Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







О чистых рассудочных понятиях, или категориях





Общая логика, как это не раз уже было сказано, от­влекается от всякого содержания знания и ожидает, что ей откуда-то со стороны — всё равно откуда — будут да­ны представления, которые она прежде всего превращает в понятия аналитическим путём. Трансцендентальная же логика имеет a priori перед собой многообразное в чувст-

венности, доставляемое ей трансцендентальной эстети­кой как материал для чистых рассудочных понятий, без которого они не имели бы никакого содержания, следо­вательно, были бы совершенно пусты. Пространство и время a priori содержат охватываемое чистым созерцани­ем многообразное, но принадлежат к условиям воспри­имчивости нашей души, при которых единственно мож­но получить представления о предметах и которые поэ­тому всегда должны воздействовать также на понятия о предметах. Однако спонтанность нашего мышления тре­бует, чтобы это многообразное прежде всего было ка­ким-то образом просмотрено, воспринято и связано для получения из него знания. Такое действие я называю син­тезом.

Под синтезом в самом широком смысле я разумею присоединение различных представлений друг к другу и понимание их многообразия в едином акте познания. Та­кой синтез называется чистым, если многообразное дано a priori (подобно многообразному в пространстве и вре­мени), а не эмпирически. Наши представления должны быть уже даны раньше всякого анализа их, и ни одно по­нятие не может по содержанию возникнуть аналитически. Синтез многообразного (будь оно дано эмпирически или a priori) порождает прежде всего знание, которое перво­начально может быть .еще грубым и смутным и потому нуждается в анализе; тем не менее именно синтез есть то, что, собственно, составляет из элементов знание и объе­диняет их в определённое содержание. Поэтому синтез есть первое, на что мы должны обратить внимание, если хотим судить о происхождении наших знаний.



Синтез вообще, как мы увидим это дальше, есть иск­лючительно действие способности воображения, слепой, хотя и необходимой, функции души; без этой функции мы совсем не имели бы знания, хотя мы и редко осозна­ем её. Однако задача свести этот синтез к понятиям есть функция рассудка, лишь благодаря которой он доставля­ет нам знание в собственном смысле этого слова. *

Чистый синтез, представленный в общей форме, дает чистое рассудочное понятие. Под чистым синтезом я ра­зумею синтез, имеющий своим основанием априорное

синтетическое единство; так, наш счёт (это особенно за­метно на больших числах) есть синтез согласно поняти­ям, так как он производится согласно общему основа­нию единства (например, в десятичной системе). Следо­вательно, при таком понятии единство в синтезе много­образного становится необходимым.

Различные представления подводятся под одно поня­тие аналитически (эту деятельность рассматривает об­щая логика). Трансцендентальная логика учит, как сво­дить к понятиям не представления, а чистый синтез представлений. Для априорного познания всех предме­тов нам должно быть дано, во-первых, многообразное в чистом созерцании; во-вторых, синтез этого многооб­разного посредством способности воображения, что, од­нако, не дает ещё знания. Понятия, сообщающие един­ство этому чистому синтезу и состоящие исключительно в представлении об этом необходимом синтетическом единстве, составляют третье условие для познания явля­ющегося предмета и основываются на рассудке.

Та же самая функция, которая придает единство различным представлениям в одном суждении, сообща­ет единство также и чистому синтезу различных пред­ставлений в одном созерцании; это единство, выражен­ное в общей форме, называется чистым рассудочным понятием. Итак, тот же самый рассудок и притом теми же самыми действиями, которыми он посредством аналитического единства создает логическую форму суждения в понятиях, вносит также трансценденталь­ное содержание в свои представления посредством син­тетического единства многообразного в созерцании во­обще, благодаря чему они называются чистыми рассу­дочными понятиями и a priori относятся к объектам, чего не может дать общая логика.

Этим путём возникает ровно столько чистых рассу­дочных понятий, a priori относящихся к предметам со­зерцания вообще, сколько в предыдущей таблице было перечислено логических функций во всех возможных суж­дениях: рассудок совершенно исчерпывается этими функ-

циями, и его способность вполне измеряется ими. Мы назовем эти понятия, по примеру Аристотеля, категори­ями, так как наша задача изначально вполне совпадает с его задачей, хотя в решении её мы далеко расходимся с ним.

Таблица категорий

1.

Количества:

Единство Множественность Всеполнота

3. ::

1. Качества:

Реальность Отрицание

Отношения: р Присущность и самостоятельность ^,,уч^ч„ш; (substantia et accidens) Ограничение Причинность и зависимость

(причина и действие) Общность (взаимодействие между действующим и страдательным

4.

Модальности:19 Возможность — невозможность Существование — несуществование Необходимость — случайность

Таков перечень всех первоначальных чистых понятий синтеза, которые рассудок содержит в себе a priori и бла­годаря которым он именно и называется чистым, так как только через них он может что-то понимать в многооб­разном [содержании] созерцания, т. е. мыслить объект созерцания. Это деление систематически развито из од­ного общего принципа, а именно из способности сужде­ния (которая есть не что иное, как способность мышле-

ния); оно не возникло из отрывочных, наудачу предпри­нятых поисков чистых понятий, в полноте состава кото­рых никогда нельзя быть уверенным, так как о них за­ключают только на основе индукции, не говоря уже о том, что при помощи индукции никогда нельзя усмот­реть, почему чистому рассудку присущи именно эти, а не другие понятия. Отыскать эти основные понятия — по­добное предложение было достойно такого проница­тельного мыслителя, как Аристотель. Но так как у него не было никакого принципа, то он подхватывал их по мере того, как они попадались ему, и набрал сначала де­сять понятий, которые назвал категориями (предикамен-тами). Затем ему показалось, что он нашел ещё пять та­ких понятий, которые он добавил к предыдущим под на­званием постпредикаментов. Однако его таблица все ещё оставалась недостаточной. Кроме того, в неё включены также некоторые модусы чистой чувственности (quando, ubi, situs, а также prius, simul) и даже один эмпирический (motus), которые вовсе не принадлежат к этой родослов­ной рассудка, к тому же в ней среди первоначальных по­нятий перечислены также некоторые производные (actio, passio), а некоторые из первоначальных понятий не ука­заны вовсе.

По этому поводу надо ещё заметить, что категории как настоящие основные понятия чистого рассудка име­ют также столь же чистые производные от них понятия, которые никоим образом не могут быть пропущены в полной системе трансцендентальной философии, но в своем чисто критическом очерке я могу довольствовать­ся одним только упоминанием их.

Да будет позволено мне назвать эти чистые, но про­изводные рассудочные понятия предикабилиями чистого рассудка (в противоположность предикаментам). Обла­дая первоначальными и основными понятиями, нетруд­но добавить к ним производные и подчиненные понятия и таким образом изобразить во всей полноте родослов­ное древо чистого рассудка. Так как для меня важна здесь не полнота системы, а только полнота принципов для системы, то я откладываю это дополнение до друго­го случая. Впрочем, эту задачу можно удовлетворитель­но решить, если взять какой-нибудь учебник онтологии и

добавить, например, к категории причинности предика-билии силы, действия, страдания, к категории общности — предикабилии присутствия, противодействия, к катего­риям модальности—предикабилии возникновения, ис­чезновения, изменения и т. д. Категории, спя •;^нные с мо­дусами чистой чувственности или же связанные друг с другом, дают множество априорных прон (водных поня­тий, рассмотрение и, если возможно, полное перечисле­ние которых полезно и не неприятно, но для данного труда излишне.

В настоящем сочинении я намеренно не даю дефини­ций перечисленных категорий, хотя и мог бы сделать это. В дальнейшем я расчленю эти понятия до той степени, которая необходима для разрабатываемого мной учения о методе. В системе чистого разума можно было бы с полным основанием потребовать от меня этих дефини­ций, но здесь они только отвлекали бы от главного пунк­та исследования, вызывая сомнения и нападки, которые лучше направить на другие дела, нисколько не вредя на­шей цели по существу. Однако уже из того немногого, что было сказано мной, ясно следует, что полный сло­варь этих понятий со всеми необходимыми пояснениями не только возможен, но и легко осуществим. Рубрики его уже имеются, остается только заполнить их, и с по­мощью такой систематической топики, как наша, не­трудно найти соответствующее каждому понятию место, а такжезаметить ещё незаполненные места.

§11

Эта таблица категорий наводит на интересные раз­мышления, которые могли бы привести к важным выво­дам относительно научной формы всех основанных на разуме знаний. В теоретической части философии эта таблица чрезвычайно полезна и даже необходима для то­го, чтобы набросать полный план науки как целого, ^опи­рающейся на априорные понятия, и систематически раз­делить её согласно определённым принципам; это ясно са­мо собой уже из того, что таблица категорий содержит все первоначальные понятия рассудка и даже форму сис­

темы их в человеческом рассудке, следовательно, она указывает все моменты спекулятивной науки, которую следует создать, и даже порядок её. Опыт такой науки я В110 дал уже в другом сочинении*, а здесь я приведу лишь не-

, которые из этих замечаний.

| Первое замечание: эту таблицу, содержащую в себе че-;; тыре класса рассудочных понятий, можно прежде всего разделить на два раздела, из которых первый касается предметов созерцания (как чистого, так и эмпирического), а второй — существования этих предметов (в отношении или друг к другу, или к рассудку).

Категории первого класса я бы назвал математике- 'скими, а категории второго — динамическими. Первый класс категорий не имеет никаких коррелятов, их можно найти только во втором. Но это различие должно иметь некоторое основание в природе рассудка.

Второе замечание: каждый класс содержит одинаковое число категорий, а именно три, и это обстоятельство так­же побуждает к размышлениям, так как в других случаях всякое априорное деление с помощью понятий должно быть дихотомическим. Сюда надо, однако, прибавить, что третья категория возникает всегда из соединения вто­рой и первой категории того же класса.

Так, всеполнота (тотальность) есть не что иное, какBillмножество, рассматриваемое как единство, ограничение — реальность, связанная с отрицанием, общность — при­чинность субстанций, определяющих друг друга, нако­нец, необходимость есть не что иное, как существование, данное уже самой своей возможностью. Не следует, од­нако, думать, будто третья категория есть только произ­водное, а не основное понятие чистого рассудка. Это сое­динение первой и второй категории, образующее третье понятие, требует особого акта рассудка, не тождествен­ного с актом рассудка в первой и второй категории. Так, понятие числа (относящегося к категории всеполноты) не всегда возможно там, где даны понятия множества и единства (например, в представлении бесконечного); точ-

;га

«Метафизические начала естествознания».

ятельности. Нетрудно заметить, что это действие долж-'.; 8 но быть изначально единым, что оно должно иметь оди­наковую значимость для всякой связи и что разложение (анализ), которое, по-видимому, противоположно ей, всегда тем не менее её и предполагает; в самом деле, там, где рассудок ничего раньше не связал, ему нечего и раз­лагать, так как только благодаря рассудку нечто дается способности представления как связанное.

Но понятие связи заключает в себе кроме понятия многообразного и его синтеза ещё понятие единства мно­гообразного. Связь есть представление о синтетическом В131 единстве многообразного*. Следовательно, представление об этом единстве не может возникнуть из связи, скорее на­оборот, оно делает возможным понятие связи прежде все­го вследствие того, что присоединяется к представлению о многообразном. Это единство, a priori предшествующее всем понятиям связи, не есть упомянутая выше категория единства (§ 10), так как все категории основываются на ло­гических функциях в суждениях, а в них уже мыслится связь, стало быть, единство данных понятий. Следова­тельно, категория уже предполагает связь. Поэтому мы должны искать это единство (как качественное, § 12) ещё выше, а именно в том, в чем содержится само основание единства различных понятий в суждениях, стало быть, ос­нование возможности рассудка даже в его логическом применении.

В132









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.