Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Опасные перемены в союзниках Индии





 

Было неудивительно, что Китай предпринял меры предосторожности. С тех пор, как администрация Буша решила в 2005 году присоединить Индию к пентагоновскому «Новому рамочному соглашению по американо-индийским оборонным отношениям», Индия вошла в стратегический альянс с Вашингтоном явно с целью борьбы с растущим влиянием Китая в Азии.

Министр обороны Дональд Рамсфелд поручил пентагоновскому Управлению общих оценок Эндрю Маршаллу провести исследование. Доклад назывался «Индийско-американские военные отношения: ожидания и восприятие». Он был выпущен в октябре 2002 года. В процессе исследования были опрошены около сорока старших должностных лиц США и примерно такое же число работающих и отставных индийских чиновников. Одно из наблюдений доклада заключалось в том, что индийские вооруженные силы могут быть использованы «для низкоуровневых операций в Азии, таких как операции по поддержанию мира, поисково-спасательные операции...». В исследовании говорилось:

«Мы хотим в 2020 году [иметь] друга, который был бы способен оказать помощь американским военным перед лицом китайской угрозы. Мы не можем отрицать, что Индия создаст силовой противовес Китаю.» (12)

В том же докладе Пентагона далее говорилось, что причина оборонного союза Индия–США будет в том, чтобы иметь «способного партнера, который сможет взять на себя больше ответственности за низкоуровневые операции» в Азии (то есть, направленные на Китай) и «в конечном итоге обеспечить базирование и доступ для проецирования силы США» (также направленной на Китай). Вашингтон без особой огласки вел переговоры о военной базе на индийской территории в рамках нового соглашения, что является серьезным нарушением традиционного статуса Индии как неприсоединившейся страны.



В докладе Пентагона воспроизводится документ «Стратегия национальной безопасности», выпущенный в сентябре 2002 года администрацией Буша, где заявляется, что США не позволят любой другой стране иметь равные или превышающие США военные силы. Он объявил, что США будут использовать свою военную мощь, чтобы разубедить любого потенциального претендента. Этот стратегический обзор указывает на Китай как на потенциальную силу, которая может угрожать американской гегемонии в регионе.

В части, касающейся Индии, доклад утверждает:

«Соединенные Штаты предприняли трансформацию своих двусторонних отношений с Индией, базирующуюся на убеждении, что интересы США требуют прочных отношений с Индией. Мы являемся двумя крупнейшими демократиями, приверженными политической свободе, защищаемой представительными правительствами. Также Индия движется в направлении большей экономической свободы.» (13)

Чтобы подсластить военные связи, администрация Буша предложила Индии свертывание своих 30-летних ядерных санкций и продажу передовых американских ядерных технологий, узаконивая тем самым открытое нарушение Индией Договора о нераспространении ядерного оружия. И это одновременно с тем, что Вашингтон обвиняет Иран в нарушении именно этого Договора. Упражнение в политическом лицемерии, по меньшей мере.

Примечательно, что как только на улицы вышли монахи Мьянмы в шафрановых робах, Пентагон приступил к совместным американо-индийским военно-морским учениям «Малабар-07», в которых принимали участие вооруженные силы Австралии, Японии и Сингапура. США поиграли мускулами своим 7-м флотом, развертыванием авианосцев «Нимитц» и «Китти Хок», ракетным крейсером «Коупенс» и пятью ракетными эсминцами. (14)

Опасность поддерживаемой США смены режима в Мьянме наряду с ростом военного проецирования силы Вашингтона в Индии и в других странах-союзниках в регионе, очевидно, стала серьезным фактором в политике Пекина по отношению к военной хунте Мьянмы.

В самой Индии по поводу нового стратегического альянса с Вашингтоном произошел глубокий раскол в руководстве и парламенте страны. Раскол был таков, что в январе 2008 года премьер-министр Индии Манмохан Сингх нанес первый официальный визит в Китай, где заявил: «Я ясно дал понять китайскому руководству, что Индия не является частью каких-либо так называемых усилий "по сдерживанию Китая"». (15) Был ли он искренним, осталось не ясным. Ясно было, что его правительство ощущало давление и со стороны Вашингтона, и со стороны Пекина.

Повсюду от Дарфура до Каракаса и Рангуна призыв Вашингтона к «демократии» и «правам человека» должен восприниматься, по крайней мере, с большой долей скептицизма. Чаще всего его вкус очень горек.

Именно так было и в случае с операцией Вашингтона по поводу «демократии» и «прав человека» в Дарфуре на юге Судана, в регионе, имеющем жизненно важное стратегическое значение для китайских поставок нефти.

 

Судан: значение Дарфура

 

Самым любопытным в кампании за права человека в южной провинции Судана Дарфуре (против того, что государственный секретарь Колин Пауэлл обозначил термином «геноцид») был выбранный для нее момент. При массированной поддержке Голливуда кампания за «права человека» началась вскоре после того, как суданское правительство в Хартуме объявило, что в этом регионе обнаружены новые потенциально огромные месторождения нефти. В этом открытии принимали участие китайские нефтяные компании.

Еще до этого события Соединенные Штаты вооружали и вели подготовку антихартумских повстанцев в южном Судане, включая покойного Джона Гаранта, прошедшего обучение в пресловутой Школе Америк в Форт Беннинг, штат Джорджия. (16) Это был тот самый район, где в еще 1999 году Китайская государственная нефтяная компания начала строительство крупного трубопровода для доставки нефти к новой гавани Порт-Судан. Из Порт-Судана она шла морем в Китай.

Ни открытие огромных запасов нефти в Дарфуре, ни тот факт, что Хартум предоставил основные права на разведку и разработку Китайской государственной нефтяной компании ни разу не упоминались в заявлениях правительства США и американских СМИ. Вашингтон также не вспоминал, что это он тайно поставлял оружие Идриссу Деби, диктатору соседнего Чада, а также поощрял Деби начать военные действия в Дарфуре.

Вашингтон тогда на словах осудил атаки Деби на Хартум, объявив их частью систематического суданского «геноцида» против христианских народов Дарфура. Как будет показано далее, эти обвинения в геноциде были масштабным организованным фарсом, еще одним упражнением в наступлении новых американских «прав человека», ничуть не менее жестоком, насильственном и обусловленном нефтью, чем операция «Шок и трепет» в Ираке. (17)

Сосредоточенность США на Дарфуре, заброшенном куске выжженной солнцем земли на юге Судана, свидетельствовала о новой «холодной» войне Пентагона за нефть, войне, в которой растущая китайская жажда нефти, чтобы подпитывать свою быстро развивающуюся экономику, вынудила Пекин вести политику агрессивной долларовой дипломатии.

Обладая положительным сальдо внешней торговли более чем в 1,8 трлн долларов США, хранящимся в основном в долларах США в Народном национальном банке Китая, Пекин принимает активное участие в нефтяной геополитике. Африка – одно из основных направлений в его нефтяных поисках. Но именно центральный район Африки между Суданом и Чадом является одним из приоритетов США, поскольку там залегают огромные неиспользованные месторождения нефти.

К 2007 году Китай транспортировал из Африки приблизительно 30% своего импорта сырой нефти – очевидный повод для экстраординарной серии китайских дипломатических инициатив, которые привели Вашингтон в ярость.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.