Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Мьянма: «шафрановая» революция





 

К моменту решения США принудительно сменить режим в Ираке американская политика по отношению к Китаю уже начала меняться. Однако, как отмечалось ранее, в отличие от политики США в отношении экономически ослабленной, но все еще грозной в военном смысле России, китайская политика США использовала то, что некоторые называют вариантом «мягкой силы». Основным оружием давления на Китай стали утверждения о «демократии» и «правах человека». Это кажется парадоксальным, но таковым не является.

Основное наступление Вашингтона на Китай под знаменем прав человека сосредоточилось на Мьянме, Тибете и Дарфуре, богатой нефтью южной части Судана.

Американская кампания дестабилизации под прикрытием «прав человека», чтобы попытаться затянуть петлю вокруг Китая, впервые стала явной в сентябре-октябре 2007 года и проявилась в Мьянме, бывшей британской колонии. Правительство США по-прежнему предпочитает называть ее Бирмой, несмотря на официальный отказ правительства Мьянмы от этого имени. В то время «Си-Эн-Эн» запустила показ кадров с буддийскими монахами в шафрановых одеяниях, потоками растекавшихся по улицам бывшей столицы Мьянмы Рангун с призывами к большей демократии. Однако основная битва за геополитические последствия шла за кулисами.

Трагедия Мьянмы/Бирмы (чья площадь примерно равна площади штата Техас, где расположено ранчо Джорджа Буша) состоит в том, что сегодня ее население используется в качестве человеческих подмостков для драмы, сценарий которой был написан в Вашингтоне. Спектакль, разворачивающийся на «Си-Эн-Эн», был написан и срежиссирован совместными усилиями Национального фонда в поддержку демократии, Институтом «Открытое Общество» Джорджа Сороса, «Фридом Хаус» и Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа. Эти НПО функционируют как связанные с американскими военными и разведывательными кругами активы. Они использовались в подготовке кадров для «ненасильственной» смены режимов по всему миру во имя американской стратегической повестки дня. Это те же самые неправительственные организации, которые были замешаны в «цветных» революциях вокруг России – в Грузии, на Украине и в Сербии.



«Шафрановая» революция в Бирме, как «оранжевая» революция на Украине или грузинская «революция роз», была хорошо организованным упражнением в вашингтонской технике смены режима. Она повторяла методы и уловки предыдущих «цветных» революций: внезапные и краткие протесты «роящейся» толпы буддистов в желто-оранжевых одеяниях, созданные с помощью интернет-блогов и мобильных текстовых сообщений связи между протестными группами и развертывание хорошо организованных протестных ячеек, которые рассредотачивались и переформировывались по команде.

«Си-Эн-Эн» допустила единственную ошибку в течение своего вещания в сентябре 2007 года, указав на активное присутствие за протестами в Мьянме Национального фонда в поддержку демократии. (2) А Государственный департамент США ранее фактически признался в поддержке деятельности Фонда в Мьянме. Как уже отмечалось, Фонд является финансируемым правительством США «частным» предприятием, деятельность которого направлена на поддержку американской внешней политики. Идея заключалась в том, чтобы выполнять то, чем занималось ЦРУ во времена «холодной» войны, но под прикрытием, казалось бы, невинной личины НПО.

30 октября 2003 года Государственный департамент опубликовал официальный пресс-релиз, заявив:

«Восстановление демократии в Бирме является приоритетной задачей политики США в Юго-Восточной Азии. Для достижения этой цели Соединенные Штаты последовательно поддерживают демократических активистов и их усилия как внутри, так и за пределами Бирмы... Соединенные Штаты также поддерживают такие организации, как Национальный фонд в поддержку демократии, Институт "Открытое общество" и "Интерньюс", работающие внутри и за пределами региона в широком диапазоне деятельности по продвижению демократии.» (3)

Приоритетная задача политики США в Южной Азии? Все это звучало очень благородно и скромно из уст Государственного департамента. Их «деятельность по продвижению демократии», тем не менее, имела зловещую тайную повестку дня. Она была непосредственно направлена на региональную безопасность Пекина, в том числе на его энергетическую безопасность.

Как на Балканах и в Центральной Азии, Государственный департамент США вербовал и обучал ключевых лидеров оппозиции из среды многочисленных антиправительственных организаций в Мьянме. Он по меньшей мере с 2003 года ежегодно вливал огромные для Мьянмы суммы – более 2,5 млн долларов США – в деятельность Национального фонда в поддержку демократии по пропаганде смены режима в стране. Операция США по смене режима, или «шафрановая» революция, была запущена (по собственному признанию Государственного департамента) в первую очередь из консульства США в близлежащем Чианг Май, Таиланд, где тайское правительство было более гостеприимным для американского военного и разведывательного присутствия. (4)

Государственный департамент и Национальный фонд в поддержку демократии финансировали ключевые оппозиционные СМИ, в том числе «Нью Эра Джорнэл», «Ирравадди» и радио «Демократический голос Бирмы». (5)

Дирижером или, вернее, теоретиком ненасильственной смены режима руками одетых в шафрановые одеяния монахов являлся Джин Шарп, основатель организации с обманчивым названием – Институт Альберта Эйнштейна в Кембридже, штат Массачусетс. Сам Институт Альберта Эйнштейна Шарпа, как отмечалось ранее, финансировался подразделением Конгресса США – Национальным фондом в поддержку демократии; его цель состоит в поощрении дружественных США смен режима в ключевых точках по всему миру. (6)

Институт Шарпа активизировался в Бирме с 1989 года, сразу после того, как власти убили около 3000 протестующих, чтобы заставить замолчать оппозицию. Спецоперативник ЦРУ и бывший военный атташе США в Рангуне полковник Роберт Хэлви, специалист в области тайных операций, представил Шарпа Бирме в 1989 году. Хэлви хотел, чтобы Шарп обучал бирманскую оппозицию ненасильственной тактике.

По данным Института, книга Шарпа «От диктатуры к демократии» была «первоначально опубликована в 1993 году в Таиланде для распространения среди бирманских диссидентов и распространилась с тех пор на несколько материков. Это серьезное введение в использование ненасильственных акций для свержения диктатур». (7)

В момент попытки «шафрановой» революции в 2007 году лондонская «Файнэншл Таймс» дала описание роли Джина Шарпа в бирманских событиях, которое Институт Шарпа полностью процитировал на своем собственном веб-сайте. По данным «Файнэншл Таймс»:

«За последние три года активисты политического комитета движения неповиновения в изгнании обучили примерно 3000 бирманцев из всех слоев общества, в том числе несколько сотен буддийских монахов, философии и стратегии ненасильственного сопротивления и общинных объединений. Эти рабочие совещания, проходившие в приграничных районах и привлекавшие людей со всей Бирмы, воспринимались как "подготовка инструкторов", которые по возвращении домой поделились бы этими идеями с другими стремящимися к переменам людьми.

Эта подготовка наряду с материальной поддержкой, такой как мобильные телефоны, помогла заложить в сентябре основу для призыва инакомыслящих буддийских монахов к бойкоту религиозной хунты, что ускорило проведение крупнейшей за двадцать лет антиправительственной акции протеста. За 10 драматических дней монахи и миряне, разъяренные углублением обнищания и тотальными репрессиями, вышли на улицы в количестве, достигающем 100000, прежде чем режим подавил демонстрации, убив по меньшей мере 15 и арестовав тысячи человек.

Источником вдохновения этого обучения был г-н Шарп, чья книга "От диктатуры к демократии" (краткое теоретическое пособие для ненасильственной борьбы против репрессивных режимов) была опубликована на бирманском языке в 1994 году и начала циркулировать среди эмигрантов и тайно среди диссидентов внутри страны. Некоторые за ее хранение на год были заключены в тюрьму.» (8)

Британская финансовая ежедневная газета далее отмечала:

«Получивший образование в Оксфорде гарвардский теоретик по мирному сопротивлению репрессиям Джин Шарп призывал повстанцев принять ненасильственные методы борьбы с хунтой. Его помощник, полковник в отставке Роберт Хэлви, военный атташе США в Рангуне в 1980-х годах, разъяснял, как использовать планирование военного образца и разрабатывать стратегию мирного несогласия.» (9)

Интересно, что Шарп был замечен также и в Китае, всего за несколько дней до драматических событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года. Было ли это простым совпадением? Кое-кто задавался этим вопросом. (10)

Возникает вопрос – почему правительство США проявило к развитию смены режима в Мьянме в 2007 году столь большой интерес? Он явно имел мало общего с проблемами демократии, справедливости и прав человека для угнетенного населения этого района. Ирак и Афганистан дали достаточно свидетельств того, что сладкие слова Вашингтона о «демократии» – лишь пропагандистское прикрытие для других целей.

Спрашивается, что стояло за подобным участием в столь отдаленном государстве, как Мьянма?

Очевидный ответ – геополитический контроль; контроль, в конечном итоге, над стратегическими морскими путями из Персидского залива в Южно-Китайское море. Побережье Мьянмы предоставляет судоходный и морской доступ к одному из наиболее стратегически важных путей в мире – Малаккскому проливу, узкому судоходному проходу между Малайзией и Индонезией.

Пентагон пытался милитаризовать этот регион с 11 сентября 2001 года под предлогом защиты от возможной «террористической атаки». Когда это не удалось, они заговорили о предполагаемой «обороне от пиратов». США сумели закрепиться в Банда-Ачех на авиабазе ВВС «Султан Искандар Муда» на северной оконечности Индонезии. Однако правительства других стран региона, включая Мьянму, категорически воспротивились усилиям США по милитаризации региона.

Простой взгляд на карту подтверждает стратегическое значение Мьянмы. Малаккский пролив, соединяющий Индийский и Тихий океаны, является кратчайшим морским путем между Персидским заливом и Китаем. Это ключевая контрольная точка в Азии.

Более 80% всего нефтяного импорта Китая доставляется танкерами через Малаккский пролив. Самым узким участком пути является Канал Филлипс в Сингапурском проливе – меньше 2,5 километров в ширину в самом узком месте. Супертанкеры провозили более 12 млн. баррелей нефти в сутки по этому каналу на своем пути к быстро растущему китайскому энергетическому рынку.

Если перекрыть Малаккский пролив, то почти половина танкерного флота в мире будет вынуждена проходить на тысячи километров больше. Закрытие пролива сразу же увеличит транспортные расходы во всем мире. Более 50 тысяч судов в год проходят транзитом через Малаккский пролив.

Тот, кто контролирует водные пути в этой стратегической точке мира – регион от Мьянмы до Банда-Ачех в Индонезии – будет контролировать энергоснабжение Китая и, следовательно, саму его жизнь.

Когда Китаю стало ясно, что начиная с 2003 года США приступили к односторонней милитаризации нефтяных месторождений Ближнего Востока, Пекин вполне законно активизировал свою деятельность в Мьянме. Движущей силой его политики были отнюдь не проблемы прав человека, а энергетическая и военная безопасность Китая.

Пекин выдал на миллиарды долларов военной помощи Мьянме, включая истребители и транспортные самолеты, танки и бронетранспортеры, военные корабли и ракеты «земля-воздух». Китай строил в Мьянме железные дороги и автострады и добился разрешения разместить свои войска в этой стране. Китай, согласно индийским оборонным источникам, также построил большую станцию электронного слежения на островах Коко, принадлежащих Мьянме, и строит военно-морские базы для обеспечения доступа к Индийскому океану.

Мьянма является неотъемлемой частью того, что некоторые в Пентагоне называют «жемчужным ожерельем» Китая, его стратегическим замыслом создания сети военных баз в Мьянме, Таиланде и Камбодже, чтобы воспрепятствовать американскому контролю над ключевым Малаккским проливом. Также еще есть энергоносители и на суше и на море Мьянмы, и много.

Нефть и газ добывались в Мьянме с тех пор, как в 1871 году англичане создали «Рангунскую нефтяную компанию», позже переименованную в «Бирманскую нефтяную компанию». Природный газ страна добывала с 1970 года и в 1990-х годах предоставила концессию на добычу газа в проливе Мартабан французской «Елф Тоталь» и британской «Премьер ойл». Позже «Тексако» и «Унокал» (ныне «Шеврон») также получили концессии в Ядане и Йетагуне. Одно только месторождение в Ядане, по оценкам, содержало более чем 140 млрд кубических метров природного газа с предполагаемым сроком выработки не менее 30 лет. Йетагун, по оценкам, содержал около трети от яданских газовых запасов. В 2004 году были обнаружены новые крупные месторождения газа – месторождение Шве неподалеку от побережья Аракан.

К 2002 году под давлением британского правительства и НПО и «Тексако», и «Премьер ойл» вышли из проекта Йетагун. Малайзийский «Петронас» купил 27% акций у «Премьер ойл». К 2004 году Мьянма экспортировала яданский газ в Таиланд по трубопроводу, что ежегодно приносило режиму Мьянмы 1 млрд долларов США.

В 2005 году Китай, Таиланд и Южная Корея инвестировали в расширение нефтяного и газового секторов Мьянмы, и экспорт в Таиланд возрос на 50%. В 2007 году экспорт газа стал важнейшим источником дохода Мьянмы. Ядана разрабатывалась консорциумом «Эльф-Тоталь», «Унокал», тайской «ПТТ-ЕП» и государственной компанией Мьянмы «МОГЕ», оператором консорциума являлась французская «Эльф-Тоталь». Ядана обеспечивала около 20% от всей потребности Таиланда в природном газе.

Иетагунское месторождение разрабатывается малайзийской «Петронас» совместно с «МОГЕ», японской «Ниппон ойл» и тайской «ПТТ-ЕП». Газ поступает по трубопроводу на сушу, где попадает в яданский трубопровод. Газ с месторождения Шве поступит в начале 2009 года. Однако Китай и Индия имели сильные разногласия по поводу запасов газового месторождения Шве.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.