Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Ш. О делении общей логики на. аналитику и диалекпжу





Что есть истина? Вот знаменитый старый вопрос, которым предполагали поставить в тупик логиков и при­вести их или к жалким рассуждениям, или к признанию своего неведения, а следовательно, и тщетности всего ис­кусства логики. Номинальная дефиниция истины, соглас-iag но которой она есть соответствие знания с его предме­том, здесь допускается и предполагается заранее. Но весь вопрос в том, чтобы найти всеобщий и верный кри­терий истины для всякого знания.

Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности .-"(Ес­ли вопрос сам по себе бессмыслен и требует вольных от­ветов, то кроме стыда для вопрошающего он имеет иногда ещё тот недостаток, что побуждает неосмотри­тельного слушателя к нелепым ответам и создает смеш-В83 ное зрелище:) один (по выражению древних) доит козла, а другой держит под ним решето. 1

Если истина — в соответствии познания с его предме­том, то тем самым следует отличать этот предмет от других предметов; в самом деле, знание заключает в себе ложь, если оно не находится в соответствии с тем пред­метом, к которому оно относится, хотя бы и содержало нечто такое, что могло быть правильным в отношении других предметов. Между тем всеобщим критерием ис­тины был бы лишь такой критерий, который был бы пра­вилен в отношении всех знаний, безразлично, каковы их

предметы. Но так как, пользуясь таким критерием, мы отвлекаемся от всякого содержания знания (от отноше­ния к его объекту), между тем как истина касается имен­но этого содержания, то отсюда ясно, что совершенно невозможно и нелепо спрашивать о признаке истинности этого содержания знаний и что достаточный и в то же время всеобщий признак истины не может быть дан. Так как выше мы уже назвали содержание знания его мате- . рией, то мы можем выразить эту мысль следующим об­разом: требовать всеобщего признака истинности знания в отношении материи нельзя, так как это требование за­ключает в себе противоречие.



Что же касается познания в отношении одной лишь формы (оставляя в стороне всякое содержание), то в такой же мере ясно, что логика, поскольку она излага­ет всеобщие и необходимые правила рассудка, должна 354 дать критерии истины именно в этих правилах. В са­мом деле, то, что противоречит им, есть ложь, так как рассудок при этом противоречит общим правилам мышления, стало быть, самому себе. Однако эти кри­терии касаются только формы истины, т. е. мышления вообще, и постольку они недостаточны, хотя и совер­шенно правильны. Ибо знание, вполне сообразное с логической формой, т. е. не противоречащее себе, тем не менее может противоречить предмету. Итак, один лишь логический критерий истины, а именно соответ­ствие знания с всеобщими и формальными законами рассудка и разума, есть, правда, conditio sine qua non, стало быть, негативное условие всякой истины, но дальше этого логика не может идти, и никаким крите­рием она не в состоянии обнаружить заблуждение, ка­сающееся не формы, а содержания.

Общая логика разлагает всю формальную деятель­ность рассудка и разума на элементы и показываетихкак принципы всякой логической оценки нашего знания. Вот почему эту часть логики можно назвать аналитикой, которая именно поэтому служит по крайней мере нега­тивным критерием истины, так как проверять и оцени­вать всякое знание с точки зрения формы по этим прави­лам необходимо до того, как исследуют его с точки зре­ния содержания, с тем чтобы установить, заключаетли В85

оно в себе положительную истину относительно предме­та. Но так как одной лишь формы познания, как бы она ни соответствовала логическим законам, далеко ещё не достаточно, чтобы установить материальную (объектив­ную) истинность знания, то никто не отважится судить о предметах с помощью одной только логики и что-то ут­верждать о них, не собрав о них уже заранее основатель­ных сведений помимо логики, с тем чтобы впоследствии только попытаться использовать и соединить их в одно связное целое согласно логическим законам или, что ещё лучше, только проверить их сообразно этим законам. Тем не менее есть что-то соблазнительное в обладании таким мнимым искусством придавать всем нашим зна­ниям рассудочную форму, хотя по содержанию они мо­гут быть ещё и пустыми, и бедными; поэтому общая ло-; гика, которая есть лишь канон для оценки, нередко при­меняется как бы в качестве органона для действительного создания по крайней мере видимости объективных утвер­ждений и таким образом на деле употребляется во зло. Общая логика, претендующая на название такого орга­нона, называется диалектикой.

Хотя древние пользовались этим названием науки или искусства в весьма различных значениях, тем не ме­нее из действительного применения его легко заключить,

886 что она была у них не чем иным, как логикой видимости. Это было софистическое искусство придавать своему не­знанию или даже преднамеренному обману вид истины, подражая основательному методу, предписываемому во­обще логикой, и пользуясь её топикой для прикрытия любого пустого утверждения. Здесь следует сделать пра-

s вильное и полезное замечание, что общая логика, рас­сматриваемая как органон, всегда есть логика видимо­сти, т. е. имеет диалектический характер. В самом деле, так как она ничего не говорит нам о содержании знания и указывает только формальные условия соответствия с рассудком, совершенно безразличные к предмету, то вся­кое предложение пользоваться ими как орудием (органо­ном) для расширения (по крайней мере по словесному обещанию) своих знаний приводит лишь к болтовне, к раз-

887 глагольствованию о чем угодно с некоторой видимо­стью [правоты] или к спору о чем угодно.

Подобного рода поучение никак не соответствует до­стоинству философии. Поэтому диалектика причисляет­ся к логике скорее в форме критики диалектической види­мости, такой смысл мы и будем придавать ей здесь.

'во

ВН

IV. О делении трансцендентальной логики ;щс •а трансцендентальную аналитику и диалектику

В трансцендентальной логике мы обособляем рассу- ^ док (как в трансцендентальной эстетике чувственность) и выделяем из области наших знаний только ту часть мышления, которая имеет свой источник только в рас-| судке. Однако условием применения этого чистого зна-| ния служит то, что предметы нам даны в созерцании, к которому это знание может быть приложено. В самом деле, без созерцания всякое наше знание лишено объек­тов и остается в таком случае совершенно пустым. Поэ­тому часть трансцендентальной логики, излагающая на­чала чистого рассудочного знания, и принципы, без кото­рых нельзя мыслить ни один предмет, есть трансценден­тальная аналитика и вместе с тем логика истины. В са­мом деле, знание не может противоречить ей, не утрачи­вая вместе с тем всякого содержания, т. е. всех отноше-| ний к какому бы то ни было объекту, стало быть, всякой ; истины. Но так как кажется очень заманчивым и соблаз­нительным пользоваться одними этими чистыми рассу­дочными знаниями и основоположениями, выходя даже за пределы опыта, хотя только опыт дает нам материю (объекты), к которой можно применить чистые рассудоч­ные понятия, то рассудок рискует посредством пустых умствований применять формальные принципы чистого В88 рассудка как материал и судить о предметах, не отличая тех, которые нам не даны и даже, может быть, никаким i образом не могут быть даны. Следовательно, так как трансцендентальная аналитика должна быть, собствен­но, только каноном оценки эмпирического применения [рассудка], то ею злоупотребляют, когда считают её ор- ,, ганоном всеобщего и неограниченного применения [рас-

4-190

судка] и отваживаются с помощью одного лишь чистого рассудка синтетически судить, утверждать и выносить решения о предметах вообще. В таком случае примене­ние чистого рассудка становится диалектическим. Таким образом, вторая часть трансцендентальной логики долж­на быть критикой этой диалектической видимости и на­зывается трансцендентальной диалектикой не как искус­ство догматически создавать такую видимость (к сожа­лению, очень ходкое искусство разнообразного метафи­зического фиглярства), а как критика рассудка и разума в сверхфизическом применении разума, имеющая целью вскрыть ложный блеск его беспочвенных притязаний и низвести его претензии на изобретение и расширение [знаний], чего он надеется достигнуть исключительно с помощью трансцендентальных основоположений, на степень простой оценки чистого рассудка и предостере­жения его от софистического обмана.

& ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ ЛОГИКИ ' ^ ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ ?t<









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.