Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Информированное согласие и конфиденциальность





Считается само собой разумеющимся, что любые вмешательства в жизнь взрослого человека должны произво­диться только при условии информированного согласия, ис­ключая особые обстоятельства. В отношении детей это требо­вание соблюдается далеко не всегда. Скорее наоборот, дети считаются неполноценными, недостаточно зрелыми людьми, и на этом основании им отказывают в праве на автономию. Раньше детей воспринимали как рабов своих родителей, а раба должно быть видно, но не слышно. И уж тем более раб не име­ет права участвовать в принятии решений, пусть даже и затра­гивающих его жизнь, не может распоряжаться собственно­стью. Такое положение дел в корне изменилось после реше­ния лордов-судей по делу Гиллика (Gillick case) (Children's Legal Centre, 1985), что затем было закреплено в Законе о де­тях 1989 г. Узаконено новое отношение к родительским обя­занностям, при этом в качестве родителей могут выступать и лица, временно их замещающие («/осо parentis»), например, учителя или воспитатели. Контроль родителей над ребенком или его собственностью осуществляется лишь в той мере, в какой он необходим. По решению лордов-судей отменена четкая возрастная граница, после которой ребенок считается взрослым. Отныне принято считать, что ребенок постепенно приобретает знания и умения, а также способность принимать решения, касающиеся его самого или его собственности, а так­же участвовать в принятии решений на уровне семьи и шко­лы. Если ребенок пожелает, он, подобно другим людям, имеет право получать конфиденциальную помощь и давать инфор­мированное согласие на вмешательство в свою жизнь. Чело-


век, который эту помощь оказывает, обязан соблюдать обще­принятые нормы конфиденциальности. Лицо, осуществляю­щее вмешательство, несет ответственность за предварительное разъяснение ребенку сути и целей вмешательства, а также от­вечает за его необходимость и безопасность. В обязанности ро­дителей входит налаживание с ребенком отношений поддер­жки и протекции, с тем чтобы он мог развить необходимые на­выки и приобрести опыт принятия важных для себя решений. Обращает на себя внимание сходство между восприятием лордами-судьями отношений родитель-ребенок и практикой психотерапевтических коммун. Присущий коммуне институт «лучших друзей» и опека ребенка со стороны названых роди­телей предвосхищают новый закон. Собрание коммуны с его процедурой рассмотрения жалоб на несколько десятилетий опережают Закон о детях 1989 г.



Перспективы психотерапевтических коммун

Всегда были и будут дети, которых на том или ином этапе развития необходимо помещать в интернат. С учетом по­требностей таких детей психотерапевтические коммуны обыч­но выступают в качестве альтернативы специальному обуче­нию. В будущем коммуны, по-видимому, будут развиваться по двум направлениям: как элемент системы непрерывной пси­хологической поддержки и как методические центры (resource centers).

Элемент непрерывной психологической поддержки

Многие местные органы образования используют принцип непрерывности оказания психологической поддер­жки, начиная с обычных дневных школ и заканчивая специ­альными образовательными учреждениями на базе интернатов. Главной задачей видится координация помощи конкретному ребенку и возвращение этого ребенка к нормальной жизни после удовлетворения его потребностей, что определяется по результатам оценки его состояния. На практике эта преем­ственность означает определенную последовательность дей-


ствий в рамках одной и той же административной системы. В то же время подходы к оказанию помощи на каждом из эта­пов практически не изменились. Основной проблемой явля­ется отсутствие подлинной преемственности психотерапевти­ческих отношений, в которых ребенок нуждается для удов­летворения своих потребностей в процессе развития. Каждый переход с этапа на этап может причинить больше вреда, чем само психотерапевтическое воздействие. В связи с этим опти­мальным вариантом является оказание помощи ребенку там, где он в настоящее время находится, лучше всего в естествен­ных условиях его жизнедеятельности.

Место и роль психотерапевтических коммун-интернатов (residential therapeutic communities) в системе психологиче­ской поддержки видятся в том, чтобы готовить детей к учебе в обычных школах (mainstream schools) и обеспечивать им под­держку со стороны «лучших друзей», которые, в свою очередь, получают помощь от сотрудников по месту работы. С приня­тием Закона об образовании 1971 г. специальные школы ста­ли отвечать за обучение детей в местных психиатрических кли­никах. Это дает детям возможность постепенно интегриро­ваться в нормальную жизнь, пройдя путь от психиатрической клиники, через школу-интернат к местной дневной школе, а затем и дому.

По Закону о детях 1989 г. местные органы образования дол­жны предоставлять детям и их родителям альтернативные ва­рианты обучения и психологической поддержки. Психоте­рапевтическая коммуна-интернат может выступать как один из таких вариантов.

Методические центры

В конце 1970-х гг. в докладе Уорнока (Warnock Re­port, 1978) было высказано предложение об использовании опыта работы специальных школ, открывая на их базе мето­дические центры. Идея заключалась в том, чтобы ресурсы этих учреждений и наработки специалистов могли быть внедрены в систему среднего образования. Опытные работники могли бы дать квалифицированные рекомендации, оказывать под­держку учителям в дневных школах, родителям и приемным


родителям на дому. При необходимости дети с трудностями адаптации к школьной и семейной обстановке могли быть на время помещены в специальный интернат, а затем, после ока­зания им соответствующей помощи, возвращены к нормальной жизни. Комитет Уорнока пришел к единому мнению относи­тельно перспектив оказания помощи детям с физическими не­достатками, что нашло отражение в докладе, однако дети с эмо­циональными и поведенческими проблемами остались в сторо­не. Отдельные специальные школы предложили свои услуги в качестве дневного стационара и консультационного центра. К сожалению, концепция методических центров не получила дальнейшего развития.

Обстановка психотерапевтической коммуны оказывает бла­готворное влияние на детей с эмоциональными и поведенчес­кими проблемами. Вместе с тем внедрение этой практики в си­стему общего образования сопряжено с подрывом авторитета школьной администрации. Для успешного использования ме­тодов психотерапевтической коммуны необходимо радикаль­ное изменение всей идеологии среднего образования и соци­альной структуры общеобразовательных школ. Лишение детей права участвовать в работе органов школьного самоуправления означает их полное отстранение от решения общешкольных вопросов.

В настоящее время не вызывает сомнений, что дети с эмо­циональными и поведенческими расстройствами представля­ют наибольшую проблему для школы и сильно осложняют жизнь учителей и приемных родителей. Дети с эмоциональ­ными расстройствами со временем могут приспособиться к школьной и семейной обстановке, однако нет оснований пола­гать, что их потребности при этом удовлетворяются. Следова­тельно, изоляция и раздельное обучение таких детей неизбеж­ны. Таким образом, распространение практики психотерапев­тических коммун в системе общего образования и социальной работы не сможет заменить специальных учебных заведений и интернатов.

Подготовка персонала

Абсолютное большинство штатных сотрудников лю­бой из психотерапевтических коммун обучались непосред-


ственно на рабочем месте. Дело в том, что на собрании членов коммуны не только дети могут освоить необходимые навыки социального взаимодействия, но и сами сотрудники обучают­ся методам психотерапевтической работы. Не исключено, что лучшей формой практического обучения является метод проб и ошибок, то есть наблюдение за коллегами и собственное ак­тивное участие в жизни коммуны. Вместе с тем обучение толь­ко в ходе выполнения тойили иной работы неизбежно страдает односторонностью. Специально разработанные учебные про­граммы позволяют выявить навыки, необходимые для конк­ретного метода психотерапевтического воздействия, а также помогают лучше представить себе этот метод в более широ­ком контексте, в том числе и в сопоставлении с другими под­ходами. Анализ ключевых элементов подхода помогает пра­вильно оценить его эффективность. В свою очередь, сведения об эффективности подготовки специалистов и проведения вме­шательства способствуют развитию подхода.

Финансирование обучения специалистов без отрыва от ра­боты стало производиться сравнительно недавно. В так назы­ваемые «времена Бейкера» («Baker days») (по имени бывшего секретаря Комитета по образованию Объединенного королев­ства) большинство специалистов не могли в полной мере ис­пользовать такую возможность. Отдельные учреждения в те­чение нескольких лет практиковали обучение на рабочем мес­те и проводили ежегодные конференции (Lane, 1980). В докладе Уорнока (Warnock Report, 1978) методическим центрам было рекомендовано проводить научные исследования и занимать­ся подготовкой специалистов. Формальное обучение имеет свои подводные камни. Во-первых, администрация учебного заведения может пропагандировать свои идеи среди обучаю­щихся. Во-вторых, никакое обучение не позволяет в полном объеме приобрести навыки, которые потребуются в процессе работы. Вместе с тем необходимо учить будущих специалис­тов оценивать результаты собственной работы и корректиро­вать свои действия.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.