Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Тема 6. Образование и педагогическая мысль в новое время





Ян Амос Коменский — выдающийся представитель мировой науки в гуманитарной области знания.

Он был общественным деятелем, реформатором, преобразова­телем школьного дела в ряде стран Европы. Он был философом, разрабатывающим гуманистические основания совершенствования общества и человека, создателем педагогического учения, которое составляет целую эпоху в развитии теории и практики воспита­ния, образования, обучения.

Наследие великого педагога широко освещалось в мировой на­уке, а также в историко-педагогических исследованиях в нашей стра­не. Можно сказать, что к учению Коменского обязательно обраща­лись все ученые в области истории педагогики, освещая, анализи­руя его с разных позиций. Вместе с тем, в современных условиях осуществляются новые подходы к оценке наследия Коменского. Они строятся на более широких методологических основаниях и особом значении в этом плане антропологического подхода. Осуще­ствляются более глубокие характеристики Коменского с философ­ских позиций с учетом, в частности, опубликованного полностью уже в наше время философского труда Коменского «Всеобщий Совет об исправлении дел человеческих». Более всесторонне, в том числе и с методологических позиций, оценивается фундамен­тальный для учения Коменского принцип природосообразности.

На этих основаниях осуществляется более глубокое понимание Коменского как педагога, создателя «Великой дидактики» и многих других работ по проблемам воспитания, образования, обуче­ния. В освещении учения Коменского важно учитывать, что в про­свещении людей он видел средство и способы устранения поро­ков, разрабатывал эти способы в своих трудах, что свидетельству­ет о том, что он утверждал социальное значение воспитания. Все эти аспекты обоснований педагогического учения Яна Амоса Ко­менского составляют содержание данной главы.



Ян Амос Коменский родился 28 марта 1592 г. в Чехии, в про­винции Южная Моравия. Он жил в одну из самых бурных эпох европейской истории, полностью испытав на себе те беды и стра­дания, которые несет людям война. Родители Коменского входили в общину богемских братьев, которые выступали как протестант­ское направление в сектантских движениях. В идейных установках этой секты наиболее характерными были требования об установ­лении всеобщего равенства людей, антикатолическая направлен­ность, борьба против сословных привилегий. При этом они отка­зывались от вооруженной борьбы и связывали достижение своих целей с распространением просвещения, повсеместным открыти­ем школ, равенством прав на образование для всех детей незави­симо от сословной принадлежности.

Все эти демократические тенденции отразились в мировоззре­нии и педагогике Коменского. С общиной богемских братьев связа­на его жизнь и деятельность. После обучения в латинской школе и университете, в возрасте 22 лет он стал учителем школы и пропо­ведником, а затем и епископом в общине. Коменский полностью испытал все тяготы и лишения во время тридцатилетней войны между Чехией и Германией (1618—1648) Все чехи-протестанты вынуждены были покинуть свою родину. Часть их вместе с Коменским нашла приют в небольшом польском городе Лешно. Здесь и были созданы основные педагогические произведения Коменско­го: изданная сначала на чешском языке, а затем переведенная на латинский язык «Великая дидактика», первая в истории педагоги­ки книга для родителей «Материнская школа», целый ряд учебни­ков, в частности, учебник латинского языка «Открытая дверь язы­ков». В Лешно Коменский реализует свою идею о создании пансо-фии — своеобразной энциклопедии знаний о мире в сочетании с основами христианского вероучения.

В 1650 г. Коменский был приглашен в Венгрию для усовер­шенствования школьного дела. Здесь в небольшом городе Шарош-Патаке была произнесена им речь «О развитии природных дарований», в которой были сформулированы существенные идеи Коменского о природных основах развития человека. Здесь, в Венгрии, Коменский закончил свою замечательную книгу «Мир чувственных вещей в картинках» и написал некоторые другие работы.

В 1654 г. Коменский вернулся в Лешно. Но начавшаяся между Польшей и Швецией война привела к разрушению города, общи­на богемских братьев перестала существовать. В ходе войны погиба­ет все имущество, рукописи Коменского. Сам он находит приют в Амстердаме, где его принимают как великого ученого. Здесь были изданы его дидактические труды, выход которых явился эпохой в истории педагогики. В Амстердаме Коменский работает над завер­шением своего философского труда под названием «Всеобщий Совет об исправлении дел человеческих». Этот труд был издан у нас лишь в 1966 г.

Умер Коменский в 1670 г.

Коменский как философ, создавший оригинальное философ­ское учение, в котором важное место занимают проблемы воспи­тания, предстает в своем незаконченном труде «Всеобщий Совет об исправлении дел человеческих». Этот труд был открыт в руко­писном виде лишь в 1930-е гг. XX в. и опубликован в 50-х гг. «Всеоб­щий Совет» состоит из семи частей. В отрывках он опубликован во 2 томе избранных педагогических сочинений.

Особое значение для педагогов имеет четвертая часть — так называемая «Пампедия», которая полностью посвящена вопросам воспитания и образования. В этой части выражены общие идеи Ко­менского о высоком назначении воспитания, о подготовке подра­стающего поколения к совершенствованию весьма несовершенно­го человеческого общества.

Но если взгляды Коменского как философа изложены им са­мим в данном труде уже в конце жизни, то известные философ­ские предпосылки этих взглядов могут быть обнаружены на основе подходов ученого к проблемам воспитания при создании им педа­гогического учения. Это идеи Коменского о человеке, о смысле и цели его жизни, о преобразующей роли воспитания для человека и общества. Все эти аспекты философских предпосылок педагоги­ческого учения Коменского тесно связаны с его мировоззрением.

Мировоззрение Коменского в советской истории педагогики оценивалось по-разному. В учебных пособиях Коменского чаще всего критиковали в связи с тем, что он не мог быть причислен к плеяде последовательных материалистов. Коменский признавал божествен­ное происхождение человека и целью воспитания считал подго­товку его к жизни вечной. Вместе с тем, он считал, что человек есть часть природы и подчинен ее законам. Коменского возможно отнести к такому философскому направлению, как реализм, ибо его философские взгляды имели своей основой «естественную фи­лософию» Ф. Бэкона, утверждающую опытное, чувственное по­знание действительности. Однако следует учитывать, что реализм Коменского как философское основание его педагогического уче­ния сосуществовал с учением о божественном происхождении всего сущего и оценкой предназначения воспитания с позиций глубоко религиозных.

Мировоззренческий аспект педагогики Коменского тесно свя­зан с принципом природосообразности. Как считает Ш. А. Амонашвили, природосообразность у Коменского представлена в качестве универсального закона мироздания. При этом природной основой развития выступает сама способность к развитию. Эти положения раскрывают и конкретизируют методологическое значение прин­ципа природосообразности. Педагогические аспекты этого прин­ципа выражаются в том, что Коменский на его основе определяет цель и сущность воспитания. На основе природных дарований осу­ществляется воспитание, благодаря которому человек становится человеком в самом полном смысле этого слова. С помощью воспи­тания происходит совершенствование человека и, что существен­но, подготовка его к улучшению окружающей жизни для установ­ления гармонии и порядка во всем. В этом и состоит цель воспита­ния. С другой стороны, религиозные аспекты мировоззрения Ко­менского приводят к известной двойственности в определении цели и сущности воспитания. Здесь особенно большое значение имеет речь Коменского. «О развитии природных дарований». В ней содержится ответ на вопрос о понимании Коменским природных основ развития ребенка.

Эти природные основы Коменский раскрывает через понятие дарование, вкотором он видит врожденные свойства души, при­родные предпосылки развития. Это такие природные основы, как ум, способность отражать окружающий мир. Ум это зеркало всех вещей, он включает суждения, понимание, он выступает «живы­ми весами ирычагом всех вещей». Вторая составная природных дарований это воля, как судья всех решений и повелений, то есть фактически как бы субъектная основа нравственности. Далее это способность действия (рука) и речь (язык) как способность ис­толкования и выражения мысли. Оценивая подход Коменского к трактовке сущности природных основ развития, можно говорить об известном объективизме этой системы, ее научной ограни­ченности, однако ценность здесь в самом стремлении Коменского представить природные основы развития человека в системе и определенных взаимосвязях.

Вместе с тем, уже в своем главном педагогическом сочинении, в «Великой дидактике», Коменский реализует принцип природосообразности в возрастной периодизации, в разработке системы школ, содержания обучения и его организации. Он делит жизнь подрастающего поколения, которую он называет весной челове­чества, на четыре шестерки.

Это детство — от рождения до 6 лет. И характеризуется оно физическим ростом и развитием органов чувств.

Отрочество — от 6 до 12 лет. Здесь главное — развитие памяти и совершенствование языка и руки.

Юность — от 12 до 18 лет, когда особое значение имеет разви­тие «понимания и суждения», т. е. фактически развитие ума.

Возмужалость — от 18 до 24 лет. И здесь главное — развитие воли, фактически способность управлять собой.

Большая заслуга Коменского как создателя педагогического учения заключается в том, что для каждой из этих ступеней он разработал содержание, организацию воспитания, образования, обучения в их единстве, опираясь при этом на принцип природе-сообразности, обогащая и конкретизируя его в тесной связи с гу­манистическими основаниями. Он реализует идею универсальности образования как приобщения подрастающего поколения ко всему богатству культуры.

Первой ступенью воспитания и первоначального образо­вания для детей от рождения до 6 лет должна быть мате­ринская школа. Это воспитание ребенка в семье под руководством матери.

Подробное изложение этого процесса представлено в одном из ранних его сочинений «Материнская школа». Фактически этой книгой Коменский заложил основы воспитания и обучения детей дошкольного возраста. Исходя из своей идеи о природных основа­ниях, он видел главную задачу в развитии органов чувств, в обо­гащении представлений детей об окружающем мире, в развитии речи и развитии руки, чему способствуют элементарные трудовые навыки, ручные умения. Коменский обозначает первоначальные знания детей о мире как учебные предметы — начала астрономии, начала географии, история, экономические познания, даже по­литические познания и т. д. Однако речь идет об обогащении детей самыми первоначальными представлениями, живыми впечатлени­ями, с учетом возможностей детского возраста, особенностей жизни и быта семьи, отношений ребенка с окружающими, преж­де всего с матерью.

Осуществляются здесь и аспекты нравственного воспитания, особенно связанные с отношением к людям — воспитываются по­чтительность к старшим, послушание, справедливость в поступ­ках, правдивость, вежливость, приветливость, услужливость и другие качества подрастающего человека.

Вторая ступень в развитии человека, по Коменскому, — возраст от 6 до 12 лет, когда реализуются задачи универсаль­ного образования. Для всех детей этого возраста должна быть со­здана школа родного языка. Надо, считал Коменский, «чтобы во всяком благоустроенном человеческом общежитии (будь то город, местечко или деревня) была устроена школа для совместного вос­питания юношества». В этой школе обучение идет на родном языке. И в этом также новаторство Коменского, его от­ступление от многовековой традиции Средневековья — вести обу­чение только на латинском языке, связь с идеями реформатор­ства.

Третья ступень обучения — это латинская школа, которая должна быть в каждом городе и предназначена для юношей с 12 до 18 лет, проявивших склонность к занятию наукой. Здесь главен­ствует латинский язык и вместе с тем изучаются реальные предме­ты — математика, физика, в которую фактически входят элемен­ты естествознания. А венчают весь курс обучения риторика и диа­лектика. Для этого типа школ и предназначался учебник «Откры­тая дверь языков» — одно из ранних произведений Коменского.

Завершающей, четвертой ступенью образования должна быть Академия, и хотя в учении Коменского нет детально­го указания о содержании и организации обучения в этот период, но можно предположить, что оно отражало особенности образо­вания в средневековых университетах.

Таким образом, Коменский разработал школьную систему, реализуя в ней свои демократические устремления, стремясь пре­одолеть средневековую ограниченность образования, опираясь на гуманистические требования к его организации.

В содержании образования, его организации и методах обуче­ния краеугольным камнем выступает проблема пансофии, которую Коменский определял как всеобщую мудрость, как отражение в сознании человека всего сущего. Через идею пансофиии Комен­ский определял задачи воспитания, которые включали знание че­ловеком всех вещей и самого себя, а также человек должен быть «образцом Божьим», видеть в божественном начале источник все­го сущего. Фактически Коменский говорит о научном образова­нии, приобщении к нравственным требованиям и воспитании ре­лигиозности.

В полной мере идея пансофиии, ее сущность, значение, а глав­ное, приобщение к ней подрастающего поколения реализуется в его труде «Великая дидактика». Уже в заголовке книги Коменский определяет ее содержание как «универсальное искусство учить всех всему... кратко, приятно, основательно». В содержание «Великой дидактики» входят не только проблемы образования и обучения, но и нравственного воспитания, дисциплины, требований к учи­телю и т. д.

В этом труде принцип природосообразности реализуется не толь­ко в обосновании всего содержания и организации образования, но даже в своеобразной манере, форме изложения. Природа выс­тупает как пример, образец для подражания. Через всю «Великую дидактику» проходят три образа, характеризующих процесс обу­чения: яйцо, из которого вылупится птенец, птичка-мать, садов­ник, иногда строитель, плотник. Все эти аналогии с природой в «Великой дидактике» это именно форма изложения, а не главный путь реализации принципа природосообразности. В «Великой ди­дактике» Коменский реализует свою идею о поисках универсаль­ного метода, который необходим для торжества пансофии. Надо открыть, считал Коменский, легкий, простой, надежный метод обучения. Сущности этого универсального метода, его разным ас­пектам посвящена «Великая дидактика». Вместе с тем, Коменский как бы конкретизирует этот универсальный метод, раскрывая от­дельные стороны, условия успешности обучения.

Коменский не пользуется понятием «принципы дидактики». Однако если считать принципами существенные положения, оп­ределяющие наиболее общие подходы к достижению целей обуче­ния, то вполне правомерно говорить о разработке Коменским та­ких принципов. В первую очередь это достаточно всесторонние, теоретические основания и реализация в практике принципа на­глядности обучения. Коменский обосновывает этот принцип гносе­ологическими положениями, вытекающими из его сенсуалисти­ческих взглядов и связанными с философией Ф. Бэкона о том, что источник знаний о мире это наши ощущения. На этой основе Ко­менский сформулировал золотое правило наглядности: «... все, что только можно, предоставлять для восприятия чувствами, а имен­но: видимое для восприятия зрением, слышимое — слухом, запа­хи — обонянием, что можно вкусить — вкусом, доступное осяза­нию — путем осязания. Если какие-либо предметы сразу можно воспринимать несколькими чувствами, пусть они будут схваты­ваться несколькими чувствами», — пишет Коменский в «Великой дидактике».

Познание начинается с ощущения, подчеркивает Коменский.

В своем обосновании наглядности Коменский, безусловно, учи­тывал то, что содержала теория и практика обучения до него. Од­нако он придал наглядности обучения всеобъемлющий характер, пытался найти опору этому принципу в возрастных особенностях и обосновать его законами познания. Но этим не исчерпывается роль Коменского в разработке и реализации принципа нагляднос­ти. Огромная заслуга Коменского состоит в том, что он создал первый в истории человечества иллюстрированный учебник «Видимый мир в картинках», который он закончил в 1650 г. в Венгрии. В своем «Предисловии» сам Коменский называл этот учебник «Эн­циклопедией видимого мира». В этом учебнике отразилось стрем­ление Коменского преподать универсальное знание о мире в виде изображения строения вселенной, всякого рода ремесел, необхо­димых для человека вещей и многого другого. Оценивая учебник Коменского, К. Д. Ушинский называл его «переработкой наук в учебник», поэтому можно говорить о том, что это был и первый учебник вообще в педагогическом смысле этого слова. Уже при жизни Коменского «Видимый мир» был переведен во многих стра­нах мира, в том числе и в России.

Таким образом, наглядность в деятельности Коменского полу­чила воплощение не только в теории, но и в средствах обучения, каковым и стала эта удивительная книга.

С принципом наглядности тесно связан у Коменского принцип легкости обучения, который обеспечивает интерес ребенка к уче­нию, желание учиться. В этом понятии «легкость обучения» факти­чески концентрируются дидактические требования, такие, как до­ступность, посильность обучения, учет особенностей возраста. Ме­тод обучения, считал Коменский, должен возбуждать у детей ра­дость познания нового, желание спешить в школу, как на игру.

Большое значение придавал Коменский прочности знаний, свя­зывая достижение этой цели с последовательностью в изложении учебного материала как переходом от простого к сложному, от близкого к далекому, от общего к частному. Особое значение он придавал упражнениям, повторению, специально раскрывая не­которые способы их организации, в том числе и на уроке.

Велики заслуги Коменского и в организации школьного дела, во введении в школьную практику классно-урочной системы. И хотя сам термин вошел в педагогику позже, но сама идея школьного класса и характеристика работы с ним представлены в дидактике Коменского. Этому посвящена глава XIX «Великой дидактики», со­держание которой Коменский определяет как основы кратчайшего пути обучения. Он пишет о недостатках индивидуального обучения, предлагает учиться у солнца, которое «не занимается отдельными предметами... Одними и теми же лучами оно освещает все».

Подражая природе, в школе надо разделить учеников по классам и «никого не следует обучать отдельно, но всех вместе». В работе с классом Коменский отводит большую роль учителю: «...стоя на ка­федре (откуда все его могут видеть и слышать), он подобно солнцу будет распространять свои лучи на всех». Вместе с тем, Коменский считал, что учитель может обучать большое количество учеников, привлекая помощников из числа самих детей-«декурионов».

Особенно подробно Коменский описывает организацию упраж­нений на уроке, главным образом, как многократное повторение.

Классно-урочная система, разработанная Коменским, во многом сохранилась в своих основных параметрах в школах многих стран мира, хотя предпринимаются попытки совершенствования или даже отказа от нее. Однако это лишь отдельные попытки.

Коменский ввел понятие школьного года с его делением на учебные четверти, предусмотрел каникулы. Особое внимание он уделяет организации учебного дела, считая что в школе родного языка должно быть четыре урока в день, а в латинской шесть.

Коменский стремился решить основные вопросы организации, функционирования школы и управления ею. Оценивая с этих по­зиций его трактат «Законы хорошо организованной школы», ис­следователь его творчества А. А. Красновский считает, что в нем дается решение принципиальных вопросов деятельности школы как социального института по передаче культуры новым поколе­ниям.

Таким образом, можно утверждать, что Коменский разработал целостную систему дидактики, создал новую дидактику, решаю­щую на определенном уровне социальные, психологические и педагогические проблемы в русле определения целей, содержа­ния, организации, результатов образования. Как подчеркивает ис­следователь его взглядов Д. Лордкипанидзе, он считал неразрыв­ным единым процессом обучение как деятельность учителя и уче­ние как деятельность ученика. Разрабатывая, прежде всего, про­блему метода, он видел в нем способ достижения этого единства. В основу своего метода он ставит принцип природосообразности. Значительное место в учении Коменского занимают проблемы нравственного воспитания. Здесь в полной мере находят свое выра­жение гуманистические, демократические идеи. Главный девиз Коменского: «Человек должен быть воспитан для человечности». Христианско-протестантская этика «чешских братьев» лежит в ос­нове его нравственных принципов, его четырех добродетелей: муд­рости, умеренности, мужества и справедливости к людям. Все эти добродетели подрастающий человек приобретает в школе, в том числе в материнской.

Коменский реализует идеи воспитывающего обучения, неоднок­ратно подчеркивая, что «ученость — спутница высокой морали». В своих правилах развития нравственности он говорит о нравствен­ном назначении истинного знания. «Ибо истинное суждение о ве­щах есть истинная основа всякой добродетели». Правильно орга­низованное обучение воспитывает умеренность, мужеству дети учатся, «преодолевая самих себя», а справедливости учатся «нико­го не оскорбляя, воздавая каждому свое, избегая лжи и обмана, проявляя исполнительность и любезность» (Правило VI).

Опираясь в содержании и организации нравственного воспита­ния на гуманистические, демократические основания, Коменский выдвигает требования воспитания чувства любви и уважения к человеку, подлинно человеческих отношений между людьми.

Уже в предисловии к «Великой дидактике» он говорит о гос­подствующем положении в обществе, когда «вместо взаимной любви и справедливости — взаимная ненависть, вражда, войны».

Школа должна стать «кузницей гуманизма», очагом воспитания человечности, и достигаются в ней эти цели, если в самой школе господствует доверие, взаимное уважение, справедливость, вежли­вость. Эти идеи о предназначении школы составляют стержень его «Законов хорошо организованной школы», его блестящего опуса «Об изгнании из школ косности», соответствующих глав «Великой дидактики», его всеобъемлющих «Правил поведения».

Анализ этих трудов позволяет говорить о методах нравственного воспитания. И хотя само это понятие Коменским не употребляет­ся, но, обобщая его высказывания, можно назвать такие методы, как личный пример, наставление (поучение), упражнение, поощ­рение и наказание.

Примеру он придает большое значение и неоднократно возвра­щается к нему уже в «Материнской школе». Основывается значе­ние примера на склонности детей к подражанию, пример высту­пает как «образец добродетелей», и в этом плане особенно значим пример родителей, учителя, окружающих ребенка людей. Но при­мер не дает нужных результатов, если он не сопровождается жи­вым словом, разъяснением, наставлением. В этих способах находит свое выражение уважение Коменского к слову, воспитание как приобщение к нравственному знанию. Здесь важно непосредствен­ное знакомство с нравственными требованиями, которые должны отличаться определенностью, доступностью, поддерживаться не только школой, но и семьей, родителями, всеми окружающими ребенка людьми. Воспитательное значение он придавал художе­ственной литературе, которая изучается во всем ее богатстве.

В воспитании нравственности Коменский отводит большое место организации поведения детей во всех сферах их жизни и, прежде всего, в учении, что в полной мере раскрывается его «правилами поведе­ния». Упражнениями детей в нравственных поступках могут служить, по Коменскому, и игры детей, значение которых он вычленяет в «Правилах поведения». «Украшение игры — подвижность тела, жиз­нерадостность духа, порядок, игра с толком и по правилам и победа доблестью, а не хитростью» («Правила поведения», XV).

Важное место Коменский отводил поощрению. Он советует учи­телю быть внимательным к поведению ученика и, если он про­явит старание, преодолеет трудности, добьется успеха в учебе, в поведении, надо поощрять его похвалой, отметкой, подарком. Но меру поощрения учителю, родителям надо выбирать взвешенно, не допускать чрезмерной фамильярности и излишней ласки.

Достаточно подробно Коменский рассматривает в своем учении проблему наказаний. Он говорит о воспитательной сущности нака­зания, его видах, способах применения. И здесь Коменский не все­гда последователен, и хотя выступает против средневековой систе­мы наказаний, все же не освобождается полностью от ее влияния. За это в основных историко-педагогических источниках он обычно подвергается критике, которая далеко не всегда увязывается с при­чинами такой непоследовательности во взгляде на эту проблему.

Коменский вычленяет те проявления в поведении ученика, которые заслуживают особой строгости и наказаний. Это богохуль­ство, упрямство, ложь. В таких случаях допустимо даже наказание розгой. Но надо строго отличать проступок нечаянный от злоумыш­ленного и строго наказывать лишь за сознательные проступки.

Проблема наказаний занимает большое место в системе вос­питания дисциплины, которую Коменский рассматривает как ус­ловие успешного обучения и воспитания, как предмет воспита­ния и его метод (способ). Поэтому к вопросам дисциплины он возвращается в каждом своем труде. Школа, считает он, это ма­ленькое государство, основу которого составляет порядок, стро­гое соблюдение законов, требований. «Школа без дисциплины есть мельница без воды», — пишет он в специальной главе «Ве­ликой дидактики», посвященной дисциплине (глава XXVI). В «За­конах хорошо организованной школы», во всех их «25 подразделе­ниях», Коменский формулирует требования ко всем сторонам орга­низации школьной жизни и особенно требования к поведению учеников, к их умениям уважать порядок, понимать его значение, стремиться к его неукоснительному поддержанию. Но дисциплина это и нравственное качество, и хотя Коменский не вводит терми­на «дисциплинированность», но он связывает дисциплину учени­ка с особенностями его воли и характера, с такими качествами, как собранность, твердость, решительность. Не отрицая физичес­кие наказания в системе нравственного воспитания, он вводит их и в воспитание дисциплины. Он называет проступки, когда оправ­даны эти наказания: это проявление безбожия, выступление про­тив божественных законов, это упорное неповиновение и умыш­ленная злостность, а также высокомерие, тщеславие, лень.

Этим перечислением проступков, за которыми может и долж­но следовать физическое наказание, Коменский сближает пробле­мы дисциплины с воспитанием нравственности, хотя и выбирает для этого способ неоправданный для педагога, стоящего на пози­циях гуманизма.

Таким образом, вопросы нравственного воспитания тесно свя­заны у Коменского с его дидактическим учением, постоянно сбли­жаются с вопросами содержания обучения, его воспитывающего значения, организации обучения, с его общим подходом к школе как универсальному пространству, на котором могут быть решены все проблемы воспитания, образования, подготовки человека к жизни общества, его совершенствования.

Решение всех этих проблем в школе Коменский связывает с особенностями личности учителя, осознанием им самим своего предназначения в обществе.

Проблема учителя занимает большое место в педагогическом учении Коменского. Быть учителем чрезвычайно почетно, ибо учи­теля «поставлены на высоко почетном месте... им вручена превос­ходная должность, выше которой ничего не может быть под солн­цем» («Законы хорошо организованной школы», XX).

Коменский обобщает в подходах о роли учителя свой собствен­ный опыт, ибо он был учителем-практиком у себя на родине, в Польше (в Лешно), в Венгрии (в Шарош-Патаке). Стержнем в ха­рактеристике личности учителя выступает гуманизм в отношении к ученикам. Поэтому его рассуждения об особенностях учитель­ской профессии, о требованиях к учителю, об отношении к нему звучат удивительно конкретно и современно. Быть учителем — это дар Божий, и если человек чувствует в себе это призвание, то он может посвятить ему всю свою жизнь.

Коменский сравнивает учителя с пастухом, садовником, аку­шером, полководцем, который стережет и охраняет «свое стадо», ухаживает за детьми, как за растениями в саду и т. д. Но чтобы быть таким, учитель должен уважать себя и свою профессию.

Кто сам считает постыдным быть учителем, рассуждает Комен­ский, и остается им только ради денег, конечно, сбежит из шко­лы, лишь только найдет более выгодное занятие.

Но и государство должно заботиться об учителях и о том, чтобы ими становились люди почтенные, мудрые, набожные, деятель­ные. А если учителю не хочется работать в школе, его трудная про­фессия ему в тягость, пусть он оставит школу, и никто не должен ему в этом мешать.

Важнейшее качество учителя — вера в ученика, постоянное стремление прийти к нему на помощь. В этом плане интересны суждения Коменского о плохом учителе, который как бы не видит своих учеников, швыряет им задания, как собакам кости и прихо­дит в бешенство, когда эти задания не выполняются. «Что это, как не способ подавлять естественную наклонность и насильственно вызывать отвращение к занятиям», — замечает Коменский в своем труде «Об изгнании косности из школ».

Итак, учитель — это пример для ученика, это его наставник и друг, организатор учения; фактически, Коменский говорит об орга­низации познавательной деятельности ученика, хотя и с учетом особенностей своего времени. Главное в организации деятельнос­ти ученика — это помогать ему слушать, запоминать, наблюдать, чему служат иллюстрации, наглядность, а также помогать выпол­нять упражнения в первую очередь на самом уроке.

Коменский считал, что отношение ученика к школе, к учению целиком определяется учителем. Это должны понимать родители, очень бережно поддерживая авторитет учителя в глазах ученика.

Таким образом, все учение Коменского об учителе основано на глубоком понимании и утверждении его социальной роли, осо­бенностях его личности, значения его как носителя культуры, обес­печивающего гуманистическую направленность всего дела воспи­тания, образования, обучения.

Коменский был великим деятелем культуры, создателем ориги­нального педагогического учения, гуманистом, патриотом. Его жизнь была образцом служения своей родине — Чехии. Вместе с тем, он был горячим поборником развития всех народов мира. Он хотел светлого будущего для всего человечества. Этому он посвятил всю свою жизнь, на этой основе он создал все свои многочисленные труды, составляющие важную часть педагогического наследия про­шлого. И если оценивать Коменского с методологических позиций с учетом взаимодополняемости разных подходов, то можно увидеть влияние на него той формации, в которую он был включен, той цивилизации, которая была связана с переходом от Средневековья к Новому времени. Важно увидеть и оценить стремление Коменско­го как бы повернуть все дело воспитания, образования, обучения к подготовке подрастающего человека к восприятию, пониманию, принятию целостной картины мира, мира культуры, мира человека. В его системе человек — это главная ценность. Он есть цель воспита­ния, критерий его успешности, все богатство, все содержание, весь пафос педагогического учения великого мыслителя.

 

Веком небывалого для предшествующей истории взлета че­ловеческого духа в самых разнообразных областях его проявле­ния стал не только в Англии, но и в континентальной Европе XVII век. Современниками Д. Локка (1632—1704) были ученые Галилей, Бойль, Ньютон; философы Декарт, Гобсс Спиноза, Лей­бниц; композиторы Гендель и Бах; писатели Мольер и Свифт. В XVII столетии человеческий гений воплотился в полотнах Ру­бенса и Рембранта, в скрипках Страдивари. В 1642 г. создан первый барометр, в 1662 г. основано Королевское общество, в 1675 г. пост­роена Гринвичская обсерватория.

В Англии берет начало реалистически-гуманистическая педаго­гия, выраженная в идеях Томаса Мора; умы захватывает свободо­мыслящий эмпиризм (Ф. Бэкон), оказавший сильное влияние на Педагогию XVII в. Возглавляемое Джоном Локком, в Англии начи­нается просветительное движение, главная характеристика кото­рого — всепроникающий дух рассудочности, исходящий из убеж­дения в силе и могуществе разума: все определить, все найти, всему указать наилучший путь.

Духовное обновление в XVII в. всегда привлекало пытливую Мысль потомков, особенно в те поворотные периоды их жизни, когда объективным ходом общественно-исторического процесса на повестку дня ставился вопрос о коренной ломке отживших свой век социально-экономических и политических порядков и окосте­невших духовных — научных, нравственных, эстетических, фило­софских — традиций.

Какое же место в духовной жизни человечества занимает Д. Локк? Почему почти 300 лет спустя после смерти его философ­ские и педагогические идеи по-прежнему привлекают к себе вни­мание, вызывают споры? Каков он сам как человек?

В августе 1632 г. в Европе произошло два примечательных собы­тия. В солнечную Флоренцию прибыл приказ из Рима о конфиска­ции только что увидевшей свет книги Галилео Галилея «Диалог о двух главнейших системах мира — Птолемеевой и Коперниковой». 29 августа в небольшом городе Рингтон, расположенном на западе Англии, недалеко от Бристоля, в семье адвоката родился Джон Локк.

Летом 1633 г. суд инквизиции в Риме заставил убеленного се­динами Галилея стать на колени — отречься от коперниковских взглядов как от заблуждения и ереси. Локку было суждено внести большой вклад в теоретическое обоснование того духа свободо­мыслия, который церковь стремилась похоронить в казематах инквизиции.

Д. Локк — известный философ и педагог XVII в. «И в полити­ке, как и в религии, является сыном классового компромисса 1688 г.», — говорил о нем Ф.Энгельс. Д.Локк родился в канун бурных событий английской истории. Воспитывался в пуританской семье, находившейся в оппозиции к господствующей в стране ан­гликанской церкви и к произволу абсолютной монархии Карла I. Д. Локк испытал на себе влияние политических идеалов отца, ко­торый отстаивал суверенитет народа, осуществляемый через пар­ламент. В 1646 г. Локк был зачислен в Вестминстерскую школу; в 1652 г. поступил в Оксфордский университет. В ходе буржуазной революции в 1649 г. буржуазия и новое дворянство вступили в союз как против феодальной монархии, так и против «чрезмерных» ре­волюционных требований широких народных масс. Уступая давле­нию народа, они пошли на ликвидацию монархии, установление республики, однако последующая в 1660 г. реставрация монархии Стюартов, на которую буржуазия и новое дворянство согласились из боязни революционности народных масс, поставила под угрозу завоевания революции.

Период реставрации обострил борьбу между сторонниками феодализма и монархии и сторонниками буржуазии и нового дво­рянства. Остро встала проблема веротерпимости (пресвитериане пытались насильственно навязать всей стране кальвинизм). Если учесть, что основные экономические и политические коллизии английской буржуазной революции 1642—1649 гг. и периода реставрации преломлялись в сознании борющихся классов и соци­альных групп как религиозные в с









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.