Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ДИАЛЕКТИКА





ВВЕДЕНИЕ 1.0 ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЙ ВИДИМОСТИ У

Выше мы назвали диалектику вообще логикой види­мости. Это не значит, что она есть учение о вероятно­сти; в самом деле, вероятность есть истина, однако по­знанная с помощью недостаточных оснований; следова­тельно, это — познание, хотя и недостаточное, но тем не менее оно не вводит в заблуждение, и потому его не сле­дует отделять от аналитической части логики. ещё мень­ше оснований отождествлять явление и видимость. В са­мом деле, истина или видимость находятся не в предме­те, поскольку его мыслят. Поэтому можно, пожалуй, с полным правом сказать, что чувства не ошибаются, од­нако не потому, что они всегда правильно судят, а пото­му, что они вообще не судят. Следовательно, и истина, и ошибка, а значит, и видимость, вводящая в заблуждение, имеют место только в суждении, т. е. только в отноше­нии предмета к нашему рассудку. В знании, полностью согласующемся с законами рассудка, не бывает никакого заблуждения. В представлении чувств также не бывает никакого заблуждения (потому что они вообще не содер­жат в себе суждения). Никакая сила природы не может сама собой отступать от своих собственных законов.По-

этому ни рассудок сам по себе (без влияния посторонней причины), ни чувства сами по себе не могли бы заблуж­даться. Рассудок сам по себе не может заблуждаться по­тому, что, когда он действует только по своим законам, результат его (суждение) необходимо должен согласо­ваться с этими законами, а в согласии с законами рассуд­ка и заключается формальная сторона всякой истины. В чувствах не содержится никакого суждения — ни истин­ного, ни ложного. Так как у нас нет иного источника зна­ния, кроме этих двух, то отсюда следует, что заблужде­ние происходит только от незаметного влияния чувст­венности на рассудок, вследствие чего субъективные основания суждения соединяются с объективными и от­клоняют их от их назначения*, подобно тому как движу­щееся тело само по себе всегда продолжало бы двигаться в одном и том же направлении по прямой линии, но, ес­ли одновременно на него влияет другая сила в другом направлении, оно начинает двигаться по кривой линии. Поэтому, чтобы отличить собственное действие рассудка от примешивающейся к нему силы, следует рассмотреть ложное суждение как диагональ между двумя силами, определяющими суждение по двум различным направле­ниям, как бы образующим между собой угол, и разло­жить сложное действие их на простые действия рассудка и чувственности; в чистых априорных суждениях это раз­ложение должно производиться с помощью трансцен­дентальной рефлексии, посредством которой (как уже было сказано) каждому представлению указывается его место в соответствующей ему познавательной способно­сти, а стало быть, определяется и влияние познаватель­ной способности на представление.



Наша задача состоит здесь не в том, чтобы рассмат­ривать эмпирическую видимость (например, оптический обман), которая имеет место при эмпирическом приме­нении в общем верных правил рассудка и под влиянием

* Чувственность, положенная в основу рассудка как объект, к кото­рому рассудок применяет свои функции, есть источник реальных знаний. Но та же самая чувственность в той мере, в какой она влияет на деятель­ность рассудка и побуждает его к построению суждений, становится ос­нованием заблуждения.

В352 воображения приводит способность суждения к ошиб­кам; мы будем заниматься здесь исключительно транс­цендентальной видимостью, влияющей на основоположе­ния, применение которых вовсе не рассчитано на сферу опыта, а ведь опыт мог бы по крайней мере дать нам критерий их истинности; трансцендентальная види­мость вопреки всем предостережениям критики совсем уводит нас за пределы эмпирического применения ка­тегорий и обольщает призрачными надеждами на рас­ширение чистого рассудка. Основоположения, приме­нение которых целиком остается в пределах возможно­го опыта, мы будем называть имманентными, а те основоположения, которые должны выходить за эти пределы, мы будем называть трансцендентальными. I?' Однако под этим термином я разумею не трансценден­тальное применение категорий или злоупотребление ими, представляющее собой просто ошибку способно­сти суждения, которая недостаточно обуздана крити­кой и потому мало обращает внимания на границы об­ласти, внутри которой только и допустима деятель­ность чистого рассудка; трансцендентными я называю те основоположения, которые действительно побужда­ют нас разрушить все пограничные столбы и вступить на совершенно новую почву, не признающую никакой демаркации. Поэтому термины трансцендентальный и трансцендентный не тождественны. Приведенные вы­ше основоположения чистого рассудка должны иметь только эмпирическое, а не трансцендентальное, или '.ий- выходящее за пределы опыта, применение. Основопо-ЧВзЗ ложения, устраняющие эти границы и даже повелева­ющие переступить их, называются трансцендентны­ми. Если нашей критике удастся вскрыть иллюзор­ность этих претенциозных основоположений, то в отличие от них вышеупомянутые основоположения, имеющие чисто эмпирическое применение, можно бу­дет назвать имманентными основоположениями чис­того рассудка.

Логическая видимость, состоящая лишь в подража­нии формам разума (видимость ложных выводов), воз­никает исключительно из отсутствия внимания к логиче­ским правилам. Поэтому стоит только сосредоточить

вниманиена данных случаях, и логическая видимость полностью исчезает. Трансцендентальная же видимость не прекращается даже и в том случае, если мы уже вскры­ли её и ясно увидели её ничтожность с помощью транс­цендентальной критики (как, например, иллюзорность суждения: мир должен иметь начало во времени). При­чина этого заключается в том, что наш разум (рас­сматриваемый субъективно как познавательная спо­собность человека) содержит в себе основные правила и принципы своего применения, имеющие вид вполне объективных основоположений; это обстоятельство и приводит к тому, что субъективная необходимость сое­динения наших понятий в пользу рассудка принимает­ся нами за объективную необходимость определения вещей самих по себе. Этой иллюзии никак нельзя избе­жать, точно так же как нельзя избежать того, что море кажется посредине более высоким, чем у берега, так как средину его мы видим при посредстве более высо­ких лучей, или точно так же, как даже астроном не в состоянии воспрепятствовать тому, что луна кажется при восходе большей, хотя астроном и не обманывает­ся этой видимостью.

Итак, трансцендентальная диалектика довольствует­ся тем, что вскрывает видимость трансцендентных суж­дений и вместе с тем предохраняет нас от её обмана.Ноона никогда не добьется того, чтобы эта видимость со­всем исчезла (подобно логической видимости) и переста­ла быть видимостью. Ведь мы имеем здесь дело с есте­ственной и неизбежной иллюзией, которая, сама опираясь на субъективные основоположения, выдает их за объек­тивные, между тем как логическая диалектика, пытаясь обнаружить ложные выводы, имеет дело только с ошиб­ками в применении основоположений, или с искусствен­ной видимостью, возникшей вследствие подражания им. Следовательно, существует естественная и неизбежная диалектика чистого разума, не такая, в которой какой-нибудь простак запутывается сам по недостатку знаний или которую искусственно создает какой-нибудь софист, чтобы сбить с толку разумных людей, а такая, которая неотъемлемо присуща человеческому разуму и не пере­стает обобщать его даже после того, как мы раскрылиее

ложный блеск, и постоянно вводит его в минутные за­блуждения, которые необходимо все вновь и вновь уст­ранять.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.