Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Закон о противоракетной обороне США 1999 года





 

Несмотря на окончание «холодной» войны и отсутствие любой ясно сформулированной угрозы от советских или российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) или других ракетных запусков американская политика в 1999 году призвала к строительству некоторой формы активной противоракетной защиты. Закон о противоракетной обороне США 1999 года предусматривал:

«В соответствии с политикой Соединенных Штатов развернуть, как только станет технологически возможно, эффективную национальную систему противоракетной обороны, способную защитить территорию Соединенных Штатов от ограниченных ударов баллистических ракет, будь они случайными, несанкционированными или преднамеренными, с ежегодным утверждением ассигнований и ежегодным выделением денежных средств на финансирование национальной системы противоракетной обороны.»(43)

ПРО была одной из навязчивых идей Дональда Рамсфелда в бытность его министром обороны. Являлась ли она специфическим стремлением только чрезмерно милитаристской клики вокруг Буша и Чейни? Или она была частью намного более опасной стратегии во имя мирового господства мощной финансовой и политической элиты со склонностью к мировой гегемонии? Ответ был похоронен в политических движениях и программах, которые, рассматриваемые по отдельности, выглядели достаточно безопасными, но вставленные в контекст политики, проводимой Вашингтоном с сентября 2001 года, оказывались далеко не безобидными.

Чтобы осуществить свою долгосрочную стратегическую повестку дня по поддержанию мирового господства в качестве единственной супердержавы, ведущие круги внутри и вокруг американского Пентагона и Государственного департамента потребовали развернуть применение новой революционной техники смены режимов и установить «дружественные США» режимы повсюду на территории бывшего Советского Союза и в Евразии. В качестве метода тайной войны и смены режима американские стратеги позаимствовали страницу из пчелиной книги – «роение». «Роение» было термином, данным «Корпорацией РЭНД» новому способу ведения военного конфликта. Базирующееся на моделях коммуникации и поведения насекомых роение применялось к военному конфликту и зависело от использования сетевых технологий и потоков сообщений. (44)



Текстовая передача сообщений и новые информационные технологии были применены к задаче продвижения Вашингтона к полному спектру доминирования.

 

Примечания

 

1 Кеппап G. F. Memorandum PPS/23: Review of Current Trends in U.S. Foreign Policy // Washington DC: Foreign Relations of the United States. February 24, 1948. Vol. I. P. 509-529.

2 Horelick A. L., Rush M. Strategic Power and Soviet Foreign Policy // Santa Monica, California: The RAND Corporation. August, 1965. R-434-PR. P. 202-204. Развертывание американских ракет в Турции хранилось в строгом секрете, с тем чтобы американская общественность не сознавала, насколько провокационной была американская политика против Советского Союза. Спустя три года в исследовании «Корпорации РЭНД» были кратко упомянуты американские ракеты в Турции, но факты были рассекречены только тридцать лет спустя. 26 октября 1996 года статья «Лидеры призвали на войну в Ракетном кризисе 62-го» в «Интернэшнл Херальд Трибюн» сообщила о деталях только что рассекреченных телеграмм Джона Кеннеди из Белого дома. Там говорилось, что «господин Кеннеди был обеспокоен тем, что предложение господина Хрущёва удалить советские ракеты с Кубы, если Соединенные Штаты удалят свои ядерные ракеты из Турции, казалось настолько разумным, что может склонить мировое общественное мнение на сторону Советов». Статья цитировала Кеннеди: «Если мы не принимаем его, то будем виноваты, и если мы принимаем, то будем виноваты...». Затем ответ Пентагона: «У нас нет никакого выбора, кроме военных действий», – настаивал начальник штаба ВВС генерал Кертис Лемей 19 октября, за три дня до того, как общественность узнала о кризисе. В итоге Кеннеди принял эту сделку, хотя ему удалось сохранить ее в тайне. (Chiefs Urged War in '62 Missile Crisis // International Herald Tribune. October 26-27. 1996).

3 На ежегодном саммите «Группы семи», ведущих западных индустриальных держав, прошедшем в Хьюстоне, штат Техас, в июне 1990 года, администрация Буша потребовала, чтобы Международный валютный фонд, учреждение, которым Вашингтон и американское Министерство финансов управляли с 1944 года, стал единственным диктатором экономического преобразования государств бывшего Советского Союза. Это оказалось колоссальной и грубой ошибкой, ошибкой, которая делала возрождающуюся Россию все более и более скептичной относительно истинных побуждений Вашингтона по окончанию «холодной» войны. В истинном значении шоковая терапия Международного валютного фонда и ее принудительное применение Вашингтоном в России посеяли первые семена новой фазы в возвращающейся «холодной» войне 1990 года.

4 Zelikow Ph., Rice С. Germany Unified and Europe Transformed // Cambridge: Harvard University Press, 1995. P. 180-184. Американский посол в Москве, тогда Джек Мэтлок, подтверждал в личных обсуждениях с немецким исследователем Хэннесом Адомеитом из «Штифтунг Визеншафт унд Политик» немецкого Института международных отношений и безопасности, что он лично присутствовал при разговоре и отметил в своем дневнике, что американский госсекретарь Джеймс Бейкер III на переговорах с советским президентом Михаилом Горбачёвым согласился, что «любое расширение зоны НАТО недопустимо». Любопытно, что в своих мемуарах Бейкер полностью опустил это обещание.

5 Simes D. К, Losing Russia: The Costs of Renewed Confrontation // Foreign Affairs. November-December, 2007. Vol. 86. N. 6.

6 Announcement of Withdrawal from the ABM Treaty // Office of the Press Secretary, White House. December 13, 2001 // www.dod.gov/acq/acic/ treaties/abm/ABMwithdrawal.htm.

7 Brzezinski Z. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower// New York: Basic Books, 2007. P. 1-2. Русское издание: Бжезинский З. Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы. М., 2007.

8 Brzezinksi Z. The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives. New York: Basic Books, 1997. Русское издание: Бжезинский З. Великая Шахматная доска. М., 1999.

9 Brzezinski Z. Second Chance: Three Presidents...

10 Vartanyan O., Barry E. Ex-Diplomat Says Georgia Started War With Russia // The New York Times. November 25, 2008. Бывший грузинский посол в Москве и союзник президента Саакашвили Эроси Кицмаришвили рассказал специальной грузинской парламентской комиссии, расследующей обстоятельства войны, что грузинские чиновники в апреле сказали ему, что запланировали начать войну в Абхазии – одной из двух отколовшихся провинций... и получили зеленый свет от правительства Соединенных Штатов сделать это. Он сказал, что позже грузинское правительство решило начать войну в Южной Осетии, другой провинции, и продолжить ее в Абхазии. Два дня спустя, 28 ноября, в той же самой парламентской комиссии сам президент Саакашвили произнес: «Мы действительно начинали военные действия, чтобы взять под свой контроль Цхинвали и другие непокорные провинции... проблема не в том, почему Грузия начала военные действия – мы признаем, что мы их начали. Проблема в том, был ли другой шанс, когда убивали наших граждан? Мы попытались предотвратить вмешательство и боролись на нашей собственной территории».

11 Obering III H. A. «Trey», Director Missile Defense Agency // Belgium, Brussels: Briefing in United States Mission to NATO. March 1, 2007 // nato,usrnission.gov/New9/Obering_030107.htm.

12 Bush G. W. Letter from the President to the Speaker of the House of Representatives and the President Pro Tempore of the Senate // Office of the White House Press Secretary. September 19, 2003.

13 Putin V. Rede des russischen Prasidenten Wladimir Putin // Munchen: 43 Munchner Sicherheitskonferenz. 10 Februar, 2007.

14 Kennan G. F. Memorandum PPS/23...

15 Grose P. Continuing the Inquiry: The Council on Foreign Relations from 1921 to 1996. New York: Council on Foreign Relations Press, 1996. P. 23-26.

16 Ibid. Этот официальный Совет по международным отношениям описывает тогда еще засекреченный проект «Изучения войны и мира» под собственной эгидой. Один из лидеров проекта, глава университета Джонса Хопкинса Исайя Боуман, географ и ученик британского геополитика Макиндера, когда-то именовал себя «американским Хаусхофером», ссылаясь на геополитического советника Гитлера, пока не догадался, что это плохо выглядит в глазах американской общественности, которая мобилизовалась к войне против нацистской Германии. Описывая «Изучение войны и мира», Боуман писал: «Тема является строго конфиденциальной, потому что весь план был бы "угроблен", если бы стало общеизвестно, что Государственный департамент работал в сотрудничестве с какой-либо внешней группой». Боуман лицемерил. Госдеп работал не только с «какой-либо» внешней группой, но и с самой влиятельной группой американского властного истеблишмента – Советом по международным отношениям. Проект Совета по международным отношениям непосредственно финансировался существенным вкладом в 350 ООО долларов от Фонда Рокфеллера. Ведущие члены проекта спокойно занимали руководящие посты в Государственном департаменте, чтобы претворять в жизнь послевоенную повестку дня Совета по международным отношениям во имя «Пакс Американа» или американской глобальной империи. Группа Боумана не использовала явно термин «империя», чтобы ввести в заблуждение остальную часть мира так же, как и наивную американскую общественность тем, что Америка была «чем-то иным». Идея Организации Объединенных Наций была главной центральной частью их послевоенного проекта.

17 Kaku М., Axelrod D. То Win a Nuclear War: The Pentagon's Secret War Plans. Boston: South End Press, 1987. P, 30-31.

18 План, названный JIC 329/1, предполагал ядерное нападение на Советский Союз с 20–30-ю атомными бомбами. Он предназначил на уничтожение первым же ударом 20 советских городов: Москва, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Ленинград, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Молотов, Тбилиси, Сталинск, Грозный, Иркутск и Ярославль (Каки М., Axelrod D. То Win a Nuclear War...). Тайная стратегия Пентагона после окончания «холодной» войны, состоявшая в использовании модернизации своих ударных ядерных сил и развертывании технологии противоракетной обороны, является всего лишь современным обновлением политики, принятой в 1945 году – полный спектр доминирования в мире через разрушение единственной державы, способной воспротивиться этому доминированию – России.

19 Mackinder Н. J. Democratic Ideals and Reality. New York: Henry Holt & Co., 1919. P. 241-242,255,257-258, 262-264.

20 Ibid.

21 Adams B. The New Empire. New York: MacMillan Co, 1900.

22 Williams W. A. The Frontier Thesis and American Foreign Policy // The Pacific Historical Review. November, 1955. Vol. 24. N. 4.

23 Brzezinski Z. The Grand Chessboard... P. 40.

24 Mackinder H. J. The Round World and the Winning of the Peace // Foreign Affairs. July, 1943. Vol. 21 N. 4. P. 597-605.

25 Mackinder H. J. Democratic Ideals and Reality. New York: Henry Holt & Co., 1919. P. 150.

26 Brzezinski Z. The Grand Chessboard... P. 38-39.

27 Falin V. M. Russia Would Have Faced World War III Had it Not Stormed Berlin // RIA Novosti. March 28, 2005.

28 Kaku M., Axelrod D. To Win a Nuclear War... P. 30.

29 Parmar In. To Relate Knowledge and Action: The Impact of the Rockefeller Foundation on Foreign Policy Thinking During America's Rise to Globalism 1939-1945 // Minerva (Kluwer Academic Publishers), 2002. Vol. 40.

30 Putin V. Rede des russischen Praesidenten...

31 Ibid.

32 Ibid.

33 Gollust D. US Reiterates Missile-Defense Plan Not Directed at Russia // Voice of America. February 15,2007.

34 Europe Divided over US Missile Defense Plan // Spiegel Online. March 5, 2007.

35 Garwin R. L. Ballistic Missile Defense Deployment to Poland and the Czech Republic // A Talk to the Erice International Seminars, 38th Session. August 21, 2007 // www.fas.org/RLG/. Гарвин, ведущий американский ученый Министерства обороны, продемонстрировал мошенническую природу мотивации американского правительства по поводу его ракетной политики; на с. 17 Гарвин спрашивает, «существует ли альтернатива чешско-польскому развертыванию? Да ... один крейсер, оснащенный многофункциональной боевой системой "Иджис", в Балтийском море и другой в Средиземноморье мог таким же образом обеспечить эквивалентную защиту Европы против иранских ракет». Гарвин, таким образом, сделал тот же самый вывод, что и Путин: американские ракеты нацеливались непосредственно на Россию.

36 Putin V. Rede des russischen Praesidenten...

37 Diplomat: US ABM in Caucasus will affect Russian relations with neighbors // Today.az. March 10, 2007.

38 Beste R., et al. America's Controversial Missile Shield: Where Does Germany Stand? // Spiegel Online. March 26, 2007.

39 Litovkin V. ABM: Washington trying to use Europe as a cover // RIA Novosti. April 6, 2007.

40 Putin says $190 bin funding for military equipment // Today.az. March 10, 2007.

41 Ibid.

42 Schroder geisselt Bushs Raketenabwehr // Der Spiegel Online. March II, 2007.

43 USA National Missile Defense Act of 1999 // Washington D.C.: Library of Congress. S. 269

44 Arquilla J., Ronfeldt D. Swarming and the Future of Conflict. Santa Monica, CA: RAND, MR-311-OSD, 2000.

 

Глава 2

УПРАВЛЕНИЕ «ЦВЕТНЫМИ» РЕВОЛЮЦИЯМИ
И «РОЯЩИМИСЯ» ПЕРЕВОРОТАМИ

 

Эта операция – конструирование демократии через избирательные урны и гражданское неповиновение – теперь настолько отработана, что метод дозрел до готового рецепта выигрывать выборы в других странах.

Ян Трейнор, «Гардиан», Лондон, 26 ноября 2004 года

 

Вашингтон совершенствует метод организации
удачных переворотов

 

В году 2000 году в столице бывшей Югославии, а ныне столице Сербии Белграде появилось новое странное политическое явление. Хотя оно, по-видимому, возникло внезапно, это событие стало сигналом о некоторых изменениях в методах американской тайной войны. На поверхности казалось, что это явление было непосредственным и подлинным политическим «движением». В действительности, это был продукт методик, которые в течение многих десятилетий исследовались и разрабатывались в США. Военные стратеги «Корпорации РЭНД» проанализировали образцы успешных протестных политических движений, например, студенческие восстания 1968 года в Париже. Они охарактеризовали их как «роение» из-за их децентрализованности и взаимосвязанности, подобных поведению пчелиного роя. (1)

Несколько определенных организаций стали ключевыми игроками в Белграде: Национальный фонд в поддержку демократии и два его подразделения – Национальный республиканский институт, связанный с Республиканской партией, и Национальный демократический институт, связанный с Демократической партией. Заявленные как частные неправительственные организации (НПО), они фактически финансировались американским Конгрессом и Государственным департаментом. Вооруженные миллионами долларов из карманов американских налогоплательщиков, они оказались в Сербии, чтобы создать синтетическое движение за «ненасильственные перемены». (2)

Автор «Вашингтон Пост» Майкл Доббс дал полное описание того, что имело место в Белграде. Для начала возвращаясь к секретной встрече за закрытыми дверями более чем за год до событий в октябре 1999 года, он пишет:

«(Белград) – В мягко освещенном конференц-зале американский опросчик Дуг Шоен вывел на экран результаты всестороннего опроса мнения 840 сербских избирателей, делая набросок стратегии, как свергнуть последнего оставшегося в Европе правителя коммунистической эры».

Его послание лидерам традиционно капризной сербской оппозиции было простым и мощным. Слободан Милошевич, переживший четыре проигранные войны, два крупных уличных восстания, 78 дней бомбежки НАТО и десятилетие международных санкций, был «абсолютно уязвим» для хорошо организованного избирательного вызова. Ключ, как показали результаты опроса, лежал в единстве оппозиции.

Состоявшийся в роскошном отеле в Будапеште в октябре 1999 года закрытый брифинг демократа Шоена стал знаковым событием и указал путь к избирательной революции, которая через год привела к падению Милошевича. Он также ознаменовал начало чрезвычайных усилий США по свержению главы иностранного государства не через тайные действия ЦРУ, как когда-то работали в таких странах, как Иран или Гватемала, а через современные методы избирательной кампании.

Хотя в общих чертах эта кампания по строительству демократии в Сербии, обошедшаяся в 41 млн долларов, является достоянием общественности, десятки интервью с ключевыми игроками как в Европе, так и в Соединенных Штатах свидетельствуют о том, что она была гораздо более обширной и сложной, чем сообщалось ранее.

«Расцениваемое многими как последний крупный демократический переворот в Восточной Европе ниспровержение Милошевича может также войти в историю как первая управляемая через опросы общественного мнения и опробованная на фокус-группах революция. За кажущейся спонтанностью уличного восстания, которое вынудило Милошевича уважать результаты горячо оспариваемых президентских выборов 24 сентября, стояла тщательно исследованная стратегия, соединившая сербских демократических активистов с активной помощью западных советников и специалистов по опросам общественного мнения.» (3)

Доббс сообщил, что правительство Соединенных Штатов «купило» удаление Милошевича за 41 млн долларов. Операцией управляли из офиса американского посла Майлса через специально обученных агентов, которые координировали сеть из наивных студентов, убежденных, что они борются за лучший мир, за «американский образ жизни».

«Вашингтон Пост» отмечал, что «финансируемые США консультанты играли важную негласную роль в фактически каждом аспекте движения против Милошевича, управляя отслеживающими опросами, обучая тысячи активистов оппозиции и помогая организовать жизненно важный параллельный подсчет голосов. Американские налогоплательщики заплатили за 5 тысяч баллончиков краски, использованной студенческими активистами для расписывания стен граффити против Милошевича по всей Сербии». (4) Целых 2,5 млн этикеток с лозунгом «Готов йе» («С ним покончено») были расклеены повсюду в Сербии; «Готов йе» стал броским слоганом революции. Группа именовалась «Отпор», что означает «сопротивление».

Этот замечательный рассказ очевидца в одной из наиболее уважаемых газет американского истеблишмента обрисовал то, что сработало в Сербии для свержения Милошевича. Если в первой половине 1990-х годов американские политические круги поддерживали Милошевича, то позже американская официальная пропаганда демонизировала его как наследника злодеяний Гитлера. Этот полный разворот отражал тайную политику Вашингтона.

За «Отпором» стоял американский Государственный департамент, который был представлен в Белграде американским послом в Сербии Ричардом Майлсом. Американское Агентство международного развития (ЮСАИД) направляло финансирование через коммерческих подрядчиков и через так называемые неправительственные организации – Национальный фонд в поддержку демократии, Национальный республиканский институт и Национальный демократический институт.(5)

По словам Доббса, Национальный республиканский институт оплатил 24-м лидерам «Отпора» посещение семинара по ненасильственному сопротивлению в гостинице «Хилтон» в Будапеште. Там сербские студенты обучались тому, как организовать забастовку, как обращаться с символами, как преодолеть страх и как подрывать власть диктаторского режима. Основным лектором был полковник американской армии в отставке Роберт Хэльви, бывший аналитик Разведывательного управления Министерства обороны, который не только обучал, но и затем использовал активистов «Отпор», чтобы распространить 70 тысяч копий руководства по ненасильственному сопротивлению. Хэльви работал с Джином Шарпом, основателем одиозного Института Альберта Эйнштейна в Бостоне, в котором Пентагон учился скрывать свои перевороты под маской отказа от насилия. Хэльви отрекомендовал Шарпа как «Клаузевица ненасильственного движения», сравнив его с известным прусским военным стратегом. (6)

Ненасильственная тактика, которой обучалась молодежь движения «Отпор», была, по сообщениям, основана на исследованиях в недрах «Корпорации РЭНД» методов войны Гэнджиса Кана, модернизированных для современных сетевых технологий, которые соединяли людей как роящихся пчел. (7) Используя спутниковую систему связи «джи-пи-эс», специальные агенты могли направлять своих выбранных и специально обученных лидеров в конкретные места, чтобы манипулировать «спонтанными» скоротечными протестами студентов, которые всегда ускользали от полиции или вооруженных сил. Кстати, именно в эти моменты там предварительно тщательно и с удобствами располагались операторы «Си-Эн-Эн», чтобы транслировать на весь мир кадры с юными мирными «протестантами».

Новым в удавшемся белградском перевороте стало использование сети «Интернет» – особенно его чатов (мгновенной передачи сообщений) и блогов – наряду с мобильными или сотовыми телефонами, включая текстовую передачу сообщений «смс». Используя эти высокотехнологичные возможности, которые появились лишь в середине 1990-х, горстка хорошо обученных лидеров могла при желании быстро регулировать бунтарское и поддающееся внушению молодежное «поколение икс» внутри и вне массовых демонстраций, (8)

Движение «Отпор», американская рука за кулисами белградского государственного переворота 2000 года, стало первым успешным применением того, что вскоре станет «визитной карточкой» политики американского Министерства обороны под управлением Дональда Рамсфелда.

Опора на новые коммуникационные технологии для быстрого развертывания небольших групп была гражданской копией доктрины Рамсфелда под названием «Революция в военном деле» – развертывание высоко мобильных вооруженных небольших групп, направляемых «оперативными» данными разведки и связи. Проницательный американский аналитик описывал этот процесс его следующим образом:

«Команды бойцов, занимающих городские кварталы при помощи видео-экранов в своих «разведывательных шлемах», которые дают им мгновенный краткий обзор окружающей обстановки, представляют военную сторону. Группы молодежи, сходящиеся на целевых перекрестках, постоянно переговариваясь по сотовым телефонам, представляют гражданское применение этой доктрины.» (9)

Если американское вторжение в Ирак в 2003 году было жесткой формой военной доктрины Рамсфелда, то переворот в Сербии и затем последовавшие за ним грузинская «революция роз» и «оранжевая революция» на Украине стали примерами ненасильственного гражданского применения этой доктрины. Поскольку неудачи в Ираке и Афганистане множились, многие американские стратеги все больше убеждались, что «гражданское» применение оказалось намного более эффективным, чем открыто военное.

И такое сходство между гражданской и военной моделями для смены режима далеко не случайно. Из своего кабинета в Пентагоне наблюдал за развитием обеих методик Эндрю Маршал, бывший стратег «Корпорации РЭНД» и практически недоступный для прессы бессменный глава Управления общих оценок с 1974 года. Через скользкие маркетинговые техники Мэдисон Авеню и тщательное исследование подлинных протестных движений американское правительство реально усовершенствовало эти методы для того, чтобы «демократически» избавляться от любого неугодного политика, одновременно убеждая мир, что он сброшен в результате спонтанных восстаний во имя свободы. Это было опасное и эффективное оружие.

Революция сербского движения «Отпор» была тайно задумана, управлялась и финансировалась американским правительством через избранные неправительственные организации. Она стала знаменательной вехой в современном совершенствовании тех методов, которые, согласно Джонатану Моуэту, в течение многих лет исследовались в Пентагоне и его различных мозговых центрах, особенно в «Корпорации РЭНД», Санта-Моника, Калифорния. (10)

 

Старые топорные методы ЦРУ

 

В первые дни своего существования, если Вашингтон хотел кого-то убрать со своего пути, Центральное разведывательное управление применяло сравнительно топорные методы в операциях по смене режима. Свержение популярного и демократически избранного премьера Мохаммеда Моссадыка в Иране было проведено руками тайных агентов ЦРУ, засланных в страну с полными карманами наличных денег, которые раздавались фальшивым протестантам наряду с готовыми лозунгами и транспарантами в поддержку шаха. Это придало уверенности реакционной шахской монархической оппозиции. Моссадык был арестован, и американские нефтяные интересы снова защищены. В Гватемале, чтобы избавиться от законно избранного президента Арбенса, националиста, действия которого по улучшению экономического положения гватемальских крестьян угрожали прибылям американского бананового производителя, ЦРУ действовало от имени и по просьбе «Юнайтед Фруит компании. (11)

В те далекие годы эта схема «неофициального империализма» США, как некоторые его называли, часто повторялась. Любое подобное тайное и незаконное вмешательство в суверенные дела других государств оправдывалось с точки зрения «холодной» войны против «угрозы» коммунизма. Американским бизнес-интересам за рубежом могли угрожать и некоммунистические лидеры, которые были популярны или демократически избраны, если они поощряли земельную реформу, сильные профсоюзы и перераспределение богатств. Кроме того, угрожали интересам США и те лидеры, которые проводили национализацию местных ресурсов и ограничивали деятельность принадлежащих иностранцам предприятий, а также стремились регулировать бизнес для защиты работников и потребителей.

От имени американских бизнесменов и зачастую с их помощью ЦРУ имело возможность мобилизовать внутреннюю оппозицию. Сначала Управление определяло ультраправые группировки в стране, как правило, связанные с военными, а затем предлагало им сделку: «Если вы будете поддерживать благоприятный для нас деловой климат, мы приведем вас к власти». Чтобы «подмазать» процесс, в ход обычно шли огромные взносы и взятки.

Затем ЦРУ работало с этими группировками с целью свержения существующего, как правило, демократического правительства. Управление использовало широкий диапазон приемов и трюков: пропаганда, заполненные фальшивыми бюллетенями урны для голосования, купленные выборы, вымогательство, шантаж, сексуальные интриги, лживые истории про оппонентов в местных средствах массовой информации, транспортные забастовки, инфильтрация и раскол оппозиционных политических партий, похищения, избиения, пытки, запугивания, экономический саботаж, эскадроны смерти и даже убийства. (12)

Эта деятельность, как правило, завершалась приходом к власти «проамериканского правого» диктатора в результате военного переворота. ЦРУ затем обучало аппарат безопасности диктатора, как расправляться с традиционными врагами крупного бизнеса с помощью допросов, пыток и убийств. Жертвы именовались «коммунистами», но почти всегда были всего лишь крестьянами, умеренными либералами, лидерами профсоюзов, студентами, националистами, политическими противниками или просто сторонниками свободы слова и демократии. Следом шли, как правило, широко распространенные нарушения прав человека, часто связанные с использованием «эскадронов смерти». (13) Жертвы обычно объявлялись «пропавшими без вести».

Кровавая история Чили и Аргентины и бесчисленных других «проамериканских диктатур» во время «холодной» войны была топорно написана ЦРУ.

 

Трумэн создает доктрину «государства
национальной безопасности»

 

Старые методы иллюстрировала ранняя карьера адвоката с Уолл-Стрит и сотрудника разведки Фрэнка Виснера. В 1947 году президент Гарри Трумэн подписал устав, создающий Центральное разведывательное управление как орган исполнительной власти, в значительной степени неуязвимый для надзора Конгресса и полностью скрытый от общественного внимания. Для того чтобы засекретить все, использовались два слова – «национальная безопасность». Это был момент рождения того, что впоследствии станет американским государством национальной безопасности, миром, в котором во имя «национальной безопасности» можно совершить любое преступление и оправдать его подразумеваемой угрозой «глобальной коммунистической подрывной деятельности».

Фрэнк Виснер был принят на работу в 1948 году (с самого первого дня работы ЦРУ) и возглавил офис с несоответствующим сути названием «Управление координации политики». В действительности» Управление стало исполнителем тайных операций ЦРУ. Обязанности Управления координации политики охватят «пропаганду, экономическую войну, профилактическое прямое воздействие, включая саботаж, противодействие саботажу, разрушение и процедуры эвакуации; подрывную деятельность против враждебных государств, включая помощь подпольным группам сопротивления и поддержку местных антикоммунистических элементов в странах, которые угрожают свободному миру», (14)

В конце 1948 года Виснер запустил операцию «Пересмешник» проект, разработанный, чтобы незаконно влиять на внутренние и внешние СМИ. В 1952 году он стал главой Дирекции планов, где он контролировал 75% бюджета ЦРУ. Именно он способствовал подготовке к перевороту и свержению Мохаммеда Моссадыка в Иране и Хакобо Арбенса Гусмана в Гватемале. (15)

В переворотах ЦРУ использовало наемных убийц, жестоких профессионалов, гораздо более изощренных, чем обычные убийцы-уголовники, впрочем, в некоторых случаях ЦРУ не гнушалось и уголовниками. (16)

Проблема состояла в том, что все методы ЦРУ в устранении популярных глав государств в течение 1950-х и 1960-х годов, оправдываемые «войной против распространения безбожного коммунизма», были не только неэффективны, но и зачастую приводили к неприятным последствиям для Соединенных Штатов, которые стоили им больше, чем полученная для Вашингтона польза. В дальнейшем неизменный американский «светоч свободы» был запятнан мемуарами завистливого директора ФБР Дж. Эдгара Гувера, расследованиями в иностранных СМИ и местными оппонентами в целевых странах.

Операции ЦРУ были фактически бесконтрольными. Управление заходило очень далеко, чтобы продвинуть свою версию Американского века. Начиная с 1950-х годов, например, ЦРУ участвовало в программе под кодовым названием «МК-УЛЬТРА». Прикрываясь необходимостью отреагировать на утверждения о «промывке мозгов» американских солдат в КНДР, ЦРУ начало проводить эксперименты в области «управления сознанием». Как показало более позднее расследование, утверждения о северокорейской программе промывки мозгов были сфальсифицированы, чтобы постфактум оправдать «МК-УЛЬТРА». В то время не существовало никаких свидетельств подобного промывания мозгов, как не появилось их и впоследствии.

Программа ЦРУ включала в себя применение ЛСД и других наркотиков к американским субъектам, не ставя их в известность или вообще против их желания, что привело некоторых к самоубийству.

Операция «МК-УЛЬТРА» тайно финансировалась Фондом Рокфеллера (17) и фондами, специально созданными Нельсоном Рокфеллером (бывшим в то время заместителем министра здравоохранения, просвещения и социального обеспечения в правительстве президента Эйзенхауэра, а позже специальным помощником президента по стратегии «холодной» и психологической войны) и предназначенными для проекта-ширмы «МК-УЛЬТРА». В дополнение к попыткам «управления сознанием» при помощи наркотиков «МК-УЛЬТРА» занималась исследованиями методов эффективной пропаганды, промывки мозгов, связей с общественностью, рекламы, гипноза и других форм внушения. (18)

В 1960-х годах кое-кто в американском разведывательном ведомстве впервые увидел возможность абсолютно новой формы тайной смены режима.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.