Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ И РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА (СЕВЕРНЫЕ РАЙОНЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ ХХ В.)





Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Под преступным поведением в рамках данного сообщения предлагается понимать нарушение как социальных, так и предписанных государством норм.

В начале ХХ века количество уголовных преступлений неумолимо росло, но в целом укладывалось в динамику роста населения. Значительно важнее проследить изменение в сторону увеличения количества преступлений, совершаемых женщинами, как отражения деформации социальной ситуации.

Гендерные различия в видах совершаемых преступлений принято объяснять врожденными биологическими и психологическими свойствами мужчин и женщин — различной физической силой, пассивностью женщин, их поглощенностью воспроизводством потомства. В процессе социализации у большинства женщин вырабатываются качества, отличные от мужских: забота о других, поддержание личных взаимоотношений[504]. Детоубийство, как типичное женское преступление, также является результатом зависимости женщины от социальных обстоятельств: обычно вызывалось страхом ответственности за внебрачную или добрачную связь.

В зависимости от требований, предъявляемых обществом к женщине, меняется структура женской преступности и формы их асоциального поведения. Такие изменения можно проследить не только в историческом аспекте, но и в территориальном. В России в силу огромной территории и слабых межтерриториальных связей можно выделить явные различия в этом плане не только в социальных слоях, но и у различных территориальных групп. Так, проституция как форма девиантного поведения в целом для северных губерний не была свойственна. Исключение составлял портовый Архангельск (по переписи 1897 года, таковых здесь было более 100 женщин), однако они были приезжими из других районов страны; местными были в основном горожанки (чаще всего солдатки) и представители тех слоев, где социальный контроль был жестче, чем в крестьянской среде. Если отсутствие проблемы проституции в Вологодской губернии местный губернатор связывал с «крепостью семейных уз и твердостью традиционных устоев»[505], то в Архангельской и Олонецкой губерниях не было социальных условий, при которых женщина изгонялась из своего социума в качестве наказания за нецеломудренное поведение, в результате чего была вынуждена заниматься проституцией.



В Вологодской и Олонецкой губ. женская преступность не превышала 10% (в Архангельской губ. — на уровне 20%). Количество женщин–преступниц было невелико, однако случаев детоубийства фиксировалось значительно больше. Например, в 1908—14 гг. в Олонецкой губернии до 15% женщин—преступниц были наказаны именно за детоубийство. В Олонецкой губернии примерно 10%, а в Вологодской – около 20% всех убийств составляли именно убийства новорожденных, совершенные, скорее всего, женщинами[506].

Как и повсюду, в северных губерниях были частыми случаи насилия в семье. Однако жертвами здесь были не только жены, но и мужья[507].

От общероссийских состав женских преступлений в промысловой Архангельской губернии отличался как в количественном, так и в качественном отношении[508]. Объяснить такую разницу только превышением женского населения в губернии нельзя: оно было несущественным (отношение мужчин к женщинам составляло 48:52, в целом по России 49:51). Если в России женщины чаще привлекались по незначительным преступлениям, дела о которых рассматривались в мировых судах, то в Архангельской губернии 22,5% женщин–преступниц проходили через уголовные суды (в России эта цифра составляла в среднем 13%).

Социальная статистика преступлений по России показывала высокий удельный вес среди осужденных холостых мужчин (49,6%) и вдовых женщин (15,3%). В Архангельской губернии эти показатели были выше общероссийских: среди преступников—мужчин 56,1% были холостыми, среди преступниц — 30,5% вдовых. Отмечается более высокий процент преступлений, совершенных в состоянии опьянения, в том числе и среди женщин, а также незначительное превышение рецидивов.

Как и в целом по России, в северных губерниях в начале ХХ века отмечался рост преступности среди горожан[509]. Воровство в сельской местности встречалось редко. Наказания за такие преступления осуществлялись обществом и были в основном «позорящими». Например, в одной из архангельских газет описывался случай самосуда, который первоначально пытались провести жестоко, а закончилось все общим весельем[510].

Во время Первой мировой войны в Архангельске констатируется рост таких преступлений, как «кражи денег и вещей в заводских казармах», чем занимались «в основном женщины»[511]. Рост преступности (в основном мелкие кражи или участие в погромах торговых заведений) был вызван как необходимостью кормить детей, с чем сталкивались женщины, так и безответственной агитацией некоторых активистов[512].

Первые годы советской власти около половины преступниц были незамужними, разведенными или вдовами. По мнению губернских статистиков, наличие детей являлось «дополнительным стимулом для совершения преступлений» – из–за материальных проблем[513]. Женщины чаще привлекались за преступления «против личности» (более четверти всех преступлений) и имущественные (22—23%)[514].

В Архангельской губернии в 1924 г. осуждены были 3% населения, около 20% из них — женщины[515]. В начале 1920–х гг. немалое число мужчин молодого возраста были в армии. После 1924 г. — как признак социальной стабилизации – падает и процент преступности, и женская составляющая в ее структуре. Например, в Архангельской губернии в 1925 году женщины составляли 16% осужденных.

Г.А. Нагаева

Новороссийск, Новороссийский политехнический институт

Кубанского технологического университета

Женская преступность в Черноморской губернии:

Исторический аспект

Анализ женской преступности в Черноморской губернии в конце XIX — начале ХХ в. позволяет сделать вывод, что в те годы на Северном Кавказе число «женских» преступлений росло, а сама преступность «молодела». В Черноморской губ. уровень преступности был еще выше, чем в Кубанской области. Это объясняется, прежде всего, тем, что после Кавказской войны правительство предпринимало отчаянные усилия, чтобы колонизовать обезлюдевшую после ухода горцев в Турцию узкую полоску прибрежной земли. Желающих ехать на Черноморское побережье в то время было немного[516].

В конце XIX в. в России количество женщин, вовлеченных в преступную деятельность, с каждым годом становилось все больше. Архивы ГУИН свидетельствуют, что в 1882 г. в местах лишения свободы империи находилось 66 тыс. 73 женщины, а в 1900 г. — 72 тыс. 565[517].

В Черноморской губернии картина женской преступности существенно отличалась от состояния мужской преступности, для которой был характерен неуклонной рост. Уровень женской преступности в изучаемом регионе был относительно стабилен, не наблюдалось резких ежегодных перепадов в количестве осужденных правонарушительниц. По приговору 1899 г. временного отделения Екатеринодарского окружного суда в 1899 г. было осуждено 58 человек, из них 5 женщин[518].

Архивные материалы г. Новороссийска располагают данными об административных правонарушениях и уголовных делах, находившихся в рассмотрении Мирового суда. Так, в 1914 г. мировые судьи губернии приговорили к тюремному заключению 391 человека, т. е. приблизительно 200 человек на 100 тыс. населения[519]. Уголовная статистика конца XIX — начала ХХ вв. отмечала значительное число торговых обманов, совершаемых женщинами, т.к., указывает М.Н. Гернет, одним из самых распространенных занятий женщин вне дома была торговля [520] (такие правонарушения подвергались наказаниям по ст. 29 Устава о наказаниях – денежное взыскание не свыше 50 р.[521]).

Чаще всего торговый обман выражался в незаконном повышении цен на товары [522]. По ст. 29 Устава привлекались и владельцы мелких и средних увеселительных заведений, а также лица, занимающиеся незаконным предпринимательством[523]. Так, например, 23.12.1901 г. пристав 1 участка г. Новороссийска Н. Костин обнаружил, что домовладелица Анна Бактуридзе тайно содержит постоялый двор. «Дело закончилось привлечением Бактуридзе к ответственности по статье Устава о наказаниях[524].

Нередкими были преступления, совершаемые на почве пьянства[525]. Так, мещанка А.Д. Свербиусова в сентябре 1915 г. дважды привлекалась по ст. 38 Устава, которая предусматривала наказание за проступки против благочиния, порядка и спокойствия: ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах[526].

По ст. 130—142 Устава о наказаниях (об оскорблении чести, угрозах и насилии) предусматривали наказание за нанесение обиды устно или письменно; угроза на словах лишить кого–либо жизни или провести поджог, но если не было корыстной или иной преступной цели; насилие, самовольная расправа с оскорбителем, выразившаяся в причинении ему побоев (например, нанесение легких побоев и таскание за волосы или вырывание из рук стакана с недопитым вином)[527].

По ст. 131 и 142 Устава о наказании обвинялись супруги Выстребовы, которые 14.11.1916 г. ворвались в квартиру соседки А.П. Андрющенко, стали оскорблять ее и наносить побои. Супруги были приговорены к штрафу в 10 р. По рекомендации адвоката подали апелляционную жалобу, а затем ее отозвали в связи с примирением сторон[528].

Несмотря на рост количества преступлений, женщины чаще становились жертвами преступлений, а не активными их участницами[529]. Особый пласт составляли преступления на сексуальной почве[530].

Таким образом, в Черноморской губернии в конце XIX — начале ХХ вв. основная масса приговоренных женщин привлекалась к наказанию мировыми судами. В процентном соотношении количество осужденных женщин относительно мужчин было незначительно и почти не изменялось на протяжении долгого времени. Основным сдерживающим фактором роста женской преступности в Черноморской губернии были сохранившиеся в провинции патриархальные устои.

О.Н. Майорова

Алатырь, Чувашский ГУ имени И.Н. Ульянова, Алатырский филиал









ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2022 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.