Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПСИХОТЕРАПИЯ В РАЗНЫХ УСЛОВИЯХ






9.

Мартин Шерер

КОММУНА-ИНТЕРНАТ КАК ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ СРЕДА

Введение

В период между принятием законов об образовании (Education Acts) 1944 и 1981 гг. наблюдалось бурное развитие системы специального обучения и ухода за детьми в условиях интернатов (residential special education & child care). Совре­менные исследования показали, что изолированное содержа­ние детей с психическими расстройствами в интернатах при­носит больше вреда, чем пользы. Такая точка зрения служит моральным оправданием для снижения государственного фи­нансирования интернатов. Многие представители местных ад­министраций вообще отказались от субсидирования интерна­тов, предназначенных для специального обучения или ухода за детьми. Таким образом, дети, страдающие психическими расстройствами, оказались лишенными права выбрать тот или иной вид психологической поддержки.

Первые психотерапевтические коммуны-интернаты возник­ли в 1930-х гг. и стали хорошей альтернативой традиционным видам воздействия на тех детей и подростков, чье поведение шло вразрез с общепринятыми нормами. В этой главе предпри­нята попытка описания и критической оценки такого подхода в свете господствующих в настоящее время теорий и совре­менных требований к обеспечению психологической поддер­жки населения. Психотерапевтические коммуны предвосхи­тили принятие закона об образовании 1981 г. и закона о детях (Children Act) 1989 г. Несмотря на развитие и распростране-


ние этого подхода, вплоть до 1981 г. психотерапевтические коммуны по-прежнему оставались сравнительно редким яв­лением. Они функционировали вне рамок традиционных сис­тем образования, практического обучения детей и клинико-педагогических исследований.



Совсем отказываясь от интернатов, мы можем впасть в край­ность и выплеснуть вместе с водой и ребенка. Рост распрост­раненности прогулов и широкое применение в качестве меры дисциплинарного воздействия временного отстранения от ур9-ков свидетельствуют о том, что совместное обучение проблем­ных и обычных детей не позволяет эффективно преодолевать возникающие у некоторых из них эмоциональные и поведен­ческие трудности. По-видимому, нам придется вновь обратить­ся к опыту терапевтических коммун, чтобы не изобретать ко­лесо заново.

Что такое психотерапевтическая коммуна?

Истоки

В работе Бриджленда (Bridgeland, 1971) приведено подробное описание терапевтических коммун, начиная с пер­вых, появившихся в 1930-х гг., охарактеризованы наиболее из­вестные из них: Нью-Барнс (New Barns) (основатели Франк­лин и Уилле, Franklin & Wills), Малберри-Буш (Mulberry Bush) (основатель Докер Драйсдейлс, Docker Drysdales), Котсволд (Cotswold) (Балберни, Balbernie), Пепер-Харроу (Peper Har­row) (Роуз, Rose), а также рассказано о деятельности некото­рых основоположников нового подхода к обучению в услови­ях интерната (residential education), таких как Эйкхорн, Гомер Лэйн, А. С. Нейл и Беттлхайм (Aichorn, Homer Lane, A. S. Neil & Bettleheim). От себя хочется дополнить этот перечень ком­мун такими названиями, как Шоттон-Холл (Shotton Hall) (ос­нователь Ленхофф, Lenhoff), Варлей-Мэнор (Warleigh Manor), а также Уоррендейл а Канаде (Warrendale) (Браун, Brown). Название последней коммуны часто ассоциируется с именем


ее основателя (в скобках). Психотерапевтические коммуны часто возникали как альтернатива существующим подходам к работе с проблемными детьми, обычно предусматривающим те или иные меры дисциплинарного воздействия.

Определение

Сам термин «коммуна» предполагает равноправие ее членов, совместное владение собственностью и включенность членов в единую социальную структуру. Термин «терапия» оз­начает некоторые попытки разрешить проблемы ее членов. Читатели, знакомые с функционированием психотерапевтичес­ких коммун, пожалуй, сочтут такое определение неконкретным, неполным или неточным. Это лишний раз доказывает расплыв­чатость определения психотерапевтической коммуны, а так­же отсутствие отработанной системы обмена опытом между сторонниками разных подходов.

Из работ Уиллса (Wills, 1973; 1979) можно позаимствовать такое определение, как терапия структурированной средой (Planned Environment Therapy, PET), которое как нельзя луч­ше подходит для всех без исключения психотерапевтических коммун, имеющих одну общую черту: использование повсе­дневного опыта проживания специалиста и клиентов для со­вместного разрешения имеющихся у клиентов проблем. В све­те такого общего определения называться психотерапевтиче­скими коммунами с полным правом могут многие учреждения, включая те, в которых используется поведенческий подход, например Челфэм-Милл (Chelfham Mill), основатель Бёрленд (Burland). Из своего определения PET Уилле (Wills, 1979) умышленно исключил поведенческие подходы. К сожалению, формулировка не позволяет читателю понять, что в действи­тельности за ней стоит. Давайте ближе познакомимся с раз­личными аспектами функционирования психотерапевтической коммуны.

Описание

Конечно, данное описание всего лишь отражает впе­чатления автора. Однако с помощью этого описания можно на конкретных примерах раскрыть суть того определения психо-


терапевтической коммуны, которое дали Франклин и Уилле Кроме того, сразу будут видны особенности коммун, отлича­ющие их от традиционных учреждений.

Лидерство и власть

Любая стабильная организация имеет социальную струк­туру для поддержания авторитета лидеров и для упорядоче­ния жизни своих членов в соответствии с целями и задачами данной организации. Устанавливаются правила поведения, предусматриваются меры наказания за их нарушение, а также система приведения этих мер в исполнение. Статус в органи­зации определяется должностью, продолжительностью рабо­ты, возрастом, полом и личными качествами конкретного лица. Чем выше статус индивида, тем больше у него возмож­ностей повлиять на установление и соблюдение правил пове­дения, а также избежать наказания за их нарушение. Члены организации добровольно подчиняются установленным в ней правилам постольку, поскольку ее лидеры способны внести упорядоченность и предсказуемость в их жизнь, а также удов­летворять их потребности и чаяния.

Схематично можно выделить четыре типа власти: тради­ционная, бюрократическая, харизматическая и демократиче­ская (Pugh & Higson, 1989). Практически во всех организациях сосуществуют несколько форм власти. Одна властная систе­ма регулирует поведение индивидов в рамках их должност­ных обязанностей, другая регламентирует социальные взаимо­действия между индивидами. Эти системы могут существовать независимо, дополнять друг друга или конкурировать между собой. Организации, работающие с клиентами, стремятся иг­рать решающую роль в регуляции их социальных взаимодей­ствий, однако клиенты склонны выстраивать собственную си­стему власти. Если в организации существует строгая долж­ностная субординация в отношениях сотрудников и четкое разделение между персоналом и клиентами, клиенты, как пра­вило, создают собственную структуру с еще более жесткой иерархией. В среде клиентов появляются свои лидеры, кото­рые устанавливают негласные правила поведения, обычно противоречащие официальным нормам. Постепенно форми-


руется система сложных взаимодействий и невербальных сиг­налов, благодаря которым поддерживается дисциплина в груп­пе. Иногда лидер изъявляет свою волю еле заметным жестом (Owen, 1974).

В школах и интернатах для детей нередко существует про­блема буллинга. Буллит (bullying) — это форма жестокого обращения, когда физически или психически более сильный индивид или группа получает удовольствие (причиняя боль или насмехаясь), добивается покорности, завладевает имуще­ством или добивается сексуальных уступок от более слабого индивида. В школах закрытого типа широко распространены разнообразные буллинг-системы, включая обряды посвяще­ния, такие как дебеггинг, пиннинг и хеджинг (debagging, pinning & hedging). Дебеггинг представляет собой грубое сек­суальное унижение, когда с ребенка стаскивают брюки и жес­токо обращаются с гениталиями. Пиннинг означает втыкание булавок в ягодицы в присутствии зрителей. При хеджинге но­вичка проталкивают сквозь изгородь, так что его одежда пач­кается или приходит в негодность. Цель таких ритуалов — ис­ключить возможность жалоб со стороны жертвы в адрес пред­ставителей администрации из-за стыда (дебеггинг), боязни встретить осуждение взрослых (плач от пиннинга) или не­возможности получения от взрослых поддержки (хеджинг, на­казание за испорченную одежду). Дети, которые все же осмели­ваются заявить об инцидентах, становятся объектом всеобщего презрения: например, им объявляется бойкот. Обряды иници­ации проводятся в отношении учащихся первого семестра, в то время как агрессоры обычно находятся на втором году обучения. Часто агрессоры участвуют в издевательствах, по­скольку вынуждены соблюдать сложившиеся в системе пра­вила поведения. Такая система обычно распространена по всей школе, и первогодки, становясь «шестерками», обязаны испол­нять прихоти старшеклассников.

Традиционная власть. Буллинг-система имеет одно не­оспоримое преимущество в глазах школьной администрации: она учит безропотно повиноваться. Однако эта же система на­чинает представлять серьезную проблему, если учащихся при­нуждают совершать противоправные действия, подрывающие


авторитет школы. Выход был найден в том, чтобы включить буллинг-систему в общую структуру школьной власти за счет введения должности старосты. У старост имеются собствен­ные «шестерки» и свои методы наказания. Таким образом, буллинг был фактически узаконен: школьная администрация, учащиеся и даже жертвы жестокого обращения хранили заго­вор молчания. Если факты все-таки получали огласку, у обря­дов посвящения обычно находились защитники, в том числе среди пострадавших: «Мне не сделали ничего дурного, каждый настоящий мужчина должен через это пройти». Безропотное повиновение авторитетным фигурам характерно для многих организаций. Без детального анализа причин существования такой системы чрезвычайно трудно судить о необходимости изменений. В целом традиционная система власти чрезвычай­но живуча.

Бюрократическая власть. В психотерапевтических комму­нах также существует двоевластие. Во-первых, для выполне­ния стоящих перед учреждением задач существует штат ра­ботников — учителей, воспитателей, секретарей, поваров и уборщиц. Независимо от источников финансирования комму­ны, работодатель лично занимается подбором и расстановкой кадров. Должностные обязанности и оплата труда штатных сотрудников коммуны соответствуют государственной тари­фикационной системе. Подчас учителя, специалисты по ухо­ду и воспитатели получают за одинаковую работу разное воз­награждение, что нередко служит источником конфликтов и поводом для размежевания групп. Существуют, правда, ред­кие исключения, когда оплата труда соответствует личным потребностям каждого работника. В бюрократической систе­ме власти правила поведения четко регламентируются и час­то фиксируются в виде контрактов или стандартных проце­дур. Эти правила обычно призваны отвечать интересам орга­низации и не всегда учитывают потребности работников. Иногда непросто разделить цели учреждений системы обра­зования и социального обеспечения. Может показаться, что потребителями образовательных услуг являются дети, хотя на самом деле реальные потребители — это те, кто их оплачива­ет, то есть местная администрация, государство, родители и


работодатели. Дети являются одновременно «сырьем» и «про­дуктом» системы образования, поэтому практически лишены возможности влиять на учебный процесс. Это касается также интернатов, где проживают дети, не имеющие родителей или родители которых почему-либо не могут выполнять своих ро­дительских функций. В таких случаях обязанность государ­ства — взять на себя ответственность за воспитание детей.

Харизматическая власть. Организации, основанные на ав­торитете харизматических лидеров или небольшой группы людей, включают в себя религиозные секты, политические или идеологические движения, малые предприятия. Соответствен­но, по каждому из перечисленных направлений выдающими­ся харизматическими лидерами были Иисус Христос, Карл Маркс, Фокс (движение квакеров), Генри Форд. Лидеру при­писываются исключительные качества, знания или власть. Ког­да эти знания реализуются участниками движения на практи­ке, их потребности и чаяния иногда удовлетворяются в полной мере. Обязательным условием роста и развития харизматиче­ской организации является достижение значительных успе­хов в своей деятельности, стабильность и относительный им­мунитет к распространенным в обществе представлениям, иногда идущим вразрез с принципами организации.

Основатели и руководители психотерапевтических ком­мун с полным правом могут считаться харизматическими ли­дерами. Это в равной мере относится к основателям первых коммун (например, А. С. Нейлу, Уиллсу, A. S. Neil, Wills) и к их последователям (таким как Балберни, Balbernie). Исклю­чительность этих лидеров была связана с новыми теориями и практиками, которые они несли. В деятельности первых пси­хотерапевтических коммун просматриваются идеи квакеров и Фрейда. Как правило, психотерапевтические коммуны стано­вятся прибежищем индивидов, отвергнутых обществом. Ком­муны обычно располагаются в сельской местности и являют­ся социально самодостаточными. Чем более самодостаточна организация, тем выше вероятность того, что будут приняты и узаконены новые виды деятельности. Если деятельность орга­низации позволяет удовлетворять потребности ее членов, об­щество, скорее всего, не будет ей мешать. Изоляция, связан-


ная с местоположением, а также социальная изоляция обеспе­чивают достаточную защищенность клиентов, позволяют им развиваться в атмосфере доброжелательности и способству­ют закреплению новых подходов.

Сильные стороны учреждений, основанных на харизмати­ческой власти, одновременно являются источниками их сла­бости. Относительная изоляция, безусловно, служит хорошей защитой от враждебных внешних влияний, но вместе с тем она же препятствует позитивным веяниям извне. В результате не­избежно развивается стагнация. Практически не существует полностью изолированных психотерапевтических коммун. Большинство их них предоставляют образовательные или со­циальные услуги, поэтому их деятельность подлежит контро­лю со стороны соответствующих государственных органов. Персонал, как правило, работает, живет или обучается за преде­лами коммуны. В настоящее время положение дел в коммунах зависит от того, насколько велик приток клиентов, направля­емых государственными службами. Таким образом, деятель­ность коммун происходит в рыночных условиях и на фоне же­сткой конкуренции. Чтобы быть конкурентоспособными, пре­доставляемые услуги должны соответствовать общепринятым стандартам. Харизматические лидеры, как правило, стремят­ся распространить свое влияние за пределы отдельной орга­низации. В отличие от традиционных лидеров они активно посещают различные конференции, публикуют информацию о методах своей работы, часто приглашают посетителей и сту­дентов.

Вторая проблема системы, основанной на харизматической власти, — чрезмерно высокие требования к лидеру. Любое из­менение ситуации требует личного участия лидера, который, следовательно, должен всегда быть на месте. Неспособность бы­стро и эффективно решить проблему подрывает авторитет ли­дера. Членам таких организаций недостает самостоятельности. Руководителям психотерапевтических коммун это хорошо из­вестно, поэтому иногда они намеренно уклоняются от приня­тия решений, предоставляя членам коммуны делать это самим.

Наконец, если власть и авторитет ассоциируются с одним человеком, то его смерть, выход на пенсию или переход на дру-


гую работу означают конец власти. Обычно в каждой органи­зации существует конкуренция между теми, кто считает себя «законными наследниками». Новый лидер со стороны, скорее всего, будет отвергнут, особенно если он настаивает на пере­менах. Несмотря на то что персонал многих психотерапевти­ческих коммун обладает высокой квалификацией и достаточ­ным опытом, чтобы помочь лидеру нести бремя руководства, большинство коммун распадаются после смерти или ухода ос­новного лидера.

Демократическая власть.Демократическая власть основа­на на равном праве голоса у всех членов организации. Истин­ная демократия подразумевает не только выборность лидеров, но и регламентацию правил поведения и видов наказания за их несоблюдение. Таким образом, лидеры находятся на служ­бе организации, следят за исполнением правил и предприни­мают шаги для достижения стоящих перед организацией це­лей.

Проблемы власти в психотерапевтической коммуне.По­добно большинству действующих организаций, психотерапев­тические коммуны обычно не вписываются в узкие рамки од­ной системы власти. Как правило, у истоков коммуны стоит харизматический лидер, влияние которого поначалу очень ве­лико, как и в любой небольшой организации. С течением вре­мени в психотерапевтической коммуне формируются два типа власти: во-первых, бюрократическая, основанная на должност­ной субординации персонала, и, во-вторых, что особенно важ­но при обсуждении терапии, демократическая власть коммуны.

Членство в коммуне

В большинстве случаев психотерапевтические коммуны предназначены для удовлетворения потребностей взрослых людей, молодежи и гораздо реже — детей, которые имеют кри­минальные наклонности, испытывают эмоциональные или по­веденческие трудности, страдают психическим заболеванием или плохо адаптированы к обычной жизни. Психотерапевти­ческая коммуна обычно подразумевает совместное прожива­ние ее членов, то есть клиентов, и большей части или всех штатных сотрудников. Однако не существует противопоказа-


ний к применению такого подхода в гериатрической практи­ке, для работы с неполноценными, так называемыми нормаль­ными детьми или взрослыми, в любом контексте. Так, этот подход с большим успехом использовался в дневных школах.

В состав обычной психотерапевтической коммуны входят около шестидесяти и более членов, причем клиенты составля­ют около двух третей из них. Состав членов коммуны посто­янно меняется, по мере того как клиенты преодолевают свои проблемы и возвращаются в семьи или начинают вести само­стоятельную жизнь.

Постоянно проживают при коммуне только ее члены, то есть клиенты и некоторые сотрудники, включая учителей, вос­питателей и обслуживающий персонал. He-резиденты, такие как повара, уборщики, лица, занятые неполный рабочий день, и волонтеры могут при желании также стать членами комму­ны. Степень вовлеченности в деятельность коммуны зависит от должностных обязанностей конкретного лица, факта его проживания или не проживания в коммуне и личностных осо­бенностей.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.