Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Каковы теоретические предпосылки работы психотерапевтических коммун?





У истоков всех психотерапевтических коммун стоят их основатели, каждый из которых руководствовался в своей работе собственной теорией (Bridgeland, 1971). В дальнейшем продолжатели дела в разной степени опирались на господству-


ющую теорию. Персонал предпочитал учиться на собственном опыте работы и совместного проживания с членами коммуны (Owen, 1973).

Можно выделить два основных подхода, имеющих важней­шее прикладное значение для работы с детьми и подростками. Далее мы кратко остановимся на каждом из них. До настояще­го времени не утратил своего значения психоанализ. Что каса­ется поведенческой терапии, то она постепенно набирает силу. Обращает на себя вниманию, что в течение нескольких десяти­летий у академических психологов был не в почете психоана­лиз, а теперь быстро падает авторитет поведенческой терапии. Основными пропагандистами этих двух подходов в контексте интерната являются Дэвид Уилле (David Wills, New Barnes School) и Роджер Берленд (Roger Burland, Chelfham Mill School).

Психотерапия по Фрейду

Главной в учении Фрейда является идея о том, что ребенок появляется на свет с конкретными инстинктивными потребностями, которые он назвал сексуальными и которые еще известны как ид. По мере своего роста и развития человек интернализует нормы и ожидания окружающих его взрослых. Эту надстройку Фрейд назвал супер-эго. В подростковый пе­риод индивид обретает собственную идентичность, которая именуется эго. Берн (Вегпе, 1975) способствовал популяриза­ции этой схемы, переименовав три ее элемента соответствен­но в ребенка, родителя и взрослого (или «я»). По мнению Бер­на, у человека, столкнувшегося с необходимостью принять ре­шение, в голове звучат три голоса: ребенок, или ид, требует немедленного удовлетворения инстинктивных потребностей; родитель, или супер-эго, подавляет эти требования при помо­щи идеалов и правил; и наконец взрослый, или эго, пытающий­ся отыскать разумный компромисс между двумя крайностя­ми. Фрейд указывал на важнейшее значение сурового наказа­ния как причины фиксации индивида на данной стадии своего развития. Предложенный Фрейдом метод вмешательства по сути дела представлял собой «разговорную психотерапию» («talk therapy»), в ходе которой клиент регрессировал до ран-




них стадий своего развития, выговаривался и переносил свои чувства на психотерапевта.

Два аспекта психоанализа мешают его безоговорочному при­нятию сторонниками такого вида терапии, как терапия струк­турированной средой (Planning Environment Therapy, PET) (Wills, 1973; 1979) в работе психотерапевтической коммуны. Прежде всего, программа PET предполагает помещение кли­ента в определенную среду для изменения его поведения, а психоанализ не придает среде особого значения. С точки зре­ния Фрейда, проблемы заключаются в душе клиента, поэтому терапия может проводиться в любом удобном контексте. Во-вторых, в психоанализе клиентам отказано в праве принимать демократическое или просто активное участие в планирова­нии вмешательства и постановке его задач. А в психотерапев­тических коммунах специально поощряется активная позиция членов, а социальное окружение считается важным фактором психотерапевтических изменений индивида.

Влияние теории Фрейда четко просматривается в работе общих собраний психотерапевтической коммуны, где пробле­мы «проговариваются», а также в институте «лучших друзей», благодаря которому ребенок может сформировать новые от­ношения типа ребенок-родитель, выговаривается и получает импульс к дальнейшему развитию. Вместе с тем основной ак­цент во взаимодействии «лучших друзей» делается не на про­шлых, а на текущих событиях в жизни ребенка. Конечно, про­шлый опыт непременно всплывет, когда ребенок начнет осо­знавать, что текущие проблемы чаще всего есть повторение прошлых проблем.

Поведенческая психотерапия

Что касается бихевиоризма и его разновидностей, то здесь нет полной ясности. Строго говоря, сам термин «пове­денческая психотерапия» относится к применению классиче­ской теории Павлова об условных рефлексах. Современный бихевиоризм (Skinner, 1972; 1977) достаточно далеко отошел от таких понятий, как выработка условных рефлексов, моди­фикация поведения, стимул и реакция. Термин «поведение» является общим и включает в себя когниции, мысли и чувства.


Современные сторонники поведенческого подхода исходят из того, что индивид воздействует на свое окружение, с тем что­бы вызвать или предотвратить некие последствия, которые, в свою очередь, подкрепляют такое поведение (Blackman, 1982). Наказание является тем следствием, которое, как опытным путем показали бихевиористы, не способно подавить нежела­емое поведение, а напротив, может привести к негативным побочным эффектам у ребенка и терапевта (Scherer, 1990). Здесь сторонники психоанализа и приверженцы бихевиориз­ма сходятся во мнениях, хотя и по-разному это обосновывают.

Процедура проведения общего собрания психотерапевти­ческой коммуны может быть описана с позиций когнитивного бихевиоризма и социального научения (Bandura, 1971). Имен­но здесь предшествующие поведению мысли и чувства могут получить одобрение или неодобрение членов коммуны. Вза­мен предлагаются альтернативные мысли, чувства или виды поведения. Поведение индивида в соответствии с полученны­ми рекомендациями будет иметь подкрепление со стороны ком­муны. Научение возможно благодаря предложению разнооб­разных социальных моделей, многие из которых сходны с по­ведением сверстников ребенка.

При этом не требуется активного участия клиента в разра­ботке поведенческой программы и постановке целей. Многие современные сторонники поведенческого подхода обращаются к клиенту, или к его родителям, или лицу, которое его пред­ставляет , а также к тем, кто заинтересован в помощи клиен­ту, — социальным работникам, учителям, работодателям и представителям общественности — в поисках целей для про­граммы вмешательства, а также стремятся привлечь всех этих заинтересованных лиц к участию в программе (Blackman, 1979; Scherer, 1979).

Бихевиористы преимущественно занимаются или должны заниматься объективной оценкой эффективности программ, направленных на достижение психотерапевтических измене­ний (Scherer, 1990). Вместе с тем использование методов оцен­ки не является прерогативой сторонников поведенческого под­хода. По иронии судьбы впервые оценить эффективность вме­шательства попытались Брейер и Фрейд (Brewer & Freud,


1957). Как считают Херсен и Барлоу (Hersen & Barlow, 1976), психоаналитики поначалу переоценивали действенность сво­его подхода, что в дальнейшем пошатнуло их авторитет. В ре­зультате они полностью отказались от оценки эффективности, поскольку с помощью своего подхода им так и не удалось до­казать ни одну из своих идей. Сейчас ту же ошибку делают терапевты, занимающиеся модификацией поведения («behavi­our modifiers») (Scherer & Brown, 1984).

Между представителями двух основных подходов не сти­хает борьба, в основе которой лежит предубежденное отноше­ние друг к другу и недостаточная осведомленность. Время от времени сторонники того или иного направления развертыва­ют масштабную кампанию травли своих оппонентов. В какой мере та или иная теория влияет на работу психотерапевтиче­ских коммун? Без всестороннего анализа невозможно дать от­вет на этот вопрос. Безусловно, идеология конкретного под­хода оказывает сильное влияние на практикующего его кли­нициста, однако тот же клиницист, скорее всего, попытается адаптировать этот подход к имеющимся потребностям, а так­же скорректирует этот подход в дальнейшем в зависимости от полученных результатов. Хотя теории часто используются post hoc и связь их с практикой бывает искусственной, это ни в коей мере не умаляет значения самой практики. В попытке защи­тить свой подход специалисты балансируют между теориями, называя свой метод комбинированным и мотивируя такой вы­бор здравым смыслом. В подобном описании обычно отсут­ствует какая бы то ни было оценка выбранного подхода, не указываются его цели и эффективность в удовлетворении по­требностей детей.

К сожалению, ни современным бихевиористам, ни психо­аналитикам так и не удалось сформулировать, какими навы­ками должен обладать индивид и как ему следует себя вести. Этот вопрос имеет социальное и политическое значение. Сто­ронники поведенческого подхода не имеют представления о характере отношений, которые следует установить между со­бой клиенту и терапевту, а также о тех отношениях, в которых нуждается ребенок для своего взросления. В свою очередь, психоаналитики утверждают, что клиент переносит на тера-


певта чувства из ранних отношений, например, со своими ро­дителями. Применительно к детям, которые были отвергнуты своим социальным окружением, какой модели оказания по­мощи следует отдать предпочтение?









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.