Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Мальчишка подмигнул ему и, вскинув руку с зажатой в ладони палкой, побежал прочь.





- Стой! – выкрикнул Ирман и бросился в конец коридора, но тут же остановился как вкопанный, услышав скрип ржавых, сто лет не смазываемых петель. Сердце замерло, отказываясь биться, а в душу закрался липкий ужас. Ирман обернулся назад и как в замедленной съемке наблюдал за закрывающейся дверью, которую тянуло к косяку сквозняком.

- Нет… нет, нет! – закричал он и побежал назад. И когда был уже совсем близко, резко просунул руку в тонкую щель, которая осталась от прохода. Чудовищная боль пронзила предплечье, и Ирман зарычал, чувствуя ужасное раздражение. – Твою мать! – процедил он сквозь зубы и со злостью пнул дверь назад, открывая ее. Но та словно на пружине вновь попыталась захлопнуться.

- Нихера у тебя не получится. – Зашипел парень и, несколько раз саданув по двери ногой, сорвал ее с петель и бросил на пол. – Думаешь, самая умная?! Хер тебе!

Он бросил взгляд на Амиса, который все еще спокойно спал, улыбаясь чему-то своему, и, успокоившись, вышел в коридор.

- Теперь твоя очередь, паршивец. – Бросил Ирман, обращаясь к пустому коридору, и поспешил туда, откуда слышал смех. Он никому не позволит вот так просто врываться в его жизнь и ломать все, что с таким трудом получается строить. Никому… даже воспоминаниям.

Топот детских шагов гулким эхом отражался от стен, заполняя собой все пространство коридора, тогда как звук собственных шагов Ирмана тонул в мягком ворсе расстеленных по полу ковров, которых в школе Айзека Айзена отродясь не водилось. Ноги его увязали в этих коврах по щиколотки, мешая двигаться вперед и замедляя шаг, словно бы специально задерживая его, но Ирман не обращал на это никакого внимания, стараясь догнать мелкого угребка, который так дерзко нарушил его покой.

В свете солнечных лучей кружили миллиарды мерцающих пылинок. Казалось, что какая-то долбанутая на всю голову фея решила сыграть с ним идиотскую шутку и теперь засыпала школу волшебной золотой пыльцой. От пыли, оседающей на губах и попадающей на язык, во рту появлялся приторно сладкий привкус. Нос чесался. Нестерпимо хотелось чихнуть. И Ирман с остервенение тер свои ноздри, чтобы унять это свербящее чувство.

Впрочем, стоило только миновать коридор и выскочить на лестничную площадку, как одна напасть сменилась другой. Здесь не было пыли, но ее заменил не менее гадостный сырой затхлый воздух. Лестница, которая вела наверх, обвалилась. А стены вдоль несуществующего теперь пролета, были загажены черной копотью, словно в школе совсем недавно произошел пожар.

Ирману даже казалось, что он до сих пор чувствует запах гари, горечью царапающий его горло. Пластиковая рама огромного окна, рядом с которым он стоял, была оплавлена и покорежена. Конструкция не выдержала жара и покосилась, от чего по закопченному стеклу пошла большая трещина. И теперь ветер беспрепятственно задувал в образовавшуюся между стеной и рамой брешь, тревожа полуистлевшую портьеру.

Неожиданный грохот, раздавшийся где-то внизу, вырвал Ирмана из какого-то странного оцепенения. Что-то разбилось. Звон рассыпающихся по полу осколков смешался с детским смехом и парень, резко развернувшись, бросился по лестнице вниз, перепрыгивая через ступеньку.

Оказавшись на втором этаже, он вновь остановился, всматриваясь в полумрак коридора, где располагались учебные кабинеты. И краем глаза заметил в отражении одного из висящих на стене зеркал мелькнувшую фигуру мальчика и чью-то большую тень, следующую за ним.

Похоже, за мелким засранцем кто-то охотился, и Ирману от этого стало как-то не по себе. Неожиданно возникшее опасение за жизнь мальчишки толкнуло парня вперед. Гаденышу угрожала опасность, и Ирман просто не мог оставить его без помощи.

Но чем быстрее он бежал, тем больше удалялись от него звуки шагов жертвы и ее преследователя.

- Прогуливаете, господин Гердер?

Неожиданно раздавшийся голос Садиса словно пригвоздил Ирмана к полу. Не в силах не то, что сделать шаг, а даже пошевелиться, парень почувствовал, как его кожа покрывается мелкими противными мурашками. А учитель тем временем надвигался на него, выступая из сумрака как зловещее порождение тьмы. Линзы его очков яростно сверкнули, не предвещая ничего хорошего.

- Считаете, что география Вам не нужна? – язвительно поинтересовался тот. – Или Вы являетесь ярым приверженцем теории, что Сидней находится в Австрии и любой намек на развенчание данного убеждения оскорбляет Ваши чувства? Ну чего Вы молчите? - усмешка мужчины сочилась ядом. - Или Вам так сильно полюбились публичные наказания, что теперь без них Ваша жизнь не имеет никакого смысла? Впрочем, это ведь можно исправить, верно? - он потянулся рукой к своему поясу, и через мгновение металлическая рукоять указки уже была зажата в тонких длинных пальцах.

Ирман тяжело сглотнул и перевел взгляд с змеиных губ Садиса на тонкий гибкий прут, зажатый в уверенной руке. Солнечный луч играл на серебристом наконечнике указки, словно дразнил его, обещая, что расправа будет поистине незабываемой.

- Учитель, Вы не имеете права… Экзамен по Вашему предмету я сдал на "отлично". - Голос парня был сиплым, и он кашлянул, чтобы прочистить горло. - У Вас ко мне больше не может быть никаких претензий.

- Да неужели? - усмехнулся Садис. - Гердер, это самая жалкая выдумка, какую только мне доводилось слышать за всю свою педагогическую практику. - Мужчина вскинул руку и наконечником указки приподнял лицо Ирмана за подбородок. - У Вас есть ровно три секунды, чтобы зайти в кабинет и приступить к сдаче экзамена. - С угрозой прошипел он. - В противном случае я буду смаковать Ваше наказание очень-очень долго.

Парень дернулся и сделал шаг назад. Глаза учителя за прозрачными линзами очков предупреждающе сузились. Ирман видел, что тот намерен силой загнать его в свой кабинет, и решил не перечить. Но едва он подумал об этом, как фигура мальчишки вновь мелькнула в одном из зеркал. Тот остановился и вскинул руку с зажатой в руке палкой, словно собирался обороняться. Четвероногая тень вдруг поднялась на задние лапы и, выпрямившись, нависла над мальчиком.

- Я не могу. - Проговорил парень и испуганно посмотрел на Садиса, ухмыляющегося своей этой противной улыбочкой, которая никогда не предвещала ничего хорошего. - Я должен идти. Мне нужно... - Ирман махнул рукой в сторону зеркала, в котором теперь уже ничего не отражалось, и хотел было сделать шаг вперед, но мужчина преградил ему путь и приставил наконечник указки к груди, словно острие шпаги.

- Гердер, Вы, кажется, не совсем меня поняли, да? - Садис резко отнял указку от тела парня, но тут же с силой приложил ее обратно, оставляя разгоряченный, наливающийся кровью след на бледной коже. - Быстро в кабинет! Вы сдадите этот экзамен, даже если мне придется заставить Вас сделать это.

Привычная боль отозвалась в теле мучительным спазмом. Ирман едва сдержался, чтобы не зашипеть, и зажал ладонью саднящий след. А Садис предупреждающе рассек указкой воздух, давая понять, что не позволит ему пройти, даже если он будет прорываться с боем. Каким бы сильным Ирман себя ни считал, учителя он боялся почти так же, как и директора. Было в этом человеке что-то, что подавляло в других и агрессию, и буйный нрав, и дерзость. И Ирман отступил еще на шаг под его напором.

- Я должен помочь... - все же парень не оставлял попыток убедить учителя в том, что ему нужно пойти вперед. - Там, в зеркале... посмотрите же!

- В зеркале? - Садис нахмурился и повернул голову в указанном Ирманом направлении, но тут же презрительно фыркнул. - Мне надоели Ваши шутки, Гердер. - Сурово сказал он. - Хотя после экзамена я заставлю Вас отполировать эту стену до зеркального блеска, раз уж Вам так хочется зеркал.

- Да посмотрите же!.. - начал было Ирман, но сильный удар указкой по плечу и твердый взгляд, который, казалось, мог с большого расстояния согнуть даже самую крепкую металлоконструкцию, заставил парня попятиться к двери кабинета географии и схватиться за прохладную ручку. - Ладно... Ладно! Я сдам этот экзамен еще раз, если хотите.

Садис на эти слова парня только хищно оскалился и, когда дверь открылась, втолкнул Ирмана в помещение класса, после чего захлопнул проклятущую дверь и даже, кажется, закрыл ее на замок с другой стороны.

- Так, так, так, господин Гердер! Как я рад лицезреть Вас в таком... эм... абсолютном неглиже. - Директор Айзен крутился на кресле из стороны в сторону и постукивал пальцами по темной лакированной поверхности стола. - Прямо не нарадуюсь. Это у Вас такой хитрый способ сдать экзамен? Но поспешу Вас уверить, Вы интересны мне только с эстетической стороны. В конце концов, Ваше сложение почти идеально, а что может быть прекраснее, чем наблюдать за юным, сильным, хорошо развитым телом? Может, продемонстрируете себя во всей красе, чтобы я лучше рассмотрел? Повернитесь!

Ирман застыл посреди кабинета географии и, холодея от ужаса, опустил взгляд. Сейчас он испытал самое паскудное чувство дежавю, которое только с ним случалось. Все это уже было, но... кажется, в прошлый раз директор сказал раздеться до трусов. Зачем же он снял с себя всю одежду?

- Это идиотское недоразумение. - Бросил парень сипло.







Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.