Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Западное и Центральное Средиземноморье





Постепенный переход к доместикации в эпоху южнофранцузского и испанского мезолита

Долгое время считалось, что неолит пришел сюда из Восточного Средиземноморья вместе с керами­кой кардиал или импрессо (в глину вдавливались края раковины cardium edule,, характерной для цен­тральных и западных районов Средиземноморья. Но в 1980-е гг. стало очевидно, что неолитизация при­брежных областей Западного Средиземноморья была обусловлена постепенным переходом к доме­стикации который происходил в рамках местной мезолитической культуры кастельновьен охваты­вавшей восточные районы Испании и юг Франции. Кроме того в южных районах Франции ппотозем-ледельческое использование бобовых и зеленных куjTKTvр имело место уже около 10 ООО лет назад Исследование ряда мезолитических поселений в Провэнсе и Лангедоке салата

туре.FKom гоiW Прислггствие. овец и коз потреб ление овоп.ей и зелени преемственность по отно шению к позднеп^

прибрежных районах Восточной Испании и Юж­ной Франции, равно как и по данным радиоуглерод-ного анализа, этот переход имел место в VII тыс. до


Глава I- Возникновение и распространение земледелия



 


н.э. (об этом см. главу VI). Тому способствовали многие факторы: улучшение климата, все большая оседлость рыболовов и собирателей раковин, при­родное окружение.

Согласно иберийским и французским археоло­гическим данным, одомашнивание животных нача­лось задолго до выращивания зерна и появления глиняных изделий. Следы присутствия не только овец, но даже свиней и крупного рогатого скота есть в докерамических культурных слоях начала VII тыс. до н.э., и не исключено, что и в более ранних. Кера­мика и злаки часто встречаются в слоях восходя­щих к 6500-6000 гг. до н.э. А обработка камня в этих мезолитических или точнее протонеолитических слоях указывает на непрерывную преемственность тозлииии Таким образом весь Konnvc имеющихся материалов заставляет предположить что в Западном Смдиземноморье неолит возник под воздействием внутренних культурных механизмов



Но хотя гипотеза поэтапного культурного раз­вития представляется вполне бесспорной, нельзя отрицать и реальность восточного воздействия. Прямые предки домашних овец и коз, оставившие следы своего присутствия в мезолитических пла­стах, были не местного происхождения. Прароди­тель овцы - ближневосточный муфлон, а коза ве­дет свое происхождение не от местного (Сарга ibex или Caрга pyrenaica), а от ближневосточного вида (Сарга aefiagrus) что конечно дает археологам большой простор для гипотез. Установить, когда и

КЗ к ЭТи вИЛы при ШЛИ сЮДА п дело будущего. Мож-

но предпо южить что дикие пгзедки козы прибыли в прибрежные районы Центрального Средиземно-морья не прямо с Ближнего Востока а из Эгейской области Известно что мореплаватели у которых уже была ранняя кегтмика и козы от берегов Эгей ского моря доплывали до островов, расположенных к заггагту от Гретгии (напримеп до острова Корchv см ™TrvV) Но в Ътдном Гпедизеишмопке nlз '

IZl'^Z IZ^Z распространения евро-

пейского неолита.


Постепенный переход к земледелию

на побережее Адриатики и в Центральном

Средиземноморье

В эпоху позднего палеолита и мезолита побере­жье Адриатики населяли собиратели, чей способ обработки камня указывает на существование дли­тельной традиции, не прерывавшейся вплоть до прихода неолитической керамики импрессо6. В дан­ном случае также маловероятно, что земледелие было занесено сюда с Ближнего Востока или даже из эгейских областей. Заселение Корсики и Сарди-нии донеолитическими группами происходило не позднее VIII тыс до н э (самые ранние оэлиоуглс— родные показатели на Корсике -^ 9140 лет до н в получены в Стреттс 8650 лет до н в — в Арагина-Сенноле у г. Бонифачо). В этих местах неолитиче-

тыс донч ВскоренаСардиниибылнайденобси диан ставший предметом обмена и в силу этого нас',|1 катализатоппМ ГГймеж™™1Гми районами Центрального"Средиземноморья иАдриа-

тиKTltf (с\л гТТаИ\7 \Г\

Юго-Восточная Европа

Производящее хозяйство сложилось в районе Эгейского моря еще до середины VII тыс. до н.э. Пока нам не известно, был ли этот неолитический уклад в какой-то мере принесен новыми переселен­цами, или же соответствующие идеи на протяжении многих поколений проникали сюда из Анатолии постепенно и без посредства крупномасштабных миграций. И что произошло с мезолитическим на­селением, было ли оно поглощено? Судя по имею­щимся данным все перечисленные факторы могли сыграть определенную роль. Действительно в самых ранних неолитических поселениях Юго-Восточной

Европы основные виды скота.___________ овцы и козы бы ти

уже полностью одомашнены. Существенное преоб-

ЛЭдЭ.Т-ГИС JTом9.il Г НИУ жИВОТНЫХ НИ. Л дИТВОЙ fhjlVнOT't Y3.— VtаVTf^tyUCi J\ГТя iT'rtеllнf*йTTIWY ЛЛ^К и'ЧТ-К^Г'Т'НT»TY НЯ1М Hf^OTTW-

тических поселений,

предположения, что и люди, и скот когда-то при-

шли в Европу из дпугих мест


*



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини


 


К сожалению, мы почти не располагаем археоло­гическими данными о периоде, предшествовавшем неолиту. Потепление климата в постледниковый пе­риод привело к повышению уровня моря, и не ис­ключено, что многие памятники мезолита на остро­вах Эгейского моря и в прибрежных районах в основ­ном оказались затоплены. Следы мезолитических и неолитических жилищ были обнаружены лишь в рай­оне Арголида на Пелопоннесе, в пещере Франхти, но культурная преемственность и тут не вполне очевид­на. Найденные в этой пещере остатки скелетов по­зволяют выдвинуть два предположения: либо пер­воначальное население принадлежало к местным мезолитическим группам либо было восточного происхождения

Гетерогенность физического типа

Антропологический материал, обнаруженный се­вернее, в греческой Македонии (поселение Неа-Ни-комедия), с точки зрения таксономии, разнороден. Как указывает Энджел, там было представлено не­сколько типов: динарический - средиземноморский и так называемый основной белый тип с кроманьон­скими чертами. Эта вариативность объясняется тем, что на протяжении веков происходило постепенное смешение земледельческого населения с охотника­ми-собирателями. Гетерогенность физического типа также отмечается в культуре старчево Центральных и Северных Балкан (см. главу II).

На Дунае, в районе Железных Ворот, можно про­следить непрерывную культурную преемственность, существовавшую от позднего палеолита и на всем протяжении мезолита, о чем свидетельствует ста­бильность местного европейского, кроманьонского населения, способов обработки камня, религии и искусства. Это так называемая «балкано-дунайская культура эпиграветт и мезолита», или же «культура лепенски-вир» (Лепенски-Вир — одно из четырна­дцати раскопанных поселений, прославившихся своими святилищами и скульптурами к которым мы еще вернемся в главах II и VII). Производящее хо­зяйство пришло сюда вместе с центральнобалкан-ской (старчевской) культурой принесенной нео­литическими племенами примерно в 6000 до н э

I IрИИТе ТТТТГИе с ЮТЯграТТильНЫР СТ^е ГТИЧем НОЛ/f ОТШТ-ъТ

либо вытеснили населявших этот регион более мае-

f1 "П¥ ГТчТ Y VП 1"Чil Т FТ».Л Т ТТТ АТ1 ТТ \ЖРьf4 ТТ о f"1 Т*еТТ.е¥ тт i f\ j-ътж жт тту"\\гт^ s*

другом смешались9


Мореплавание и торговый обмен - ггавные

катализаторы развитяя культуры

По всей видимости, навыки мореплавания, тор­говля и натуральный обмен, увеличивая интенсив­ность контактов между людьми, послужили ката­лизатором беспрецедентного расцвета неолитиче­ской культуры. Начиная с VIII тыс. до н.э., т.е. еще до наступления неолита, можно найти следы суще­ствования торгового обмена кремнем и обсидиа­ном10. После установления производящего уклада о постоянном росте контактов свидетельствуют за­везенный в эти места обсидиан, мрамор и ракови­ны спондилус (Spondylus). Обсидиан - вулканиче­ское стекло, образующееся из насыщенной квар­цем лавы идеально подходит для лезвий серггов и режущих инctovmchtob Поэтому и сттпос на т-гего ftLTjr болълтюй TTO^TOIWV и находят его иногда

километров от мест добычи Основным источником обсидиана как для Эгейского региона, так и для всей Греции был остров Мелос располо-женный в южной части Эгейского бассейна" Цен траттьную часть Средиземномопкя ялпиятические области и внутренние мйоыЪпмпГютгм*

Сицилии. А Карпатский бассейн и долины Дуная снабжались карпатским обсидианом из Северо-восточной Венгрии и Северо-Западной Румынии. мрамор, из которого делали чаши, блюда, украше­ния и статуэтки, мог происходить из многих мест, но, по-видимому, основными его источниками были острова Парос и Скирос, расположенные со­ответственно в южной и северной частях Эгейско­го моря, поскольку именно там были обнаружены неолитические поселения. Из характерных для Эгейского бассейна раковин спондилус делали бусы, подвески и браслеты. От берегов Эгейского моря они в большом количестве попадали на се­вер, в Болгарию и Румынию, а затем, по Дунаю, -в Центральную Европу . Раковины с берегов Ад­риатики имели хождение в западных частях Юго-славии и в Северо-Восточной Италии.


Глава I. Возникновение и распространение земледелия



 


Дуная оно дошло до Восточной Франции и Голлан­дии. Северная Европа, от Дании до Литвы, перешла к земледелию лишь в 4000-3500 гг. до н.э. Неолитические города Анатолии (Турции) Ранние формы неолита в Юго-Восточной Евро­пе тесно связаны с аналогичной культурой Анато­лии. В обоих случаях мы видим сходные орудия, ук­рашения, скульптуру, близкие традиции возведения святилищ для поклонения одним и тем же божест­вам, использование единого символического языка. Археологические данные из Анатолии, равно как и из восточных областей Средиземноморья, позволя­ют судить о промежуточных этапах перехода от по­луоседлой натуфийской культуры кдокерамическо-mv неолиту тоглэ. как в случае Юго-Восточной Ев-

Рис. 1-1 (1) Рукоятка для серпа из оленьего рога из телля Азмак (Центральная Болгария), культура караново I, ок. 5900—5800 гг. до н.э.; длина — 30,8 см. (2) Обсидиановые лезвия, закрепленные в деревянной рукоятке сер­па. Ахиллейон, Фессалия, ок. 6200 г. до н.э.
 


Развитые неолитические культуры в Греции

к 6500г. до н.э.

К 6500 г. до н.э. в прибрежных районах Греции и на примыкающих к ним равнинных территориях су­ществовал развитый неолитический способ сущест­вования, с характерным для него производством ке­рамики и одомашненными овцами, козами, круп­ным рогатым скотом, свиньями и собакой. Полный набор домашних животных появился здесь на пять­сот лет раньше, чем в Юго-Западной Азии. Населе­ние уже выращивало пшеницу ячмень вику чече­вицу горох и лен. Не исключено что эммер рожь и овцы были занесены сюда из Анатолии меж тем как одомашнивание KDvnHoro рогатого скота и свиньи происходило в Юго-Восточной Европе независимо от посторонних влияний В земледельческий инвен-

входили'
или из оленьих рогов мотыги, дере- Рис. 1-1

вянные или костяные серпы с лез-
виями m обсидианя шерта или
кпрмня (рur 1-1 ) и чргшптрпк'м ptvti
III, п™„ ^РНОГеРКИ' "У"-

Krl И 11С1ЛИКИ.

После того как неолитический об­раз жизни утвердился в Эгейском и Средиземноморском бассейнах, не­олитические технологии производст­ва довольно быстро распространяют­ся в Восточной и Центральной Евро­пе. Средиземноморский климат в ту эпоху был более влажным, нежели сейчас, что создавало благоприятные условия для земледелия.

Распространение земледелия с юго-востоаа на сесеро-запад

Как показывает карта распростра­нения земледелия по Европе(рис.1-2), быстрой диффузии идей в эпоху неолита в первую очередь способст­вовали морские пути. В Эгейском и Адриатическом морях, равно как и вдоль берегов Средиземного моря, навигация особых трудностей не представляла: об этом свидетельству­ет широкая циркуляция обсидиана и раковин. Контакты во внутренних районах происходили медленней. Понадобилось почти 500 лет чтобы земледелие распространилось от Эгейского моря до Дуная и еще 500 лет для того, чтобы от Среднего



Гимбутас М. Цивилизация Великой Богини


Рис. 1-2



 


Верхний мезолит


 

 


мезолитическая культура касте.чьновьен, начальная стадия одомашнивания животных мезолит (прерукадур) Центральной Франции


 


Щ — буго-днепровская (гребенниковская)


культура


 


I — культура кукурек к горнокрымская яультура аурзак-коба

Неолит

3000 ДО н.л —даты, фиксирующие распространение земледелия

—«-*- — границы керамически! о неолита


Рис. 1-2 Распространение земледелия по Европе. Указанные даты основаны на данных радиоуглеродного анализа и дендрохронологии; они относятся к периоду развитого керамического неолита. В Западном Средиземноморье одомашнивание животных началось приблизительно за тысячу лет до перехода к полноценному земледельче­скому укладу. В Юго-Восточную Европу неолит пришел вместе с полным земледельческим комплексом (выра­щиванием зерновых и полным набором одомашненных животных, за исключением лошади).


Глава I Возникновение и распространение земледелия



 


I


ропы подобная информация отсутствует. Сообщение между Грецией и Турцией, по-видимому, началось около 7000 г. до н.э., еще в докерамический период, или даже ранее. Западная Турция до сих пор мало изучена, и мы не знаем точную географию подоб­ных контактов. Наиболее значительные из извест­ных нам неолитических поселений располагались в Центральной Анатолии, в 300-600 км от берегов Эгейского моря. Но несмотря на разделяющее их расстояние нет сомнения в большом культурном сходстве этих регионов.

Древнейшие города Анатолии достигли удиви­тельно высокого уровня культурного развития: об этом свидетельствует пример Чатал-Хююка и Хад-жилара, первый из которых датируется концом VIII— VII тыс. до н.э., а второй — концом VII — началом VI тыс. до н.э.

Чатал-Хююк

В 1961-1963 и 1965 гг. Джеймс Мелларт провел раскопки Чатал-Хююка, города VII тыс. до н.э., что в корне изменило представление о доисторической Анатолии и о доисторическом Старом Свете в це­лом13.

Чатал-Хююк - это два «жилых холма», стоящих неподалеку от реки на сухом плато (1000 м над уров­нем моря) равнины Конья (южная часть Централь­ной Турции). Тот, что покрупней, занимает пример­но 32 акра (16 га), из которых один акр был раско­пан. В нем археологи обнаружили тринадцать строительных горизонтов — остатки домов, святилищ, стенных росписей, рельефов, скульптур, предметов обменаи многое другое. Эти находки вызвали настоя­щее потрясение в научной среде и открыли глаза на уровень развития неолитической культуры VII тыс. до н.э. Культурная близость неолита Юго-Восточ­ной Европы и его анатолийского варианта застав­ляет нас с особым вниманием приглядеться к Ча-тял-Хютоку ^tomv удивительному кладезю ин(Ъор-

который проливает

свЙТ на многие стоглоны

неолитического образа жизни в том числе на хо зяйственноеустппйство обмен архитектупу на об становку жилищ и святилищ, на религию и искус-ство.

Равнина Конья - одна из плодороднейших час­тей Старого Света, богатая дикорастущими злака­ми и поддающимися приручению животными. Со­гласно уточненной хронологии, поселение возник­ло здесь примерно в 7250 г. до н.э. и просуществовало более тысячи лет, вплоть до 6150 г. до н.э. (или с 6500 по 5750 г. до н.э. по относительной хронологии:


именно эта датировка фигурирует в книгах и стать­ях Мелларта и других авторов, опубликованных до 1989 г.). Но Чатал-Хююк возник не на пустом месте. Под ним скрыты и другие напластования — двена­дцать строительных горизонтов культуры, еще не знавшей керамики. Нижние слои относятся кдоке-рамическому неолиту и поздней натуфийской куль­туре, а обнаруженные там материалы связаны с культурами Сирии и Палестины. На уровне доке­рамического неолита А были найдены модели свя­тилища статуэтки пряслица богато украшенные известняковые таблички и остатки полихромных стенных росписей. В ттоздненатуфийском (нижнем)

слое--- деревянные тяо\пич1£И с роегтисью тэйличтси

из глинистого сланца микролиты геометрической формы и другие находки14 Эти предшествующие Чатал Хююку напластования свидетельствуют о длитёльном развитии данной культуры поохплив-m^X-^UT»c^»4CKnJe^lrn в Гитыся"

VIII lblUWUH.JкV, ирсс ^^ь

на табличках и полихромная стенопись, "вйденные в этих слоях культовые предметы, модели святилищ и статуэтки будут потом встречаться на всем протя-

жении неолита.

Чатал-Хююк был упорядоченно устроенным по­селением, что свидетельствует об удивительно ста­бильном общественном порядке на протяжении многих столетий. Это - самый большой ранненео-литический город во всем Старом Свете: по неко­торым подсчетам, в нем одновременно могло жить до 7000 человек. (Как теперь считается, в знамени­том Иерихоне в долине Иордана могло быть не бо­лее 400-900 жителей15.)

Чатал-Хююк был тесно застроен, многие жили­ща возводились вплотную к уже существующим по­стройкам, открытые дворы встречались редко (рис. 1-3). Каркасы этих домов с плоскими кровля­ми были деревянными, стены - из необожженного кирпича. Дверей не было, люди проникали в свои жилища через отверстия в кровле. Отсутствие во внутренних помещениях следов или остатков пищи говорит о том что их обитатели тщательно следили за чистотой. Внутреннего убранства почти не было: приподнятые над полом глиняные платформы слу­жили сиденьями и лежанками Исходя из того что площадь жилища равнялась примерно 25 кв м атак-

Мелларт заключил ЧТо tjи в оjtнom wi раскопанных домов не могло жить бо-



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини


   

Рис. 1-3 (а) План и (Ь) схематическая реконструкция части города Чатал-Хююк с постройками из сырцового кирпича. Вход в них был с плоских кровель. VI уровень, середина VII тыс. до н.э. Святилища помечены знаком «X».

нераскопанная часть

лее восьми человек. Кухни зани- Рис. 1-3мали примерно треть общего про­странства дома, а печи располага­лись в нижней части стены. В кла­довых стояли плетеные корзины для хранения зерна, инструментов и пр.

Жители города выращивали три вида пшеницы и один — яч­меня, а также выращивали или собирали целый ряд зеленных культур, корнеплодов и фруктов. Крупный рогатый скот был глав­ным источником мясной пищи и молока, кроме того, они держали коз и охотились на оленей и ди­ких свиней.

На протяжении всего сущест­
вования города постоянными
предметами торгового обмена
были обсидиан и кремень. Обси­
диан, вероятно, находили у вул­
кана Хасан-Даг и в других местах
Центральной Анатолии. Это вул­
каническое стекло шло не только
на изготовление режущих инстру­
ментов из него делали и зеркала
причем их умели отполировывать
без единой царапины. Кальцит и
алебастр (использовавшийся для
изготсичления украптений и стату­
эток) поступали скорей всего из
окрестностей Кайсери а белый
мрамор - из Западной Анатолии­
Холмы к западу от Коньи бога
тые минералами япко окран.ен
ннми о™гями ж* даваГ1и

7_Гне*птппыегпягки "; S™? А ITIJ nvn»

склонах Тавра. Раковины попада­ли в эти места с берегов Среди­земного моря, а горный хрусталь, сердолик, яшма, халцедон и дру­гие минералы, из которых изго-товлялись бусы и чье точное про-

 


Глава I. Возникновение и распространение земледелия



 


нахождение не всегда можно установить, наверное, поступали очень издалека. Можно предположить, что торговый обмен немало способствовал процве­танию Чатал-Хююка, где существовала специализа­ция производства: одни люди занимались обработ­кой обсидиана, другие - работой с металлами или ткачеством, обработкой дерева и т.д. Многие из здешних изделий отличает необычайно высокий уровень мастерства.

Вполне очевидно, что религиозные практики были тесно вплетены в повседневную жизнь людей. Святилища располагались рядом с жилищами, в строениях, схожих с жилыми домами. Из трехсот раскопанных комнат в восьмидесяти восьми были расписаны стены. Каждая фреска была длиной от 12 до 18 м (рисунки-реконструкции многих из них опубликованы Джеймсом Меллартом в первом томе его книги «Анатолийская Богиня» [1989]). Изобра­жения на восточных и северных стенах вдоль кото-рых располагались платформы отличались порази­тельной изобретательностью и разнообразием ри­сунка подчеркивавшегося глиняными рельефами и букраниями (бычьими головами или черепами)

Для стенописи использовались желтая и корич­невая охра (из окиси железа), ярко-синие и зеленые цвета (из медной руды), темно-красный и ярко-крас­ный (изокиси ртути и гематита), розовато-лиловый и фиолетовый (из марганца) и свинцово-серый (из га­ленита). Для придания блеска в краски добавляли слюдяную крошку. Мелларт отмечает, что эти стен­ные росписи имели обрядовое назначение и после того как они исполняли свою функцию их покры­вали слоем белой обмазки. Когда же снова возника-

ла НСОбХОДИМОСТЬ НЭ ЭТУчИСТУЮпОВСОХНОСТЬнано-СИТЗСь нОВЭ.Я DOCFIись

Основной мотив этих стенописей и рельефов -рожающая женщина в позе лягушки — связан с Бо­гиней плодородия. Она ассоциируется с животным миром: рядом с ней можно видеть как грифа — во­площение смерти, так и бычью голову, символ обнов­ления жизненного цикла. Картину равномерно об­рамляет множество сопроводительных символов, по большей части — схематизированные изображения рогов треугольников ромбов или двойных треуголь­ников, «песочных часов» или бабочек. Эти символы удваиваются утраиваются умножаются накладыва­ются друг на друга ВЫ воГШчиВсИОТСЯ наизнанку, стают в виде позитива или негатива. Разнообразие их сочетаний практически не имеет гтпеделэ Кроме ТО FO встречаются полуреалистические изображения охо-ты на оленей женщин, несущих рыболовные сети,


гор, растений и водоемов с рыбой. (Мы вернемся к святилищам Чатал-Хююка в главе VII; образцы сте­нописи см. на цветных вклейках 38 и 39, святилищ с грифами - на рис. 7-26, бычьих голов и рогов - на рис. 7-51 и 7-52.)

Покойников обычно закапывали под платформа­ми, но перед этим они подвергались экскарнации (то есть скелет освобождали от мягких тканей и внут­ренних органов, для чего тела выставляли на пожи­ву птицам, возможно — на открытых башнях). Под полом святилищ и под украшенными росписью сте­нами находят захоронения женских скелетов, окра­шенных охрой. В самом большом из святилищ (Е VII, 4) было обнаружено богатое захоронение жен­щины вокруг головы которой лежали три нижних клыкастых челюсти дикого кабана. На самой круп­ной фреске этого святилища изображен город (воз­можно сам Чатал-Хююк) позади которого виден извергающий лаву вулкан. Размеры святилища и находившейся в нем стенописи а также необычный погребальный инвентарь заставляют жить чтоэто-захоронениеженщины ззнимавшей высокое положение в ооществе, возможно, главной

и девушки занимали важное положение ооществе-

чем речь пойдет главе IЛ. Ни одна из мужских мо­гил не обладала столь значительным символическим инвентарем.

Антропологическое исследование около 300 об­наруженных в Чатал-Хююке костяков еще не закон­чено. По предварительным отчетам, его население делилось на длинноголовых евроафриканцев (54,2%), длинноголовых протосредиземноморцев (16,9%) и круглоголовых (брахицефальных) альпий-цев (22,9%). У наиболее многочисленной группы прослеживается сходство с верхнепалеолитическим типом из Комб-Капелль (Южная Франция), который характеризуется как средиземноморский вариант кроманьонца Вслед за Меллартом следует подчерк­нуть что основная часть населения по-прежнему мало отличалась по типу от своих верхнепалео-литических предков

Хаджилар и после

Хаджилар — город меньших размеров, примерно из 50 домов, расположен в 220 км к западу от Чатал-Хюю­ка; его раскопки также проводил Мелларт16. Его воз­никновение более или менее совпадает с закатом Ча-



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини


 


тал-Хюкжа, а существование охватывает всю первую половину VI тыс. до н.э. В этот же период происходил подъем неолитической культуры Юго-Восточной Ев­ропы — групп сескло, старчево и караново, обладав­ших собственным стилем в керамике и скульптуре.

Мало что известно об анатолийском неолите после Хаджилара, тогда как культура Юго-Восточной Евро­пы процветает и достигает высшей точки развития ме­жду 5500 и 4500 гг. до н.э. Развитие этих культур пошло разными путями, и местные культурные сообщества сформировались в разных экологических и географиче­ских зонах. Ихдетальному описанию будет посвящена следующая глава: мы начнем с Эгейского бассейна и Балкан, а закончим Центральной Европой.

Судя по святилищам с их стенописью и статуар­ными изображениями, анатолийский неолит был цивилизацией Великой Богини: это подразумевает, что люди в основном поклонялись ей, веря, что она наделена таинственной производительной силой, и первостепенную роль играли святилища — общест­венные центры, катализаторы творческой активно­сти и религиозного самовыражения, а кроме того, что общество обладало сбалансированной матрили-нейной структурой. Начиная примерно с 6500 г. до


н.э. сходные культурные признаки появляются спер­ва на юго-востоке, а позднее - по всей Европе, и со­храняются вплоть до распада этой цивилизации в 4500-2500 гг. до н.э. Однако на некоторых среди­земноморских островах, таких как Крит и Тира, ее существование продлилось вплоть до середины II тыс. до н.э.

Даже если допустить, что в VII тыс. до н.э. Юго-Восточная Европа находилась под анатолийским влиянием, это была не своеобразная «пересадка» де­рева, которая имеет свой срок, но плавное течение реки. Кроме того, нельзя ставить знак равенства меж­ду этой матриальной цивилизацией, с ее ярко выра­женной любовью к искусству, и протоиндоевропей­ской - колыбелью индоевропейских языков - которая, согласно компаративистским работам по индоевро­пейской лингвистике и мифологии, была патриар­хальной, патрилинейной, воинственной, подвижной (конной) и имела преимлтцественно мужской панте­ОН. Когда в 1987 г. Колин Ренфрю17 предложил не д&ЛЭ.ТЪ мвЖЛУ ниМИ различия то он основывался на

исКЭ^1СвННЪ1Х ПОвЛсТЙШТеНИСТХо KVJfhTVnWTiTY CTOVKTV­«дх очевидн Т*ТМобра "irtiif тт ППТИЙПП^ЧМ ТТ ТТЛ UHы \х \Л И ПЛРвПП FIf*Mf*TLf LTLf


Глава II

Неолитические культуры юго-восточной и центральной Европы

 


 


 


 



 


 


Самые примечательные из европейских неолитических культур сложились в Юго-Восточной и Центральной Европе. И хотя многие из здешних традиций также характерны для Анатолии и Восточ­ного Средиземноморья, искусство и архитектура этих культур поражают оригинальностью, равно как и спо­собностью приспосабливаться к различным природ­ным условиям.

Между культурами Эгейской области (Греция) и Анатолии (Турция) существовала теснейшая связь. Не меньшим постоянством отличался культурный обмен между юго-востоком и Дунайской равниной, вклю­чая прилегающие к ней с севера и запада районы. Распространение земледелия шло с юго-востока на северо-запад, с отклонениями на запад и на восток. Его можно сравнить с течением реки, которая катит свои волны по плодородным землям и огибает горы, замедляя свой бег у их подножья. Этот процесс про­исходил поэтапно: сперва, примерно к 6500 г. до н.э., он охватил прибрежные и равнинные районы Эгей­ского моря и Южных Балкан ; затем к 6000 г до н э Нижнедунайскую и Среднедунайс,кую равнины, а примерно к 5500 г. до н.э. дошел до Верхнего Дуная и до лежащих к северу речных долин.

В отличие от анатолийского неолита, известного лишь по нескольким поселениям, неолитические культуры Юго-Восточной и Центральной Европы представлены материалами сотен раскопок. Это по­зволяет судить о распределении культурных групп и наблюдать развитие их индивидуальных черт на про­тяжении целого тысячелетия и даже более. Для иссле­дователей доисторической Европы это истинная уда­ча и, одновременно, испытание, поскольку им прихо­дится иметь дело не с монотонно-однообразным, нос поразительно многоликим культурным материалом.

В рамках этого разнообразия на всем пространст­ве между Эгейским морем и Центральной Европой сформировался более или менее устойчивый (для данного периода) образ жизни, система верований, обрядов, символов и общественных структур. Родст­во различных культурных групп, проживавших на этой территории, объясняется тем, что обитатели южных областей постепенно продвигались вглубь, распространяя свое влияние на местных охотников и рыболовов (сохранившихся в бассейне Верхней Тисы, в районе Железных Ворот и в бассейнах Дне­стра и Буга), и смешивались с ними.


Далее речь пойдет о шести группах: мы начнем с Эгейского региона и будем продвигаться к бассейнам Днестра и Буга в Молдавии и на Украине. Перечис­лим их:

1. Культура сескло Северной Греции и ее богатей­шей житницы, Фессалии. Раскопки здесь проводи­лись в самом начале XX в., затем были продолжены во второй половине этого же столетия.

2. Культура старчево (кёрёш, криш), которая ох­ватывала континентальную Югославию, Юго-Вос­точную Венгрию и Южную Румынию. Изучена она до сих пор не слишком хорошо, хотя за последние тридцать лет объем сведений о ней значительно воз­рос благодаря раскопкам.

3. Культура караново Центральной Болгарии, тес­но связанная с культурой старчево: она была откры­та в конце 1950—1960 гг. в результате интенсивных раскопок крупных теллей («жилых холмов»).

4. Центральноевропейская культуралинейно-лен-точной керамики, характерная для территорий, ле­жащих между Францией и Румынией. У нее самый обширный ареал распространения; кроме того, в XX в., благодаря усилиям французских, голландских, немецких, чехословацких, польских и румынских археологических экспедиций, она была лучше всего изучена.

5. Культура бюкк бассейна Верхней Тисы (Севе­ро-Восточная Венгрия и Восточная Словакия): свя­щенные пещеры в Карпатах были известны уже в 1876 г., их изучение и публикация находок продол­жились и в 1920-е гг., и в последние десятилетия.

6. Буто-днестровская культура черноземного ре­гиона: была открыта в 1950-1960 гг. Похоже, что одо­машнивание крупного скота и свиней, как и измель­чение зерен диких зерновых культур появились здесь вне зависимости от общего распространения земле­делия по Юго-Восточной Европе, до того, как стало ощутимым влияние культуры старчево-криш.

Эгейский неолит: культура сескло

Северной Греции

Фессалийская и Македонская равнины - плодо­роднейшие земледельческие области Греции. В наше время, как и на протяжении многих тысячелетий, они служат житницей для всей страны. Обширную Фес-салийскую равнину орошает река Пиньос, а Маке-


 


 


 



Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини


 



Рис. 2-1.1

донскую - Альякмон. Их много­численные притоки берут начало в горах, сливаются в единое русло и впадают в Эгейское море. Самые ранние неолитические поселения появились здесь на естественных возвышенностях, неподалеку от водных источников — рек или ручьев. Эти области относятся к средиземноморской климатиче­ской зоне, для которой характерен сухой и жаркий летний период и холодные, дождливые зимы. 8500 лет назад здешний климат был более влажным, а раститель­ность — богатой; речные дол и н ы были покрыты дубовыми и фис­ташковыми рощами.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.