Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Типология субъективного отношения к природе





Компонент интенсивности Объектная Субъектная Модальность отношения
Перцептивно-аффективный Перцептивный объектно-непраг­матический Перцептивный субъектно-непрагматический Непрагматическая
Когнитивный Когнитивный объектно-непраг­матический Когнитивный субъектно-непрагматический
Практический Практический объектно-непраг­матический Практический субъектно-непрагматический
Поступочный Поступочный объектно-непраг­матический Поступочный субъектно-непрагматический
Перцептивно-аффективный Перцептивный объектно-прагма­тический Перцептивный субъектно-прагматический Прагматическая
Когнитивный Когнитивный объектно-прагма­тический Когнитивный субъектно-прагматический
Практический Практический объектно-прагма­тический Практический субъектно-праг-матический
Поступочный Поступочный объектно-праг­матический Поступочный субъектно-прагматический

 

Приложение 6

 

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СУБЪЕКТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ К ПРИРОДЕ В ПРОЦЕССЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В. А. ЯСВИН


http://library.by/portalus/modules/psychology/readme.php?subaction=showfull&id=1107592422&archive=1120045907&start_from=&ucat=27&

Я стараюсь психологизировать обучение, стараюсь привести его в соответствие с природой моего ума, моего положения и условиями моего существования.

Иоганн Генрих Песталоцци. «Метод». 1800 г.


Традиционно в педагогической практике процесс экологического образования школьников связывается в первую очередь с их экологическим, а чаще просто биологическим просвещением и порой вовсе отождествляется с последним. При этом экологическая воспитанность школьников рассматривается как некое обязательное следствие экологического просвещения. Предполагается, что если ребенок будет достаточно экологически эрудирован, то он "автоматически" окажется и экологически воспитанным.



Однако реальность свидетельствует, что экологическое образование оказывается малоэффективным, когда оно базируется только на сообщении школьникам соответствующих знаний, советов, инструкций и т. п. Кардинальные решения в сфере психолого-педагогической деятельности по развитию экологического сознания "лежат в принципиальном изменении характера отношений человека к природе, и поэтому особое значение приобретает поиск механизмов и средств преобразования мотивационно-потребностной сферы личности (прежде всего растущего человека), соответствующих установок и целей в ее преобразовательной деятельности, в практическом взаимодействии с природной сферой, выработки готовности к определенному пониманию ее и поведению" [13; 12].

Можно полностью согласиться с мнением известного российского культуролога и философа Г. Д. Гачева, который считает, что "на природу нельзя отныне смотреть только как на материал и сырье труда и "окружающую среду", то есть утилитарно-эгоистически, как подходят к ней производство, техника и точные науки - как к объекту.. . Природу надо воспринимать как самоценность и понимать как субъект" [2; 12 — 13].

Эту точку зрения сегодня разделяет и большинство ведущих специалистов в области экологического образования. Так, Д. Н. Кавтарадзе констатирует, что для решения экологических проблем необходимы новые формы экологического образования. Необходимо "вернуться к природе" в смысле чувствования, впечатления, понимания неразделенности с ней, и это представляет наиболее трудную воспитательную задачу [7]. Безусловно, проблема формирования нового типа экологического сознания, по существу, требует создания новой парадигмы экологического образования ([5], [6], [11] и др.), которая должна опираться на соответствующую "психологическую базу".

В последние годы психологами проведен ряд исследований, в которых рассматриваются определенные аспекты формирования отношения к природе. В частности, Д. Ф. Петяевой [16] исследовано развитие представлений о живой природе у дошкольников; Г. В. Шейнис [17] показано влияние развития отношений подростков с природой на их нравственное становление; С. Д. Дерябо [3] изучен характер восприятия школьниками природных объектов, доказана возможность их влияния на личность, когда они воспринимаются как своего рода субъекты. В наших экспериментальных исследованиях установлены как количественные, так и качественные структурные различия субъективного отношения к природе у лиц с высоким и низким уровнем его интенсивности, а также показаны особенности отношения к природе у школьников различного возраста [18].

При этом проблема исследования психологических механизмов взаимодействия человека с миром природы остается одной из центральных в процессе разработки психологических основ современного экологического образования.


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОСПРИЯТИЯ ЧЕЛОВЕКОМ ПРИРОДНЫХ ОБЪЕКТОВ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С НИМИ

Важнейшую роль в формировании отношения к природным объектам имеет характер поступающих от них стимулов.

Исследуя поведение животных, лауреат Нобелевской премии К. Лоренц установил, что из всей совокупности стимулов, получаемых животным из мира, можно выделить особую группу ключевых стимулов, которые он назвал релизерами (от англ. release - высвобождать, спускать) [21]. Сущность релизеров заключается в том, что животное дает на них ту или иную строго определенную реакцию, даже встречаясь с ними впервые. Например, обезьяны, выращенные в лаборатории, впадают в состояние ужаса и паники при первом же предъявлении им змеи, более того, даже отрезка шланга!

Определенные релизеры природных объектов могут оказывать свое воздействие и на человека. Д. Мак-Фарленд говорит, например, об инстинктивном распознавании людьми сигнальных раздражителей животных, играющих важную роль в социальном поведении человека.

Анализируя межвидовую коммуникацию, он пишет: "Например, форма головы ребенка - важный фактор, вызывающий родительские чувства у взрослого человека. Неоднократно отмечалось, что люди также реагируют на подобные особенности молодых животных" [12; 366]. Например, такими особенностями головы животных и человека в период младенчества являются: укороченная лицевая часть, округлая форма, высокий лоб, большие размеры относительно всего тела. Об этом же пишет и Я. Линблад: "Нам присуще инстинктивное стремление заботиться о маленьких, пухлых, неуклюжих, большеглазых существах - попросту говоря, о детях. Почти такую же нежность вызывает у нас какой-нибудь "славный" зверь, если он пухленький, пушистый, да еще и с большими доверчивыми глазами. Вот почему медвежата пользуются таким успехом и почему во всем мире так популярен игрушечный медвежонок, копия одного из самых известных австралийских сумчатых - трогательного коалы. И по той же причине неотразимое впечатление на нас производят совята: они обладают всеми или почти всеми признаками, от которых наше сердце тает" [10; 29].

Таким образом, отдельные релизеры (или целые их комплексы), присущие природным объектам, могут формировать у человека устойчивое одобрительное эмоциональное отношение к ним, т. е. симпатию. В свою очередь, воздействие на человека других релизеров может вызвать противоположную реакцию - неприязнь.

В то же время необходимо отметить, что между воздействием релизеров на животных и человека существует принципиальное различие: животное дает на релизер строго определенную безусловно-рефлекторную реакцию, воздействие релизеров на человека всегда так или иначе опосредствовано всем его внутренним миром. На разных людей одни и те же релизеры действуют несколько по-разному, на одного и того же человека одни и те же релизеры также могут влиять различным образом в зависимости от ситуации: его настроения в данный момент, контекста и т. д.

В связи с этим С. Д. Дерябо [3] предложил использовать для обозначения ключевых стимулов, влияющих на процесс формирования субъективного отношения к природным объектам, термин "психологический релизер", чтобы подчеркнуть эту разницу с просто "релизером", используемым в этологии.

Такие стимулы можно классифицировать в зависимости от того, на какие сенсорные системы они воздействуют: визуальные, аудиальные, тактильные, обонятельно-вкусовые.

Визуальные релизеры воспринимаются зрительным анализатором и связаны в первую очередь с цветом, формой, очертаниями силуэта, симметрией, пропорциями, величиной, размерами, светотеневыми особенностями и т. д. Положительное эмоциональное восприятие природного объекта может быть обусловлено, например, относительно большими глазами, которые характерны для ночных и сумеречных животных (например, совы). К положительным естественным релизерам можно отнести также длинные уши у зайцев и кроликов, пустынного ушастого ежа или лисицы-фенек. Разноцветные птицы, особенно с длинными перьями хвоста (петух) или хохолками (какаду), также воспринимаются положительно.

Аудиальные релизеры действуют через слуховой анализатор и связаны со звуковыми характеристиками: тон, тембр, ритм, высота и т. д. Аудиальные релизеры положительной модальности - это мелодичное пение птиц, журчание ручья, тихий шум листвы ("зеленый шум"), кукование кукушки и т. д. К отрицательным можно отнести, например, карканье вороны, пронзительные крики некоторых лесных птиц (многих из попугаев), "леденящее душу" уханье филина и т. п.

Тактильные релизеры связаны с воздействием на комплекс тактильных и температурных рецепторов различных динамических свойств объектов, осязаемых свойств их поверхности и т. д.

Положительные эмоции возникают у людей, когда они соприкасаются с мягкими, пушистыми, теплыми объектами. Это может быть кролик или кошка, мягкая верхняя губа лошади или ухо спаниеля. К отрицательным можно отнести соприкосновение с холодными и скользкими объектами, такими, например, как лягушка.

Обонятельно-вкусовые релизеры воздействуют на вкусовые и обонятельные рецепторы и также могут иметь определенное значение в эмоциональной регуляции восприятия природного объекта. Наличие приятного запаха у многих цветов делает эти растения желанными объектами для контактов. В других случаях именно неприятный запах оказывается решающим препятствием для возникновения симпатии к объекту: "вонючий хорек" или американский скунс стали даже отрицательными символами, ругательствами.

Поведенческие (витальные) релизеры. Особое положение среди естественных релизеров имеют ключевые стимулы, поступающие при демонстрации природным объектом определенных форм поведения, витальных (от лат. vitalis - жизненный, т. е. связанных с жизнедеятельностью) проявлений, которые вызывают у людей соответствующий эмоциональный отклик. Например, птицы "без устали" приносят в гнездо корм птенцам, проявляя себя как "образцовые родители", чем вызывают симпатию; то же можно сказать и о "пчеле-труженице", "бобре-строителе" и т. д.

С другой стороны, репродуктивное поведение кукушки, "подбрасывающей своих детей", делает ее отрицательно воспринимаемым объектом. Типичным отрицательным поведенческим релизером является также охотничье поведение "кровожадных" хищников: тигра, волка и их "прихвостней" шакалов и гиен. Названия последних стали даже нарицательными.

Следует отметить, что витальные релизеры могут быть присущи и растениям. Например, мимоза при прикосновении к ней сжимается, "выражая свое недовольство", - такое ее "поведение" и является психологическим релизером.

Природные объекты, обеспечивающие действие релизеров, вызывающих положительные ощущения и эмоции, становятся привлекательными для человека. Н. Н. Обозов подчеркивает, что "привлекательность - первая фаза установления отношений. Привлекательность регулируется опытом прошлых контактов личности, визуальным обликом партнера (т. е. релизерами. - В. Я.). Она является внутренним стимулом для установления отношений... Устойчивое переживание позитивных установок по отношению к привлекательности личности переходит в готовность к определенному типу взаимодействия с ней" [14; 85].

Важнейшую роль в формировании отношения к природному объекту играет его встречная активность при взаимодействии с человеком, без которой оно не может стать именно взаимодействием, оставаясь, в сущности, актом воздействия человека на природный объект.

При наличии соответствующей встречной активности со стороны природного объекта взаимодействие человека с ним может развиться даже до уровня общения. Как отмечает М. С. Каган: "Этот вид общения обеспечивается психологически тем, что животное обладает рядом качеств, сходных с человеческими - эмоциональностью, способностью выражать свои переживания определенными действиями, звуками, мимикой, реагируя на коммуникативные инициативы человека, и последний чувствует, что собака отвечает на его любовь привязанностью, преданностью, собственной любовью; мы и говорим о "дружбе" человека с собакой или лошадью, о способности животного понимать своего хозяина, сочувствовать ему, сострадать, а подчас и об особой надежности, верности, преданности животного человеку, едва ли не более прочной, чем в отношениях людей" [8; 224].

При непосредственном взаимодействии с природным объектом человек, совершая ряд действий в отношении него, ждет каких-либо ответных проявлений, причем таких, которые можно заметить, увидеть, услышать, - одним словом, сенсорно зафиксировать. Ведь когда человек о ком-то заботится, он получает наибольшее удовольствие именно от благодарности за эту заботу и вольно или невольно ждет ее.

Популярность живых существ у людей снижается по мере снижения их способности "отвечать" на заботу хозяев, т. е. по мере затруднения интерпретации их проявлений как благодарности за активность человека. Я. Линблад пишет: "Контакт животного с человеком определяется этологическими особенностями данного вида" [10; 24], имея в виду как раз способность различных животных к "сотрудничеству" с человеком, т. е. к коммуникативному взаимодействию.

"Ответы" объектов природы на активность человека могут быть самыми различными: съесть предложенный корм, искупаться в поставленной ванночке с водой, поселиться в сооруженном для них домике, "наконец-то" зацвести на подоконнике или на грядке, вывести потомство в искусственных условиях, даже просто выпустить новый лист после подкормки удобрениями и т. д.

Реакции природных объектов на целенаправленную активность человека, субъективно интерпретируемые как "ответы", могут быть проранжированы по степени легкости их "прочтения" в качестве таковых.

1. Антропоморфный ответ - непосредственная поведенческая реакция природного объекта на определенное действие человека и прямо направленная на него как адресованный коммуникативный сигнал. Эта реакция совпадает с соответствующим человеческим проявлением и, следовательно, очень легко интерпретируется как "ответ".

Примеры: собака выбежала встречать вернувшегося хозяина, попугай ответил на приветствие адекватной фразой, обезьяна обнимает владельца и прижимается к нему и т. д.

2. Поведенческий ответ - непосредственная или немного отодвинутая во времени реакция на действия человека, выражающаяся в поведении природного объекта, которое аналогично соответствующему поведению человека в сходной ситуации, но при этом не является собственно коммуникативным сигналом. Значение такой реакции, как правило, легко понимается человеком и интерпретируется как "ответ".

Примеры: скворцы поселились в приготовленном для них скворечнике, рыбки резво плавают во вновь оборудованном аквариуме, животное отказывается от предлагаемой пищи и т. д.

Антропоморфный и поведенческий "ответы" могут быть получены только от животных, чем объясняется наибольшее их предпочтение по сравнению с другими природными объектами в качестве партнеров по взаимодействию.

3. Морфологический ответ - реакция природного объекта на действия человека, выражающаяся в том или ином изменении своего внешнего облика. Как правило, такая реакция и обусловившее ее действие человека разделены во времени значительным интервалом. В качестве "ответа" она интерпретируется значительно труднее, чем описанные ранее.

Примеры: листья растения приобрели более интенсивную зеленую окраску после подкормки удобрениями, перья попугая стали гладкими и блестящими в результате витаминизации корма, у яблони сформировалась правильная крона после обрезки и т. д.

4. Физиологический ответ - реакция природного объекта на действия человека, проявляющаяся в том или ином функциональном изменении. Такая реакция также отделена определенным временныґм промежутком от вызвавшего ее действия человека. Интерпретация изменения физиологического состояния природного объекта как "ответа" по трудности примерно соответствует морфологическому проявлению.

Примеры: больное животное выздоровело в результате лечения, корова дала больше молока, яблоки стали вкуснее после улучшения агротехники и т. д.

Следует отметить, что, безусловно, и поведенческие, и морфологические проявления имеют в своей основе физиологическую природу. Но приведенная классификация базируется не на собственно биологических, а на психологических критериях. С этой точки зрения, между физиологическими и, скажем, морфологическими проявлениями есть существенные различия в аспекте их восприятия. В то же время морфологические и физиологические проявления часто выступают в единстве, и их разделение становится искусственным. Например, если не политое растение завяло, то это может в равной степени рассматриваться и как морфологический, и как физиологический "ответ".

Все описанные формы "ответа" присущи живым существам и в принципе отвечают каузальной схеме "стимул - реакция": какое-либо действие или бездействие человека действительно является причиной данной реакции природного объекта. Таким образом, сензитивность, восприимчивость к "ответам", по существу, означает владение языком общения с природными объектами.

Однако взаимодействие личности с природными объектами может происходить и на идеальном уровне. В этом случае "ответ" полностью конструируется самим человеком и приписывается объекту природы. Такая форма идеального взаимодействия обычно складывается с объектами неживой природы.

5. Геофизический (механический) ответ - это интерпретация в качестве "ответа" какого-либо природного явления (грозы, землетрясения и т. д.). При этом в качестве инициирующего действия человека могут рассматриваться какие-либо ранее совершенные им поступки, которые в принципе реально не могли вызвать подобную реакцию со стороны данного природного объекта. (В этом случае нельзя даже говорить о "реакции": она подразумевает наличие причинной связи со стимулом, а здесь такая связь лишь конструируется в сознании человека, но не существует в объективном мире).

Примеры: обвал в горах может рассматриваться людьми как "ответ" на их "дерзость" в выборе маршрута (у альпинистов есть выражение "гора не приняла"), море может "наслать" шторм в "ответ" на убийство самки кита с китенком и т. д.

В подобных случаях просматривается влияние следов архаического сознания, когда природный объект становится, по выражению М. С. Кагана, "иллюзорным партнером общения".

Следует отметить, что в некоторых случаях реакция природного объекта геофизического характера, интерпретируемая как "ответ", может быть на самом деле обусловлена действиями человека. Например, прорыв рекой плотины, построенной в неудачном месте.

"Ответы" природных объектов могут быть как положительными, т. е. направленными на укрепление контакта с человеком, так и отрицательными, т. е. направленными на избегание этого контакта (естественно, в данном случае речь идет о субъективной трактовке взаимодействующего с ними человека). Известен случай, когда коллега И. П. Павлова, к которой одна из собак была особенно привязана, хотела вызвать у этой собаки локальный рефлекс посредством слабого тока. Но собака, отвернувшись, не реагировала ни на какие ласковые слова, не давала никаких условных рефлексов и отказывалась принимать пищу.

И. П. Павлов объяснял это тем, что собака чувствовала себя обиженной. И действительно, когда тот же самый эксперимент был поставлен другим человеком, к которому собака не испытывала нежных чувств, он прошел безукоризненно [15].

Подобные ситуации, когда природный объект реагирует, "отвечает" не так, как того ожидал человек, т. е. не подкрепляет положительными эмоциями соответствующую активность последнего, являются своего рода "кризисными точками" взаимодействия. Далее может включаться либо механизм рефлексии, либо - рационализации.

Взаимодействие с природными объектами может стимулировать человека к анализу своих личностных особенностей, эмоциональных реакций, поведения по отношению к этому природному объекту. Подобный рефлексивный анализ как следствие взаимодействия с природой обусловливает нравственный самоконтроль личности, т. е. совесть.

"Экологическая совесть" заставляет человека самостоятельно формулировать для себя нравственные обязательства по отношению к объектам природы, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков. Такая совесть может проявляться как в форме рационального осознания нравственного значения совершаемых действий ("когнитивная совесть"), так и в форме эмоциональных переживаний типа "угрызений совести" ("эмоциональная совесть"). В результате рефлексии человек, например, может сделать вывод о том, что для успешного взаимодействия с природными объектами ему недостаточно знаний, что стимулирует, например, его познавательную активность в соответствующей области.

Однако вместо рефлексии может произойти и рационализация негативного по отношению к природным объектам поведения. Рационализация выступает как механизм психологической защиты личности, самооправдания в ситуациях противоречия между поведением и нравственными нормами. В этом случае, стремясь усилить оправдание поступка, человек обесценивает значение поступка для себя и других, рационально обосновав его. Сказанное позволяет предполагать, что в процессе восприятия природных объектов и взаимодействия с ними могут проявляться такие феномены межличностного восприятия, как идентификация и эмпатия.

В социальной психологии идентификация в самом общем виде понимается как отождествление индивидом себя с другими, непосредственное переживание субъектом той или иной степени тождественности с объектом.

Очевидно, что в определенных условиях идентификация возможна и в отношении природных объектов. Например, когда человек видит дрожащую от холода бездомную собаку, он невольно идентифицирует, отождествляет себя с ней, у него возникает естественное желание "накормить и обогреть" ее.

Роль идентификации в процессе взаимодействия с природными объектами заключается в обеспечении человеку лучшей ориентации в них, возможности моделировать их характерные состояния и витальные проявления [9].

В качестве механизма, актуализирующего установки личности, рассматривается эмпатия, которая понимается как "способность человека эмоционально отзываться на переживания другого, будь то человек, животное или антропоморфизированный объект", причем "в реальной жизни эмпатические переживания могут быть реакцией не только на наблюдаемые, но и на воображаемые переживания других... которых индивид не воспринимает непосредственно" [1; 123 — 124]. То, что объектом эмпатии может быть состояние не только другого человека, но и антропоморфизированного объекта, подчеркивает также Н. Н. Обозов [14].

Благодаря механизмам идентификации и эмпатии, результатом восприятия природного объекта может стать симпатия к этому объекту, т. е. устойчивое внутреннее расположение. Симпатия побуждает человека к дальнейшему взаимодействию с этим природным объектом, оказанию ему внимания, помощи и т. д.

В процессе взаимодействия с тем или иным природным объектом важнейшее значение имеет следующее обстоятельство: воспринимает ли человек его как "субъекта" или же как "объект". Подчеркнем, что в данном случае не имеет значения, является ли данный природный объект "субъектом" с академической точки зрения, - для нас важно субъективное отношение личности к растениям и животным в ситуациях взаимодействия (как реального, так и идеального). Другими словами, нас интересует субъектность природных объектов в аспекте ее отражения личностью, т. е. их "отражаемая субъектность".

Специфика отражения субъектности природных объектов заключается в том, что эта субъектность моделируется человеком, приписывается им. Этот процесс был назван С. Д. Дерябо субъектификацией (субъект + фикация – от лат. facio - делаю, создаю) [3].

Субъектификация - это наделение объектов мира субъектностью, т. е. свойствами, качествами и функциями субъекта, в результате чего они открываются отражающему как субъекты.

Если отражение природного объекта происходит в парадигме субъект (человек) - объект (животное или растение), то взаимодействия между ними на психологическом уровне не происходит. Речь может идти только об одностороннем воздействии субъекта на объект. Если же объект природы подвергнут субъектификации, то уже появляется возможность идеально представленного психологического взаимодействия с ним, включения его в сферу действия этических норм.

Таким образом, для повышения воспитательной эффективности экологического образования представляется перспективным методическое использование в педагогическом процессе всего комплекса разнообразных факторов и механизмов, способствующих формированию гуманного отношения к природе.


МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ОТНОШЕНИЯ ШКОЛЬНИКОВ К МИРУ ПРИРОДЫ


В результате изучения комплекса психологических механизмов восприятия природных объектов и взаимодействия с ними может быть построена своеобразная "психологическая матрица", которая позволяет "наложить" на нее соответствующую "педагогическую кальку", т. е. систему методических принципов, методов и приемов, целенаправленно конструируемых в соответствии с теми или иными психологическими феноменами, проявляющимися в процессе взаимодействия человека с животными и растениями. Это позволяет установить динамическое соответствие педагогического процесса экологического образования психологическому процессу развития отношения личности к природе.

Принцип ориентации на актуализирующий потенциал стимулов заключается в том, чтобы педагогически целесообразно организовать воздействие на ребенка таких стимулов, поступающих от природных объектов, которые актуализируют, "включают" определенные психологические механизмы развития экологического сознания.

Условиями реализации данного принципа являются: во-первых, аттрактивность демонстрируемых природных объектов, их положительное эмоциональное восприятие; во-вторых, индивидуализированность изучаемых природных объектов; в-третьих, наличие у них факторов (как морфологических, так и поведенческих), актуализирующих установление параллелизма с человеком.

Например, при формировании системы представлений о птицах в качестве базового природного объекта целесообразно использовать "симпатичных" птиц, таких, как попугай, синица, скворец, избегая использования, скажем, ворон (аттрактивность). Образ жизни птиц лучше раскрывать, говоря не о птицах вообще, а о том, какие проблемы встают перед избранной конкретной птицей (можно даже дать ей имя) в течение календарного года (индивидуализированность), а также акцентировать ее витальные аспекты (организменный уровень фактов) и социальные контакты (надорганизменный уровень фактов), которые актуализируют установление параллелизма с жизнью человека.

При развитии субъективного отношения к птицам также целесообразно организовывать контакты с такими птицами, которые обладают комплексом психологических релизеров преимущественно положительной модальности, т. е. являются аттрактивными для школьников. При этом организация стимулов на основе условий параллелизма и индивидуализированности позволяет "включать" такие психологические механизмы, как эмпатия, идентификация, рефлексия и субъектификация; актуализируется проявление совести по отношению к птицам.

В процессе освоения технологий практического взаимодействия с птицами выполнение указанных условий реализации данного принципа также является целесообразным.

Например, если в школьной вольере содержится стайка птиц или зимой подкармливаются просто "местные" птицы, то это в гораздо меньшей степени обеспечивает актуализацию психологических механизмов развития экологического сознания, чем содержание или подкармливание конкретных, персонально узнаваемых птиц ("Наша синичка прилетела"), которые в процессе такого взаимодействия становятся для личности уже "значимыми другими".

Метод экологической идентификации заключается в педагогической актуализации постановки человеком себя на место того или иного природного объекта, погружения себя в пространство, ситуацию, обстоятельства, в которых он находится.

Этот метод стимулирует процесс психологического моделирования состояния природных объектов, способствует лучшему пониманию этого состояния, углубляя тем самым представления школьников о данном природном объекте. Кроме того, метод экологической идентификации актуализирует содействующее поведение по отношению к природным объектам.

Метод экологической эмпатии заключается в педагогической актуализации сопереживания человеком состояния природного объекта, а также сочувствия ему.

Данный метод стимулирует проекцию, т. е. перенос школьниками собственных состояний на природные объекты; переживание тех же состояний, которые испытывает растение или животное, через отождествление с ним (сопереживание), а также переживание собственных эмоций и чувств по поводу состояния природных объектов (сочувствие). На основе психологических механизмов, актуализируемых данным методом, формируется субъектификация природных объектов.

Метод экологической эмпатии предполагает использование вопросов, актуализирующих проявление эмпатии к живым существам: "Что он сейчас чувствует?", "Какое у него сейчас настроение?", "Ему хочется спать? А может быть, ему просто грустно?" и т. п.

Метод экологической рефлексии заключается в педагогической актуализации самоанализа человеком своих действий и поступков, направленных на мир природы, с точки зрения их экологической целесообразности.

Данный метод стимулирует осознание школьниками того, как их поведение могло бы "выглядеть" с точки зрения тех природных объектов, "интересы" которых оно затрагивает. Этот метод имеет важное значение в коррекции стратегий и создании мотивации совершенствования индивидуальных технологий взаимодействия с природными объектами.

Например, если школьник забыл вовремя полить комнатные растения, то ему можно задать вопрос: "Что они могли бы о тебе подумать?" С точки зрения растений он, безусловно, "выглядит" как безответственный, жестокий человек, подвергший их "пытке жаждой". Или, например, школьник из лучших побуждений принес домой "брошенного" птенца, не зная, что птицы-родители продолжали заботиться о нем и вне гнезда. Указывая на экологическую безграмотность такого поступка, можно подчеркнуть, что с птичьей "точки зрения" этот школьник не может восприниматься иначе как "похититель детей".

Методическая реализация данных принципов и методов представляется наиболее эффективной в условиях эколого-психологического тренинга - комплексной формы экологического образования, основанной на методологии социально-психологического тренинга и направленной на коррекцию экологического сознания его участников.

Эколого-психологический тренинг направлен на решение следующих задач: 1) коррекция, формирование и развитие экологических установок участников, в первую очередь преодоление антропоцентрического прагматического отношения к природным объектам; 2) коррекция целей взаимодействия человека с природными объектами; 3) обучение умениям и навыкам такого взаимодействия; 4) развитие перцептивных возможностей участников при их контактах с природными объектами; 5) расширение "индивидуального экологического пространства".

 

Тренинг может проводиться в группах из 8 — 12 человек под руководством ведущего-тренера. Метод является достаточно универсальным в отношении социально-возрастного состава группы.

Группы могут комплектоваться из школьников начиная с 10-летнего возраста (отдельные элементы эколого-психологического тренинга могут быть использованы в работе с детьми начиная с 5 лет), студентов, учителей, в принципе из представителей любых социально-профессиональных категорий. Особенно эффективно проведение тренинга в группах, состоящих из нескольких семей (3 — 4), где дети и родители вместе выполняют упражнения, так как в этом случае кроме специфических задач эколого-психологического тренинга параллельно решаются и общие социально-психологические проблемы семьи.

Сущность эколого-психологического тренинга иллюстрируют следующие упражнения (техники), которые могут служить основой для конструирования по аналогии серии соответствующих заданий.

 


Упражнение "Человечек из коры"

Основные цели. Расширение перцептивного опыта, стимулирование эмпатии, идентификации, субъектификации, развитие воображения.

Ориентировочное время: 30 мин.

Материалы и подготовка. Кусочки коры, бумага, карандаши, краски.

Процедура. Каждому участнику предлагается исследовать несколько кусочков коры. Их можно рассматривать, ощупывать, нюхать, лизать, откусывать, ощутить вес на ладони и т. д.

После этого каждый рассказывает группе о своих ощущениях, старается дать максимум информации о кусочке коры.

На следующем этапе упражнения участникам предлагается представить, что каждый кусочек коры превратился в человечка. Этих человечков, соответствующих "своему" кусочку коры, нужно нарисовать. Важно в рисунке отразить свои ощущения, полученные при исследовании коры. В конце упражнения участники могут предложить друг другу определить, из какой коры какой человечек "родился".

Примечание. Нужно быть готовым к тому, что некоторые участники вначале отказываются рисовать, ссылаясь на свое "неумение". Обычно уговорить их взяться за дело бывает не так уж трудно.


Упражнение "Чистописание"

Основные цели. Развитие эмпатии, идентификации, стимулирование воображения.

Ориентировочное время: 20 мин.

Материалы и подготовка. Бумага, цветные карандаши, фломастеры.

Процедура. Участникам предлагается задумать нескольких животных, которые бы максимально отличались друг от друга (большой - маленький, пушистый - скользкий, хищный - "мирный") и т. д. Затем нужно написать название каждого животного, подбирая размер, цвет, форму, толщину, частоту букв таким образом, чтобы эта надпись соответствовала внешности и характеру данного животного. При этом "надо стараться, чтобы надпись понравилось самому животному, если бы попалась ему на глаза". Упражнение заканчивается обсуждением.

Примечание. Выполнение этого упражнения "включает" работу психомоторики участников, расширяя этим диапазон психолого-педагогического воздействия.


Упражнение "Внуки Карла Линнея"

Основные цели. Развитие эмпатии и воображения.

Ориентировочное время: 20 мин.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.