Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Об упорстве трудолюбивого уборщика





И силе разума

 

От племянниц старушка из Хожуева

Ничего не видала хорошего,

И она день за днём

Их лупила ремнём,

Чтоб добиться чего-то хорошего!

 

Почти всякий раз, когда я наблюдаю традиционные методы обучения фортепиано, я вспоминаю эту настойчивую старушку. Работа с учеником выглядит продуманной, педагог тратит массу сил и нервов, но результат, если он и есть, появляется скорее не благодаря, а вопреки его усилиям!

Обучение – очень точная последовательность навыков. А навыки следуют один из другого. Пока вы не научились стоять, вы не сможете ходить. Пока не научились ходить, не сумеете бегать. Традиционное обучение постоянно путает и нарушает эту постепенность, и работа учителя напоминает уборку комнаты, где уборщик, почти наполнив мусором ведро, каждый раз торопится и переворачивает его снова. И ведро всегда виновато!

 

Когда я открыто говорю о том, что мы живем в музыкально безграмотном мире, мои слова вызывают бурю негодования моих коллег. Я вижу - они трудятся, не покладая рук, и изо всех сил стараются сделать свои уроки как можно интереснее и плодотворнее. Но уборщик, мусорящий сам себе, трудится ещё упорнее! Дело не в усилиях. Важно не количество нервов и труда - важен достигнутый результат.

 

Музыкально безграмотный – это всякий, кто не владеет музыкальным инструментом, не может уверенно читать ноты скрипичного и басового ключей, петь по нотам и записывать музыку на бумаге. Факт: за редким исключением, наше поколение музыкально безгрмотно. Уроки музыки в обычных школах музыкальной грамотности вообще не касаются. В музыкальных школах, как ни странно, дела обстоят не намного лучше. Далеко не каждый ученик, окончивший пяти-семилетний курс, в действительности умеет играть и свободно читать ноты! Несмотря на усилия преподавателей, мир музыкальных звуков продолжает оставаться «закрытой книгой» для подавляющего большинства людей. И люди верят, что понимать музыку – какой-то таинственный и врожденный талант, обучать которому бесполезно.



 

Но настоящая беда в том, что в это верят и педагоги! Учителя музыки - как правило, люди с ярко выраженными музыкальными данными. Кому-то повезло с хорошим слухом, а кому-то - с талантливым учителем. При этом мы все помним, как приходилось заниматься по нескольку часов кряду. И теперь мы уверены: для обучения музыке просто необходимы способности, усидчивость и хорошее преподавание. Так было – так есть – и так будет.

Но попробуем задать себе несколько крамольных вопросов.

- Что, если музыке можно научить любогочеловека, даже неспособного и нетерпеливого?..

- Что вы скажете, если я покажу вам, что всех детей в общеоразовательных школах можно успешно научить играть на фортепиано, читать ноты и записывать мелодии на слух играючи (такой вот каламбурчик)?..

- Так ли уж необходимо в каждом ученике растить именно исполнителя? Может быть,самое важное в музыкальном образовании – умение слышать и понимать музыку? Что, если собственное исполнение в основном для этого и нужно?

- Как нужно работать, если умение слышать и понимать музыку достигается только через музыкальную грамотность?..

- Что, если для обучения музыке учитель важная но не исключительная фигура?..

- Не в этом ли состоит наша задача - создать безболезненную и эффективную систему самообучения, в которой мы были бы лишь временными помощниками?

- Что, если зацикленность на личности учителя – показатель слабости самой системы обучения?..

- Что, если наши методы дают сбой не из-за бездарности учащихся, а из-за бездарности самих методов?

 

Если вы сумеете всерьёз задать себе эти вопросы, я постараюсь ответить на них как можно детальнее. Мне совершенно ясно: традиционное музыкальное образование верит в ложные цели, идёт вразрез с фундаментельными законами воприятия, психологии и физиологии, игнорирует пути формирования и закрепления навыков. Естественный и радостный процесс – обучение - превращается в навязывание бессмысленных действий. И результат – на порядок хуже, чем может быть. Поверьте, коллеги: у нас нет никакой необходимости так работать!

 

ДЛЯ ЧЕГО РАБОТАЮТ ШКОЛЫ И ПРОЧИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ?

Нужны ли образованию

Дополнительные деньги?

 

Количество музыкальных школ и разных курирующих организаций продолжает расти. В статьях любого музыкально-педагогического сообщества вы прежде всего найдете слова о важности музобразования и спасения музыки как искусства. Но, несмотря на это, большинство людей в нашем мире музыкально безграмотны. То есть - не владеют ни одним инструментом, не способны читать нотный текст, петь по нотам и записывать музыку на бумаге.

На самом деле, не трудно давать музыкальную грамотность даже в общеобразовательных школах. Достаточно внедрить в школьную практику эффективные методы обучения. Однако у школ иное мнение. Чтобы спасти музыку, дескать, надо закупать больше книг и музыкальных инструментов, проводить намного больше уроков, а также постоянно разъяснять родителям, администрации и правительству, как важно музыкальное образование. А то, почему усердно спасаемое музыкальное образование почти никого не образовывает, считается неприличной и оскорбительной темой.

 

Сотни тысяч педагогов заняты кипучей деятельностью: они проводят миллионы часов с учениками, собираются на своих конвенциях, рассылают красочные брошюры о влиянии музыки на мозг человека, издают ноты и книги, организуют марши в защиту музыкального образования. Это продолжается почти век! Казалось бы, такие усилия должны на порядок улучшить результат музыкального образования. Однако результат всё тот же: музыкально безграмотное общество.

Наши дети растут без живой музыки, мамы не могут сыграть им колыбельную, воспитатели детских садов не умеют сыграть детворе простейшие детские песенки, подростки не могут записать на листке бумаги собственную мелодию. Результат – общая неспособность слушать хорошую музыку. В радиоприёмниках, плеерах и на эстраде тотально преобладают самые примитивные формы музыки. Общество давно не рождает новых «моцартов и бетховенов» - и вообще теряет интерес к серьезной музыке.

А разве нужно, чтобы все владели музыкой на уровне студентов музучилищ?! – спросите вы. Отвечаю: не просто нужно, но и вполне ВОЗМОЖНО. Вы ведь не удивляетесь, что все умеют говорить и читать?.. Уверяю вас, играть или петь по нотам намного проще, чем научиться читать!

Вопрос эффективности обучения – самый больной для педагогов. Стоит заговорить об этом, и разговор быстро переводится на тему субсидирования музыкальных программ: вот, раньше денег было больше – и обучали лучше, а сейчас совсем сократили субсидии! Но позвольте: если раньше нам платили больше, почему же мы не научили музыке своё поколение? То, из которого вышли музыкально безграмотные президенты, равнодушные к музыке сенаторы и конгрессмены?

Если бы дело было только в деньгах, результат педагога зависел бы только от зарплаты! Но он зависит от метода и таланта учителя. Среди нас есть новаторы, творческие люди. Они намного результативнее остальных – за те же деньги! Конечно, педагог должен быть вознаграждён сообразно высокому результату. Но если нет продуктивного метода, результат не выдашь! Субсидии – это всего лишь удобрения. И мы надеемся на всходы, забыв посеять семена.

Возможно, моя мысль покажется кощунством, но мы – музыкальные педагоги – имеем по заслугам. Музыкальное образование будет беднеть и уменьшаться - до тех пор, пока мы не научимся учить детей эффективно. Таков справедливый закон рынка: неэффективная работа так же и оплачивается. И если музыка еще не вычеркнута из школьных программ, то только благодаря вере людей в важность музыкального образования.

Говорят, школьные учебники давно устарели. И всё же, химия основана на Таблице Менделеева, а не на «средневековой алхимии», математика - на таблице умножения, а не на римских числах. А в основах музыкальной педагогики и сейчас полный разброд. До сих пор педагоги спорят, как правильнее называть ноты: «звуками» – До, Ре, Ми или буквами алфавита – А, В, С; что такое музыка - язык или вид искусства, и что есть музыкальное образование – разговоры о музыке или само музыцирование. При этом почему-то принято считать, что музыкальная педагогика давно сформировалась и все, что остается делать учителю – это выбрать подходящий курс обучения и работать с учеником, ни о чём больше не задумываясь.

Я всё же задумалась, и могу ответственно сказать: наша музыкальная педагогика находится на уровне средневекового обучения грамоте, когда читать и писать умели единицы. В подтверждение моих слов приведу небольшую цитату из книги "Образование в Нидерландах: история и современность" известного нидерландского историка Нан Додде

(Нан Додде. Нидерланды // Педагогика народов мира: История и современность. – М.: Педагогическое общество России, 2001. – (576 с.). - С.235-258.)

 

"На начальном этапе обучение в приходских школах для мальчиков и девочек от 7 до 10 лет было целиком основано на запоминании. Книги были слишком дорогими, и чтение было доступно немногим. Большинство учеников после трех лет обучения не умели читать. Читать... учили букву за буквой, слово за словом. Преподаватели показывали карточки с буквами, слогами и словами. ...Ученики мысленно соединяли звуки и буквы и называли их.

...Правилом средневекового обучения было сначала запоминание текстов, а потом их понимание. Это относилось не только к чтению по слогам и к начальному чтению, но и к продвинутому чтению. Доказательством умения читать являлось прочтение произведений классических авторов, таких, как Цицерон, Овидий, Стаций и Вергилий. Отрывки произведений этих авторов тоже надо было заучивать наизусть. Память учащихся служила им своего рода личной библиотекой."

 

Прошло несколько столетий. Многое изменилось в человеческой цивилизации. Основам математики и языка мы учим всех, независимо от способностей. Но музыкой люди пользуются не меньше и тем не менее музыкальное обучение по-прежнему доступно только избранным. Я не знаю ни одного современного курса, который мог бы сделать музыкально грамотным любого человека. Общество даже не представляет, что может быть иначе.

Потерять можно только то, что имел. Пока человек музыкально необразован, он не будет бить тревогу по музыкальной грамотности! До тех пор, пока все наши дети не начнут читать и писать на музыкальном языке, нас будут медленно сокращать и вытеснять из школ.

 

Учить или снабжать?

 

И вот наконец моя методика отработана и отшлифована. Целые классы свободно играют на фортепиано, читают текст, поют по нотам и записывают мелодии! Но никого, никого это не заинтересовало. С каким колоссальным трудом я привлекала прессу к своим занятиям! Но они даже не понимали, что происходит. И это, увы, естественно: сами журналисты – такие же выпускники школ, и музыкальное образование для них - пустой звук, нот почти никто не знает, и материал об этом никому не интересен.

Пришлось делать «цирковые трюки»: в прямом эфире я за 15 минут учила детей играть двумя руками. Или демонстрировала моих трёхлетних, даже двухлетних учеников, играющих Баха! Но не добилась глубокого интереса даже от профессионалов. Мне не позвонил ни один преподаватель музыки! Уверенность в том, что музыка – для одарённых, и работать нужно только с избранными, стала второй натурой педагогов. Идея всеобщей музыкальной грамотности для них – не более, чем красивая сказка.

И вот, расписавшись в своём методическом бессилии, музыкальная педагогика сделала ставку на «hardware» – матчасть: инструменты, аппаратуру и музыкальные аксессуары. Они, якобы, и способны приобщить к музыке широкие массы. Не спорю – возиться с ними приятно! Но купите себе хоть самый дорогой рояль и все инструменты симфонического оркестра – у вас не прибавится музыки. Сыграть что-то без нот может только редкий человек с прекрасным слухом. Всем остальным необходимо читать ноты!

Музыкальная грамотность людей – единственная и незаменимая движущая сила музыкального прогресса. Но и тут тоже: накупите груду учебников и нотной литературы – у вас не прибавится грамотности. Грамотность – это эффективный метод прежде всего.

 

Можно тратить новые миллиарды долларов на новейшую аппаратуру и инструменты для школ, на проведение тысяч конвенций и презентаций. Можно ввести в школах шесть часов музыки в неделю, можно завалить школьные районы бубнами и барабанами. Но до тех пор, пока мы не научимся эффективно учить каждого ребенка петь по нотам и читать с листа, играя пьесу обеими руками - все эти деньги будут пущены на ветер, как это и было до сих пор. Если уж вкладывать время и деньги, то в эффективную методику обучения музыке, как языку. И особенно в условиях обычной школы.

 

Уроки МУЗЫКИ и уроки О МУЗЫКЕ: одно мешает другому!

Сын моей знакомой – сочинитель песенок в стиле поп. Недавно она наивно воскликнула: «Я не понимаю, как он может быть таким великим композитором! Он же не учился музыке и не знает нот!» - и гордость в ее словах затмила недоумение. Другой мой знакомый - диск-жокей – искренне уверен, что является музыкантом и «создает музыку» не хуже каких-то там дирижеров и исполнителей.

Оба они обмануты нашим музыкальным образованием. Нечто околомузыкальное, чем они занимались в школе, даже не приближаясь музыкальному языку, называлось «уроками музыки». С ранних лет мы врем детям, что музыка – это пение песен, ритмичные движения, игра на шумовых инструментах и рассказы о композиторах. И вот люди, способные лишь придумать и напеть несложные попевки, становятся «великими композиторами», а диджей, жонглируя позже этими песенками, становится «великим музыкантом».

Господа, внесём ясность: король голый! МУЗЫКА – вовсе не то, чем занят диск-жокей. Называйте школьные уроки как угодно, но только не уроками музыки!

 

Уроки музыки – это обучение:

- беглому музыкальному чтению в как минимум Скрипичном и Басовом ключах одновременно,

- музыкальному письму,

- умению петь по нотам,

- умению играть по нотам двумя руками.

Конечный результат обучения музыке – музыкальное мышление: способность не только исполнять музыку, но и записывать, и сочинять ее. Как урок английского учит языку английскому, так и урок музыки учит музыкальному языку – то есть умению выражать на этом языке свои мысли, грамотно и красиво оформляя их.

 

В США начинающих учат музыке в основном частные педагоги. Государство их практически не поддерживает и не контролирует. Вся ответственность за качество уроков лежит на их плечах. Отбор учеников предельно прост: кто платит – тот и учится. Желающих платить – меньше 7% семей. И эта цифра стремительно падает: людям надоели постоянные проблемы с музыкальной учёбой.

Большинство детей не обучается музыке вообще: их родители не в состоянии оплачивать уроки. Сложившаяся система отбрасывает их - в том числе и музыкально одарённых. Так мы дискриминируем и наших детей, и будущую музыкальную культуру.

Не в лучшей ситуации и сами учителя музыки – профессионалы, владеющие музыкальным языком. Согласно данным на 2000 год, частных преподавателей - 40% от всего числа музыкальных педагогов. Их средняя зарплата меньше $ 20 000 в год.

Преподавание музыки начинающим - один из самых «неблагодарных» заработков: усилий – максимум, а эффекта - минимум. Учителя вынуждены подрабатывать, и часто уже не в музыкальной сфере. В основном это – музыканты-исполнители, имеющие очень мало понятия о методике, психологии музыкального восприятия или педагогике. Владея лишь буквенным нотным языком, многие преподаватели США не могут мыслить на языке сольфеджио.

Всё это – результат массовых уроков «о музыке».

 

Уроки о музыке – это всё, что не обучает музыкальному языку: пение песен, хлопанье в ладоши, игра в шумовых оркестрах, разговоры о музыке и выучивание разнообразнейших теоретических правил. Их цель – не обучить, а только приобщить. Дать общие сведения о музыке как искусстве.

Уроки о музыке проводятся во всех школах бесплатно и охватывают большую часть популяции учащихся. Если в школе есть инициатор, он создаёт ансамбль или оркестр – тогда для желающих может факультативно появиться обучение игре на инструментах.

Заработок преподавателей «о музыке» не очень высок, но более стабилен – в среднем $ 36,740 в год. Этих педагогов поддерживает государство - они имеют оплачиваемые отпуска и другие социальные привилегии.

Считается, что уроки «о музыке» прививают любовь к музыкальному искусству и пробуждают интерес к обучению музыке. Увы, это происходит только у самых увлечённых и ярких учителей, коих редкие единицы. Ничему не обучая, не прибавляя способностей умений и навыков, уроки о музыке ничего не могут ни пробудить, ни привить.

Мы медленно, но верно скользим вниз по спирали. Чем меньше людей, владеющих музыкой по-настоящему, тем меньше интереса к частным урокам, и тем меньше у нас музыкальных преподавателей. Поддержка узаконенной музыкальной безграмотности в виде уроков «о музыке» постепенно вытесняет из музыкального искусства истинных профессионалов, от которых и зависит развитие этого искусства.

 

Круг замыкается. Выход из него только один – реформа музыкального образования. В общеобразовательном секторе необходимо ввести уроки МУЗЫКИ – и подчинить им уроки «о музыке».

Давайте посмотрим, что происходит в большинстве этих школ сейчас.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.