Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Навыки, которыми должны обладать новые члены коммуны





Клиенты. От новых членов коммуны требуются некото­рые навыки, в частности, умение вести конструктивный диа­лог, усваивать правила поведения и осмыслять происходящее. Следовательно, этот метод в чистом виде неприменим для не­которых групп клиентов, хотя и может быть адаптирован к их нуждам'. При рецидивах нежелательного поведения, получив­шего негативную оценку собрания коммуны, детям могут быть назначены опекающие лица. В данном случае используется принятое в социальной работе значение термина «опека» («in care»). Это значит, что опекающее лицо («the carer») несет полную ответственность за поведение ребенка. На время опе­ки ребенок перестает быть «полноправным членом коммуны, лишается права голоса и беспрепятственного доступа к кол-


лективной собственности». Все жалобы высказываются в ад­рес опекающего, а не самого ребенка. Если жалоба обоснован­на, опекающий компенсирует причиненный моральный или материальный ущерб. Эти отношения подобны тем, что суще­ствуют между маленьким ребенком и родителем, который в буквальном смысле отвечает за поведение ребенка. Нетрудно заметить, что в современном обществе наметилась тенденция перекладывать на родителей юридическую ответственность за поведение детей. Учитывая возможные последствия дурного поведения, опекающий не позволит своему подопечному при­нимать участие в общественных мероприятиях до тех пор, пока не будет полностью уверен в нем.

Коммуна предоставляет опекающему право требовать от ребенка подчинения. Неудивительно, что члены коммуны бу­дут постоянно интересоваться, не злоупотребляет ли опекаю­щий своим положением, в достаточной ли мере он поощряет ребенка осваивать социальные нормы поведения. Все это де­лается для того, чтобы необходимость в опеке отпала как мож­но быстрее. Лишение подопечного ребенка права голоса и пра­ва занимать выборные должности означает ограничение лич­ной свободы и является достаточно суровым наказанием.



Иногда в коммуне проживают семьи штатных сотрудников с детьми. Если этим детям предоставлена свобода, они также могут причинить вред окружающим или имуществу. Обычно считается, что дети находятся на попечении родителей, кото­рые и несут ответственность за их поведение. Дети штатных сотрудников со временем могут пожелать стать полноправны­ми членами коммуны. В ответ на их просьбу о вступлении в коммуну собрание обязательно поинтересуется, знают ли об этом родители. Обычно члены коммуны не вмешиваются в се­мейные дела, и ребенку предлагается отложить рассмотрение просьбы о вступлении в коммуну, чтобы родители и другие взрослые могли подробно обсудить этот вопрос между собой. В результате просьба ребенка может быть отклонена или же его принимают в коммуну, иногда с испытательным сроком и невзирая на возражения родителей.

Персонал.Навыки, которыми должны обладать штатные сотрудники, практически не отличаются от тех, что необходи-


мы клиентам; умение слушать, воспринимать критику, интер­претировать социальное поведение с учетом специфики конк­ретных обстоятельств, считаться с мнением большинства, осознавать вину и адекватно компенсировать причиненный ущерб. Большинство взрослых, в частности родители, учите­ля, воспитатели, исходят из того, что существует четкая гра­ница между клиентами (детьми) и персоналом. Работа в пси­хотерапевтической коммуне требует радикального пересмот­ра взглядов на взаимодействие с клиентами. Взрослым часто бывает трудно свыкнуться с мыслью о том, что перед детьми можно извиняться, а уж тем более учиться у них. Признать ошибку — значит поставить под угрозу свой авторитет, поэто­му взрослые часто пытаются скрыть свои промахи и неудачи: штатный персонал коммуны бессознательно, а иногда и умыш­ленно культивирует представления о том, что у взрослых боль­ше прав, а их авторитет непререкаем. Порой даже обсуждение тех или иных вопросов на общем собрании членов коммуны рассматривается некоторыми работниками как ущемление их прав.

Принцип равноправия работников и клиентов служит важ­ной предпосылкой эффективной психотерапевтической рабо­ты в коммуне. Как известно, одним из неожиданных откры­тий для подростков является тот факт, что родителям, как и всем людям, свойственно ошибаться. Способность взрослых учиться на своих ошибках и осознавать свою вину служит при­мером, на котором дети учатся признавать ошибки и, преодо­левая неловкость, исправлять свои промахи.

В детских учреждениях штатными сотрудниками обычно являются взрослые. В психотерапевтической коммуне взрос­лые являются равноправными ее членами, а возраст является лишь одной в ряду их особенностей. Самая большая ошибка, которую часто допускают взрослые, — это стремление доми­нировать на собрании коммуны. Безусловно, иногда велико искушение указать «правильный» выход из проблемной ситу­ации, однако это лишает членов коммуны возможности само­стоятельно, методом проб и ошибок, отыскать собственное ре­шение. Вклад взрослых станет более весомым, если они вместо прямого руководства ограничатся разъяснением сути пробле-


мы или будут задавать наводящие вопросы. Вместе с тем взрос­лые имеют равные права с другими членами коммуны, вклю­чая право высказывать жалобы личного характера. Взрослые в психотерапевтической коммуне должны тонко чувствовать ту грань, за которой следует на время выйти из роли рядового члена коммуны и приступить к исполнению своих должност­ных обязанностей, например, учителя или воспитателя.

В большинстве психотерапевтических коммун понимают, что взрослые также могут иметь свои проблемы, а совместное проживание и работа с «трудными» клиентами могут привес­ти к межличностным конфликтам. Вследствие этого штатные сотрудники регулярно встречаются, чтобы обсудить происшед­шее за неделю и разрешить накопившиеся проблемы (Browne, 1991). Работники оказывают друг другу поддержку, подобную той, что предоставляется общим собранием коммуны.

Терапия

Как правило, термины, которыми описывается состо­яние клиента, дают некоторое представление о подходах к те­рапии. Если клиент характеризуется как психически больной или как делинквентная личность, терапевт, в первую очередь, станет думать о медикаментозном лечении или методах конт­роля. Формулировка типа эмоциональных или поведенческих затруднений практически не дает представления о возможном характере вмешательства. В психотерапевтических коммунах для характеристики клиентов широко распространен термин «неадаптированный» («maladjusted»), который означает, что клиент плохо приспособлен к текущей ситуации. Причиной этого может быть отсутствие навыков адекватного социально­го реагирования или наличие навыков неадекватного реаги­рования.

Собрания коммуны

Знакомство посетителей со структурой коммуны, как пра­вило, происходит путем наблюдения за ходом общих собра­ний членов коммуны и изучения списков выборных должнос­тных лиц и объявлений, посвященных работе подкомитетов. С этих позиций собрание коммуны может восприниматься как


идеальная ситуация для привлечения детей к активному уча­стию в жизни коммуны. Однако основной функцией собрания все же является терапия. На общем собрании коммуны ребе­нок получает возможность в естественной, безопасной обста­новке приобрести навыки, необходимые в подростковом и взрослом возрасте. Общее собрание является важным психо­терапевтическим инструментом коммуны.

Роль ключевого работника

Психотерапевтические взаимоотношения (therapeutic relationship). Во многих учреждениях к каждому ребенку при­крепляется значимый взрослый, которого можно назвать клю­чевым работником или, в данном случае, лучшим другом («spe­cial friend»). Термин «лучший друг» применим как к ребенку, так и ко взрослому; таким образом взрослый является лучшим другом ребенка, и наоборот.

Цели и задачи ключевого работника определяются функ­циями конкретного учреждения. Так, ключевой работник мо­жет оказывать ребенку поддержку на первых порах, оценивать состояние, назначать терапию и писать отчеты. Информация, включаемая в отчет, например, показатели самонеприятия (self-offending rates), мнение и надежды ребенка, может быть полу­чена только при условии налаживания доверительных отно­шений. Следовательно, с ключевым работником складывают­ся отношения типа поддерживающей дружбы. Эти отношения со временем могут трансформироваться в глубоко личные, когда взрослый становится для ребенка «значимым другом», иначе говоря, начинает выполнять функции близкого друга, старше­го брата или сестры, дяди или тети, а иногда и лица, замещаю­щего родителя. Однако ключевой работник не будет отстаи­вать права ребенка, особенно перед своим работодателем. В случае конфликта лояльность работодателю у ключевого ра­ботника перевешивает преданность другу.

Хотя «лучшие друзья»-взрослые ведут историю болезни, пишут отчеты и посещают конференции, посвященные разбо­ру своих клиентов, их функции гораздо шире, чем у ключевых работников. Дело в том, что взаимодействие между ребенком и


взрослым налаживается не «по указке», а естественным путем, значит, постепенно. В психотерапевтической коммуне дружес­кие отношения широко распространены и являются результа­том взаимной симпатии между ребенком и взрослым. Как пра­вило, инициатива в дружбе принадлежит ребенку.

Люди редко ложатся спать, не пожелав кому-нибудь спо­койной ночи или не поцеловав перед сном любимого человека. Так поступают даже гордые своей независимостью подрост­ки. Дети помладше привыкли соблюдать целый ритуал, вклю­чающий сказку на ночь и поцелуй. Укладываясь спать в чу­жой, незнакомой обстановке, ребенок чувствует себя одино­ким. Подобно другим видам боли, душевная боль обостряется в одиночестве и темноте ночи. В детских домах, интернатах и больницах дети нередко тайком плачут по ночам, пока не ус­нут. Плачут они от одиночества и тоски по дому, от неприятия со стороны сверстников. Поэтому когда ребенок говорит: «По­желай мне сегодня спокойной ночи», — оба, и ребенок и взрос­лый, знают, что их дружба началась. Прежде чем такая просьба прозвучит, оба они могут обсудить свои намерения с окружа­ющими, например, названным родителем (house-parent), учи­телем, другими «лучшими друзьями», однако это их личное дело. Окружающие могут выразить свою радость по поводу того что ребенок нашел друга одновременно с некоторой оза­боченностью: действительно ли это правильный выбор для обоих?

Большинство родителей знают, что, чем больше пережива­ний выпадает на долю ребенка в течение дня, тем в большем внимании он нуждается вечером, перед сном. «Пожелать спо­койной ночи» в психотерапевтической коммуне не пустая фор­мальность, не обсуждение событий минувшего дня или пла­нов на будущее. Это время, чтобы расслабиться в конце дня и спокойно уснуть. Возраст ребенка при этом практически не имеет значения. В связи с этим взрослые, выступающие в роли «лучших друзей», в большей мере ориентируются не на воз­раст, а на потребности конкретного ребенка. Следовательно, взрослый может отклонить просьбу ребенка пожелать ему спо­койной ночи, если считает такой выбор не очень удачным, од-


нако возьмет на себя ответственность за оказание ребенку под­держки, пока тот не найдет более подходящей кандидатуры на роль «лучшего друга».

Защита интересов ребенка(Child advocacy). Для того что­бы лучше представить себе характер дружеских отношений та­кого рода, опишем типичные функции «лучших друзей». На собраниях коммуны «друзья» поддерживают друг друга, если один из них занимает выборную должность. Если на ребенка поступает жалоба, а он сам затрудняется дать объяснения, на помощь приходит «лучший друг», выступая в роли адвоката. «Лучшего друга» обвиняют в предвзятости, и он готов с этим согласиться, но по-прежнему будет отстаивать интересы по­павшего в беду ребенка. «Лучший друг» окажет ребенку под­держку, поможет принять осуждение со стороны собрания и осознать свою вину. Хотя именно взрослые обычно направля­ют детей и оказывают им поддержку, не следует считать такое общепринятое поведение единственно возможным. Так, на­пример, ребенок сам может руководить взрослыми, особенно когда речь идет о понимании динамики группы его сверстни­ков. Если взрослый становится объектом критики, его «лучший друг»-ребенок может попытаться поддержать и защитить его.

На собраниях коммуны ее члены обычно сидят группами. Те, у кого нет своих друзей, располагаются по соседству с груп­пой своего учителя или названой матери (house-mother). В слу­чае завязывания взрослым новой дружбы отношения между ребенком и новыми друзьями могут перерасти в нечто, напо­минающее сиблинговое соперничество. Способность ребенка справляться с подобными ситуациями отражает его опыт ре­шения подобных проблем в родительской семье. Если ребе­нок противится новой дружбе, ему предлагается обсудить свои чувства с другими членами коммуны или в психотерапевти­ческой группе.

Формирование семьи

Дети склонны завязывать дружеские отношения в опреде­ленной последовательности:

1. взрослый друг;

2. его супруг (супруга);


 

3. муж и жена как пара;

4. семья друга в целом, включая его собственных детей и дру­
гих «лучших друзей»;

5. расширенное социальное окружение, включая сверстников,
одноклассников и родительскую семью.

Социальная структура дружеского взаимодействия напо­минает структуру нуклеарной семьи, существующей в контекс­те расширенной семьи, которая, в свою очередь, включает в себя родительскую семью и внешних по отношению к комму­не друзей. По мере роста личной автономии и компетентности ребенка его взрослый друг, подобно хорошему родителю, чут­ко улавливает момент, когда следует отойти в сторону, предо­ставив ребенку делать первые самостоятельные шаги, наблю­дать и всегда быть готовым в случае необходимости прийти на помощь. Со временем ребенок вернется в родительскую семью или, став взрослым, начнет строить самостоятельную жизнь. В результате психотерапевтическая дружба приобретет новую форму: взрослый станет хорошим другом молодого человека и его семьи.

Подобно другим стационарным учреждениям, большин­ство психотерапевтических коммун имеют «дома», в каждом из которых проживают 8-9 детей, названые родители прожи­вают отдельно по соседству. Хотя такое размещение удобно для работников учреждения, оно не соответствует условиям проживания детей в обычной жизни. Налаживание дружеских отношений между взрослым и ребенком помогает смягчить си­туацию. Друзья ищут возможность побыть вместе, сходить за покупками, посетить местный кинотеатр, зайти друг к другу в гости. При этом каждый продолжает выполнять свои обязан­ности, хотя иногда, с разрешения названого родителя или учи­теля, друзья могут отсутствовать на тех или иных мероприя­тиях. Персонал прежде всего проявляет заботу о том, чтобы ребенок находился под должным присмотром.

Аналогично семейным отношениям в психотерапевтиче­ской коммуне практически не существует закрытых дверей. Как в любой большой семье, дети свободно передвигаются по территории и играют в комнатах друг у друга. Если детям от­водятся отдельные спальни, то для этого обычно имеются вес-


кие основания, например, подготовка к обучению в обычной дневной школе или колледже. Право на частную жизнь пони­мается не как право на отдельное проживание, а скорее как уважение к чужой собственности и потребностям. Это отно­сится и к подслушиванию частных разговоров. Хотя бы одна дверь остается всю ночь открытой, чтобы дети не чувствовали себя запертыми. Обязанности и привязанности удерживают детей от побега из психотерапевтической коммуны.

•«Лучший друг»

Роль «лучшего друга»-взрослого заключается в том, чтобы защищать и поддерживать ребенка: «друг» может выполнять при необходимости разнообразные функции в зависимости от конкретных потребностей ребенка на той или иной стадии раз­вития. Кроме того, взрослый друг помогает ребенку освоить важные для самостоятельной жизни навыки. На примере дан­ного подхода хорошо просматривается усилившаяся в послед­нее время тенденция к детальной оценке личностных проблем или дефицита социальных навыков: в некоторых психотерапев­тических коммунах акцент в психотерапевтических программах для детей делается именно на развитии у ребенка недостающих навыков. В психотерапевтических коммунах постановка задач и планирование терапии осуществляются штатными сотрудни­ками на специальных конференциях, посвященных конкретных клиентам. Вместе с тем для определения дефицитарных соци­альных навыков в психотерапевтической коммуне широко ис­пользуется повседневный опыт межличностного взаимодей­ствия. Недостающие навыки впоследствии восполняются при поддержке и под защитой «лучших друзей» и других членов коммуны. Таким образом, дружба представляет собой непре­рывное взаимодействие, задачами которого являются подго­товка к возможным проблемам повседневной жизни в услови­ях, близких к реальным, обсуждение этих проблем, поддержка и защита при необходимости а также проспективное наблю­дение за поведением ребенка в сложных ситуациях. Дружес­кие отношения длятся гораздо дольше, чем пребывание ребен­ка в коммуне. Связь между друзьями поддерживается путем переписки, телефонных разговоров, совместного празднова-


ния тех или иных событий, а также взаимных визитов. Дис­пансерное наблюдение, осуществляемое специалистом, не спо­собно заменить искренних прочных дружеских отношений (Owen, 1973).

Хотя общее собрание коммуны и ее социальная структура по праву могут считаться важнейшими составляющими этого подхода, институт «лучших друзей» является ее неотъемле­мой частью и, безусловно, главным двигателем терапии. Пы­таться описать тот или иной подход в нескольких словах — задача неблагодарная. До сих пор не было сказано ни слова об оказании помощи детям на базе учебных заведений и роли местных дневных школ и колледжей в подготовке детей к ин­теграции в семейную и школьную жизнь, а также о совмест­ной ответственности учителей и других работников школы за оказание этой помощи. Ограниченный объем книги не позво­ляет осветить работу участковых социальных работников, пси­хиатров-консультантов и школьных психологов, волонтеров, оказывающих услуги по кризисному вмешательству или при­смотру за детьми во время каникул, работу психотерапевти­ческих групп, роль и место выпускников школ и родителей. Психотерапевтическая коммуна — живой организм, с широ­ким диапазоном возможностей и разнообразными методами воздействия на клиентов. Она постоянно видоизменяется в соответствии с потребностями и вкладом конкретных членов. Автор видел свою задачу в описании уникальных особенно­стей и способов оказания помощи, присущих только психоте­рапевтическим коммунам как одному из подходов к психоте­рапевтическому вмешательству.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.