Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Слово в Великий Четверок (Чин омовения ног. Истолкование действия Господня, священнодейственно воспоминаемого)





 

Прошлый год в этот день небольшое было собрание в храме сем, ныне же видите, как много вас собралось! Верно привлек­ло вас желание видеть чин омовения ног. Сей чин увидите. Позвольте только мне в воздаяние за труд усердия вашего сказать вам несколько слов в истолкование сего действия Господня, ныне священнодейственно воспоминаемого. Дей­ствие сие не есть зрелище для праздного любо­пытства, а есть представление великих христи­анских истин, богатых духовным назиданием. Уже по тому самому, что оно было совершено Господом нашим Иисусом Христом, Который есть вечная премудрость, и совершено над апостола­ми и для апостолов, на коих создана Святая Церковь — хранительница Божественной пре­мудрости, вы можете убеждаться, что сие про­стое на вид действие не чуждо глубокого и многообъятного знаменования. И точно, в нем изображено существо служения Христа Спаси­теля человечеству и указана программа буду­щих действий святых апостолов в просвещении рода человеческого Евангельскою проповедию. Только все сие не словом истолковано, а пред­ставлено в действии. Омовение ног есть притча в действии. Брал Господь предметы видимые и дела житейские и давал им духовное знаменование — выходила притча, в слове предложен­ная. А то бывало так, что Господь не говорил слова, а совершал действие с глубоким духов­ным знаменованием, — и выходила притча в действии. Таково восседение Его на жребя, зна­меновавшее принятие язычниками Евангелия и покорность их Христу Спасителю, таково иссу­шение смоковницы, означавшее поражение бес­плодной синагоги. Таково же и омовение ног. Означает оно, как я помянул, что и как совер­шил Господь нашего ради спасения, и как долж­ны были действовать святые апостолы, распрос­траняя учение о сем спасении. Разъясню вам сие коротко.



Итак, первое, что есть омовение ног, если смот­реть на него от лица Христа Спасителя? — Оно изображает существо служения Христа Господа человечеству в устроении его спасения.

Много уже говорил о сем Господь. Но вот приблизился последний вечер, и Он благоволил все заключить в одном кратком действии, чтоб потом, в последней беседе, еще полнее истолко­вать Свое дело. Почему святой евангелист Иоанн приступая к описанию омовения ног, говорит: «ведый Иисус, яко прииде час, да прейдет от ми­ра сего ко Отцу... и яко от Бога изыде и к Бо­гу грядет... воста с вечери» (Ин.13,1,3-4). Это — «ведый» с этим — «воста» в такой близкой стоит связи, что нельзя не видеть в последнем отображение пер­вого. В самом деле, Иисус Христос, веруемый, что Он есть воистину Сын Божий и Бог, сходит с места первого и преклоняется, чтоб послужить апостолам, — неясно ли тут изображается делом то, что говорит потом о Нем Апостол: «иже во образе Божий сый, не восхищением непщева быти равен Богу; но себе умалил, зрак раба приим в подобии человечестем быв» (Флп.2,6-7). Преклонившись, Гос­подь совершал дело слуги, — не указание ли это в действии на то, что Он пришел не да послужат Ему, но послужити? Возлюбль сущия своя, Гос­подь омывает ноги — не того ли ради, чтоб жи­вее напечатлеть в мысли, что Он есть очищение о гресех наших?! Но в сих трех — все существо домостроительства спасения нашего: источник его — нисшествие Господа в воплощении; образ совершения — уничижение; самое дело — очи­щение. С большой высоты и глубоко пали мы. Нисходит Высокий Бог в глубину падения нашего вочеловечением, чтоб подъять нас. Пали мы от гордости, возмечтав быть богами. Бог, что­бы спасти нас, приемлет зрак раба в глубоком самоуничижении. Пали мы в нечистоту, прихо­дит Пречистый, чтоб чистыми явить нас в оп­равдании и утвердить в сей чистоте обновлени­ем жизни нашей. Вот истины, которые так живо печатлеются самыми простыми действиями Гос­пода: востал с места, преклонился и омыл ноги! И это есть знаменование омовения ног в отно­шении к Господу.

Во вторых, что есть омовение ног, если смот­реть на него от лица святых апостолов?

В сем отношении Господь мог и следующие иметь намерения:

1. Вразумить Иуду предателя, ибо Еванге­лист говорит: «диаволу уже вложившу в сердце Иуде Симонову Искариотскому, да его предаст... воста Господь с вечери», (Ин.13,2.4), а Господь при омовении сказал апостолам: «и вы чисти есте, но не вси» (Ин.13,10), давая разуметь, что Он знает предателя, кото­рый тут же был, чтобы чрез то расположить его войти в себя и опомниться.

2. Дать апостолам урок смирения, ибо Еван­гелисты поминают, что, возлежа на вечери, апос­толы допустили помышления о том, кто у них будет первый. И вот Господь делом указал им, что первый тот, кто всем слуга, а потом и словом сказал: «болий в вас да будет яко мний, и старей яко служай» (Лк.22,26).

3. Желал Господь чрез омовение внушить апостолам, а чрез них и всем нам, приступая ко Святому Причащению, очищать себя от всякой скверны плоти и духа. Ибо вслед за омовением ног Господь стал причащать святых Апостолов, а следовательно, действием омовения сказал как бы им то же, что потом апостол Павел предпи­сал: «да искушает человек себе, и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет» (1Кор.11,28).

Итак, можно думать, что Господь в омовении ног имел сии три намерения вразумить Иуду предателя, дать апостолам урок смирения и вну­шить им и нам очищать себя от всего нечистого пред Святым Причащением. Но я полагаю, что помышления Господни простирались гораздо далее. Именно: Он хотел в том же кратком дей­ствии омовения ног представить и характерис­тику апостольского служения, как представил в нем существо совершенного им домостроитель­ства спасения нашего.

Господь кончал свое видимое действование на земле. Дальнейший труд в устроении спасения людей Он предает апостолам, облекши их си­лою свыше. Не справедливо ли потому думать, что когда Евангелист говорит: — «ведый Иисус, яко прииде час, да прейдет от земли», восстал с вечери и омыл ноги учеников, — то тем дает нам разуметь, что в сем действии омовения Господь, готовый прейти от земли, дает наставление тем, коих оставляет вместо Себя, как следует им про­должать дело Его, отныне вверяемое им?

Так и есть. И именно:

Господь омывает ноги. Ноги как ни береги, чистыми сберечь трудно. Но Господь омывает их и тем как бы говорит Апостолам: смотрите, пойдете на проповедь, будете действовать в мире, среди людей и обычаев грешных; как ни трудно уберечься от всякого приражения земного, люд­ского, мирского, я хочу, чтоб вы были чисты со­вершенно во всем, даже и в том, чего будто избе­жать нельзя, в чем нечистота и не подозревается, или что даже не считается нечистотою. Это то же, что прежде Он говорил: «вы есте свет мира... Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша, и прославят Отца вашего, иже есть на небесех» (Мф.5,14,16). Эту мысль Гос­подь Сам выразил когда сказал: «измовенный не­требует, токмо нозе умыти, есть бо весь чист» (Ин.13,10). Это первое.

Второе. Господь умывает ноги. Ноги напо­минают хождение, путь, образ действования, и у апостолов образ действования — в апостольст­ве. Итак, омывая ноги апостолов своими руками, делая их чистыми и являя их в настоящем виде, Господь вразумлял, что образ действования свя­тых апостолов в трудах апостольских тогда толь­ко будет чист, будет явлен в истинном своем виде, когда он будет управляем руками, или силою Самого Господа. Со стороны апостолов посему должна быть явлена Господу совершенная пре­данность: иди, куда поведет Господь; действуй, как внушит Господь; говори, что дает Господь. Совершенная Богопреданность есть отличитель­ная черта Апостольства. «Ин тя пояшет и ведет аможе не хощеши» (Ин.21,18). «Не вы будете глаголющий, но Дух Отца Моего, глаголяй в вас» (Мф.10,20). Я хотел идти, говорит апостол Павел, во Асию, но возбранил мне Дух. Вот как бывало у апостолов и вот по­чему апостол Петр такой строгий получил укор, когда отказывался от омовения. Он показал тем, что хочет действовать сам по своему смышлению в противность свойству апостольского дей­ствования. Следовательно, отказывался как бы от Апостольства и испадал из сонма слуг Хрис­товых; чего ради и услышал: если — «не умыю тебе не имаши части со мною» (Ин.13,8). — Это второе.

Третье. Господь Сам указал. Омыв ноги, Он снова возлег и сказал: «весте ли, что сотворих вам? Вы глашаете Мя Учителя и Господа, и добре глаголете: есть бо. Аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и Учитель, и вы должны есте друг другу умывати нозе. Образ бо дах вам, да, якоже Аз сотворих вам, и вы творите» (Ин.13,12-15). — Как бы так: трудное предлежит вам дело — покорить в по­слушание вере весь мир. Смотрите же, помогай­те друг другу, друг друга утешайте, друг друга защищайте, предостерегайте, вразумляйте, взаим­ную друг друга честь и достоинство охраняй­те.— Или так: что Я теперь для вас, то каждый из вас будет для той страны, в которой пропо­ведовать выпадет ему жребий. Смотрите же, как Я теперь исполнял для вас самую последнюю нужду, так и вы вникайте во все самомалейшие нужды верующих и их удовлетворить пекитесь, не жалея сил и не считая унизительным никако­го служения.

Соединим теперь все сие воедино, и вот ка­кое наставление в омовении ног выразится для святых апостолов. Господь как бы сказал им: храните себя всецело чистыми и внутренно, и внешно, исполняйте дело служения апостольс­кого в духе Богопреданности полной, во взаим­ном согласии и друг другу помогании, ничего не Щадя к удовлетворению всяких нужд, какие за­метите у верующих. Не правда ли, что это есть сокращенная программа, по которой почти неотступно и действовали святые апостолы, как знаем мы из Деяний Апостольских?

Спросит теперь, может быть, кто: это — омо­вение ног означает в отношении к апостолам, а то — прежде сказанное — в отношении к Гос­поду; для нас же, воспоминающих его, что оно значит? — Нам надобно и с той, и с другой сто­роны собрать духовные плоды в уроках нрав­ственных. Именно: воспоминая омовение ног, мы обязуем себя друг друга тяготы носить и взаим­ную друг друга честь защищать и очищать; если не успели дойти до совершенной Богопреданности, по крайней мере жить в уповании на Бога и стараться определенно выраженную в слове Его волю исполнять, когда не умеем еще различать сокровенных внушений Его в сердце; чистыми себя блюсти и во внутренних чувствах и распо­ложениях, и во внешних действиях; но при всех совершенствах своих избегать самовозвышения и присвоения себе каких-либо преимуществ пред другими, научаясь сему наипаче из созерцания домостроительства нашего спасения, уничижен­ным служением Господа совершенного, которое верою уразумевать, усердно усвоять и в жизни своей во всей полноте являть да положит вся­кий разумный воспоминатель омовения ног.

С такими мыслями и чувствами и смотрите теперь на чин омовения ног, которое сейчас начнем совершать в научение и назидание ваше, как на притчу Господа, выраженную в действии и преданную нам словами очевидцев апостолов, которую и мы приведем вам на память не толь­ко словами, но и повторением самого действования Господня. Аминь.

1 апреля 1865 г.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.