Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ЧТО ВЫ ПРЕДПОЧТЕТЕ – СТАРЕНИЕ ИЛИ ИСЦЕЛЕНИЕ?





Старение организма на первый взгляд кажется столь многогранным процессом, что ему нелегко дать точное определение. Клетка печени вы­полняет пятьсот различных функций, что дает ей пятьсот возможностей принять неправильное решение и столько же возможностей состариться и умереть. С другой стороны, рассматривать старение как сложный процесс будет серьезной ошибкой. Несмотря на то, что океанский прилив состоит из тысяч волн, он – единый процесс, ведомый единой силой. То же самое можно сказать и о процессе старения, хоть нам и кажется, что он состоит из сотен явлений: различных недугов и болей, морщин на лице, неотвратимом поднятии кровяного давления, ослаблении зре­ния и слуха и сотен других неприятностей, больших и малых.

Аюрведа учит нас не поддаваться внешней видимости вещей, а пони­мать: старение – это единственная вещь, а именно, потеря интеллекта. Исцеление, как мы уже могли убедиться – это способность интеллекта к самовосстановлению. Старение – противоположный процесс постепен­ного забвения того, как можно исправить то, что произошло неправильно.

Рассматривая под микроскопом клетки новорожденного младенца, мы увидим, что они полны жизненности и кажутся неподвластными времени. Положив рядом с ними клетки старика, мы увидим, насколько они отли­чаются по виду и состоянию. Мы обнаружим на них темные пятна там, где скопились нечистоты, и по этой причине мягкие ткани потеряли свою эластичность.

Однако, несмотря на внешние проявления, ДНК человека, контроли­рующие функции клеток, неподвластны течению времени. Так в чем при­чина их повреждений? Ведь артерии в начале жизни человека столь нежны и эластичны, а их клетки безупречно выполняют свои функции, выстраи­ваясь в необходимом порядке. Но еще до того, как они заняли эту специа­лизированную позицию, они могли стать частью мозга, сердца или желудка, поскольку каждая клетка тела зарождается по сигналу «уп­равляющего центра» – ДНК.



Итак, эволюция решила, что данная клетка станет частью арте­рии, исполняя работу весьма узко специализированную, но непрос­тую. В отличие от резинового шланга, который готов пропустить через себя практически любую жидкость, наши артерии мгновенно реагируют на все происходящее с нами, активно и разумно. Учебник по биологии говорит нам, что клетка делится на протяжении своей жизни около пятидесяти раз, после чего умирает. Но это – отврати­тельно упрощенный и даже ложный взгляд на ее жизнь. Дело в том, что жизнь клетки (как и человека) посвящена набору опыта. Она помнит все, что случалось с ней. Но она способна утратить накоп­ленный опыт, если ее связь со своим внутренним интеллектом повреждена. И обратное верно – клетка может оставаться юной постоянно при условии, что она сохраняет доступ к своему хранили­щу памяти, что возможно при помощи ее внутреннего интеллекта. Выбор между жизнью и смертью для клетки – вопрос ее «смрити», памяти. В более широкой перспективе, полная память клетки озна­чает бессмертие, поскольку не может быть смерти там, где есть постоянное, безошибочное обновление!

Наука не в силах доказать, что возможности ДНК поддерживать клетку в безупречном рабочем состоянии могут быть каким-то образом ограниче­ны. Каждая из наших артерий содержит ту же самую ДНК, которая форми­ровала тела людей 50 тысяч лет назад! Но если ДНК в состоянии создавать совершенные человеческие артерии, содержащие миллиарды клеток, в те­чение такого длительного периода, то почему же она бастует у людей уже к шестидесяти годам?

В действительности, этот процесс начинается гораздо раньше. Уже в теле 12-летнего ребенка происходят типичные изменения артерий – внут­ри них образуются микроскопические жировые скопления. В течение пос­ледующих пятидесяти лет изменения становятся очевидными. (При хи­рургическом вмешательстве аорта на срезе на ощупь кажется пластмассо­вой трубкой, обсаженной изнутри жировыми комками). Несомненно, в работу Природы вкралась какая-то ошибка!

Как же замостить пропасть между одной реальностью – бессмер­тием ДНК – и другой, быстротечностью жизни каждого человека? Но, по сути, обе эти реальности неразделимы. Есть ли физическое расстояние между нами и нашей ДНК? Это расстояние – лишь в особенности человеческого восприятия.

Как я уже неоднократно упоминал, Аюрведа предлагает рассматривать клетку не как физическое скопление молекул, но как хранилище знания. Познание, как видно из приведенной здесь диаграммы, не статичный, а весьма динамичный процесс, состоящий из бесконеч­ной игры трех элементов.

Чтобы знание было живым, необходим познающий, познаваемый им объект и их взаимосвязь – сам процесс познания. Ведические термины для членов этой базовой триады таковы: риши (познающий), девата (процесс познания) и чхандас (объект познания). Все вместе они образу­ют тотальность познавательного процесса – Самхиту, неделимое состоя­ние чистой осознанности, таким образом, человеческий ум – единство трех – в одном.

Человеческое тело неизбежно состоит из тех же трех простых ингреди­ентов, повторяемых бессчетное число раз на всех физиологических уров­нях. Сам человек – познающий; его тело – объект, формируемый им из своего знания, а миллионы клеточных функций, действующие внутри нас – процесс познания. ДНК – тоже познающий, ведущий процесс позна­ния на другом уровне осознанности, в сфере сочетаний биохимических веществ. Еще на одном уровне познающим является красная кровяная клетка, исследующая процесс присоединения атомов кислорода к другим клеткам тела, и так далее.

Эта троичная модель познания позволяет увидеть одну важную вещь: то, как целостность нашего внутреннего интеллекта управляет великим множеством процессов и сочетаний. 50 миллиардов клеток человеческого тела, образующие колонии энзимов, протеинов, аминокислот, пептидов и многое другое, развертывают весьма впечатляющую картину того, как единство становится множественностью. Однако, постараемся не поте­ряться во всем этом великолепии. «Ошибка интеллекта» состоит в том, что когда ум забывает свой истинный исток – единый интеллект, протекающий сквозь каждую клетку – он безнадежно теряется во множе­ственности.

Чтобы показать, что это не пустое умозрение, обратимся к первопро-ходческим экспериментам, исследующим поразительно простое решение проблемы старения. Чтобы лучше понять их результат, нам потребуется некоторое знание физиологии.

Хронологический возраст (сколько человеку лет по дате рождения) – один из способов измерения процесса старения, но не вполне точный, поскольку определяющую роль здесь играют индивидуальные особеннос­ти. Поэтому физиологи изобрели другую меру – «биологический возраст», позволяющий определить, насколько на самом деле состарились клетки, ткани и органы человека. Хронологический возраст совпадает с биологическим лишь в молодости: два здоровых 20-летних человека дадут примерно одинаковые физиологические показатели функций сердца, пе­чени, кожи, зрения и пр. Если мы будем сравнивать эти же показатели у двух 70-летних людей, то они наверняка будут существенно различаться: у одного артрит, у другого гипертония и т.п. Это означает, что «биологичес­кий возраст», хотя теоретически и кажется точной мерой, по сути таковым не является, даже если не рассматривать функции каждого органа тела. К счастью, есть несколько проверенных методов измерения биологичес­кого возраста: это ясность видения близкой точки, острота слуха и систо­лическое кровяное давление (измеренное в момент наполнения сердца кровью). Эти параметры обычно с возрастом сильно снижаются; однако, они дают достоверную шкалу состояний тела в течение определенного времени.

Итак, несколько лет назад были проведены поразительные исследова­ния, доказавшие, что возрастные показатели не ухудшаются и даже улуч­шаются благодаря медитации! Это опыт, возглавляемый доктором физио­логии Кейтом Уоллесом, который исследовал показатели 84 человек в воз­расте в среднем 53 лет. Испытуемые были разделены на две группы, в зависимости от того, насколько долго они практиковали медитацию до начала опыта – больше пяти лет или меньше,

Уоллес обнаружил, что медитация сделала участников эксперимента значительно моложе их биологического возраста: тех, кто научился меди­тировать недавно – в среднем на пять лет, а тех, кто практикует давно – на около двенадцати лет. Иными словами, женщина 60-ти лет, практикующая медитацию по крайней мере пять лет, будет иметь тело с биологическим возрастом 48 лет. (Это не обязательно будет заметно во внешности, хотя и это зачастую происходит, и многие медитирующие выглядят поразительно молодо). Этот результат был получен при тщательном «экранировании» (отсеве) факторов, связанных с диетой, упражнениями и другими факто­рами образа жизни испытуемых. Опыты также показали, что у вегетариан­цев биологический возраст несколько ниже, а продолжительность жизни выше, чем у людей, употребляющих мясо.

Исследования Уоллеса были первопроходческими для своего времени. Вскоре в Англии был поставлен аналогичный эксперимент, подтверждаю­щий его результаты. В одной из групп медитирующие были на семь лет моложе своего хронологического возраста. Измерения параметров их тел через полтора года оказались такими же, как прежде, как если бы время совсем не касалось их!

Недавно доктор медицины Джей Глазер, сам практикующий медита­цию, решил выявить в теле химические вещества, отвечающие за долголетие. Для этого он измерял уровень гормона надпочечников, называемого ДГЭА (дегидроэпиандростерон) в телах испытуемых, практикующих ме­дитацию. Хотя точная функция этого гормона пока неизвестна, ученые знают, что его уровень в теле достигает максимума к 25 годам, а затем постепенно уменьшается, к 70-ти годам составляя всего 5%. Опыты с впрыс­киванием ДГЭА лабораторным животным показали, что он обладает яв­ным омолаживающим воздействием: возвращается тонус, повышается им­мунитет и память.

Глазер обнаружил, что уровень ДГЭА в телах практикующих медитацию гораздо выше, чем в контрольной группе такого же возраста, как мужчин, так и женщин. Интересно, что с возрастом количество этого гормона в телах медититующих имело тенденцию уменьшаться гораздо медленнее, чем у контрольной группы. Глазер обнаружил, что испытуемые преклон­ного возраста имели тот же уровень ДГЭА, как участники контрольной группы на 5^10 лет моложе их. Глазер сделал из этих фактов обоснованный вывод, что медитация каким-то образом поддерживает естественную вы­работку этого замечательного гормона.

Дальнейшие опыты на добровольцах с применением ДГЭА не дали убе­дительных результатов – повышался гормональный фон и наблюдалась некоторая эмоциональная приподнятость, однако не было той убедитель­ной картины омоложения, как у животных. Очевидно, решение этой про­блемы – в другом: именно процесс медитации позволяет человеку внутри себя вырабатывать особые гормоны, необходимые для омоложения его тела. В этом – биохимический ключ к тому, что практикующие медитацию чувствуют себя ментально и физически более молодыми и здоровыми, чем обычные люди их возраста.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.