиях при возникновении конкуренции правовых позиций Конституционного Суда РФ и парламента безусловный приоритет – за Конституционным Судом РФ.

Вместе с тем, как показывает практика, законодатель не всегда следует правовым позициям Конституционного Суда РФ, порой стремясь преодолеть их путем принятия законодательных положений, которые по своей сути идентичны ранее признанными неконституционными. Так, например, Постановлением Конституционного Суда РФ от 24 января 2004 года № 3-П были признаны не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 235 КЗоТ РФ и п. 3 ст. 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в той части, в какой ими не допускается без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся в соответствии с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя[91]. При этом Конституционный Суд РФ исходил из того, что запрет на увольнение в данном случае представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника; он не обусловлен необходимостью защиты прав и свобод, нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности и право собственности, искажает существо принципа свободы труда, а также предоставляет соответствующей категории работников необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создает возможность злоупотребления правом.

Между тем Трудовой кодекс РФ, принятый в 2002 году, установил, что увольнение по инициативе работодателя на основании неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (т.е. в соответствии с п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ) руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа (ч.1 ст.374 Трудового кодекса РФ). Данные нормы имеют, по существу, аналогичное содержание с вышеназванными положениями КЗоТ РФ, которые были признаны неконституционными, на что уже неоднократно обращалось внимание специалистами в области трудового права[92], а потому они подлежат безусловной корректировке.

 







Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.